На главную страницу
СПОР-КЛУБ
№1 (5862)16-22 января 2002 г.

СПОР-КЛУБ


СОР, ИЛИ ШАЛЬНАЯ ИГРА С ОГНЕМ

“Спор-клуб” – именно так называлась несколько лет назад одна из самых популярных рубрик “Литературной газеты”. Это было место для самых острых, задиристых, провокационных мнений и взглядов, из столкновения которых необъяснимым образом рождалась некая общая мысль, некое общее отношение к жизни и ее проблемам. Почта клуба была столь обильной, что на нее не хватало места не то что на газетных полосах, но и в редакционных кабинетах.

Потом “Спор-клуб” сменили пространные диалоги специалистов, экспертов. В общем, “людей знающих”. Правда, скоро выяснилось, что круг их весьма узок, а взгляды ни на какую полемику и возражения не рассчитаны.

А потом и вовсе настали времена, когда показалось, что спорить уже и не о чем, собственно. Свобода от коммунистов и “невидимая рука рынка” – прямой путь к вечной гармонии, процветанию и дружбе людей всех национальностей.

Сегодня уже ясно, что ни специалисты, ни новые догмы не дают ответов на вопросы, которые постоянно “подбрасывает” жизнь. Их надо искать вместе – в спорах и столкновении взглядов. И чем больше людей будет услышано, тем меньше опасность скатиться в новый догматизм, меньше возможность принять глупость за откровение.

И потому снова на страницах “Литературной газеты” – “Спор-клуб”. Приглашаем всех желающих. Кстати, теперь в обсуждениях принимают участие не только читатели бумажной версии газеты и авторы писем, но и посетители нашего сайта в Интернете и те, кто участвует в дискуссиях, которые там ведутся.

Аскольд СИЛИН,
доктор технических наук

Власти сегодня тщатся представить праведный облик россиян с их скромной потребностью в хлебе, водке и зрелищах, а главное – в сказках. Хорошо, когда кто врет весело и складно, справедливо заметил один из честнейших наших поэтов.

Есть расхожая байка, что виновник всех бед у нас кто угодно, только не мы сами, хронически занемогшие пофигизмом, то есть погрязшие в обломовщине и пьянстве и ограбленные до нитки ворами и балбесами, которых сами же и посадили себе на шею.

Исправно работает миф, что правители наши (с чего бы вдруг?) стали меньше воровать и даже поумнели. И кому дело, что фактически у нас самая банальная охлократия, то есть власть худших, или, по сочному определению Бердяева, первейших из хамов. И это бесспорно, поскольку Россия, со всем ее потенциальным богатством и культурой, занимает одно из последних мест. Промышленность разорена и еле возрождается, пропасть между богачами и нищими безобразно растет, чиновники плодятся как саранча, а десятки миллиардов долларов, которых якобы нет, по-прежнему уплывают за рубеж.

Есть мифы-страшилки о грядущей реставрации СССР или, наоборот, дальнейшем распаде России или наконец, о захвате Сибири китайцами. Зато в тени куда более реальная беда, предсказанная еще булгаковским профессором Преображенским: сегодня подпеваем хором, завтра сидим без воды и канализации, а послезавтра – без света и тепла. События в Приморье – лишь первая ласточка цепной реакции, готовой охватить не только бесхозные севера, но и сами столицы, чудом держащиеся на давно прогнившей коммуналке. Для воссоздания здорового менталитета народа потребуется не менее двух-трех поколений. Поэтому перспектива выбраться из кризиса через 5 – 10 лет также миф.

Подобные расстройства как социальный СПИД, снижающий духовное сопротивление общества деструктивным силам.

Провалы наших правителей на всех уровнях имеют общую причину – атрофия власти сверху донизу, идущая из ползучего превращения государственных институтов в коммерческие.

Коррупция превращается в качественно иное и небывалое в истории, для государства подобного масштаба, состояние. Характерная его черта – повсеместное появление химерических структур-гибридов, государственных по форме и частных по сути. Налицо имитация государственной деятельности, за изнанкой которой – та же аморальная и преступная повадка урвать казенные деньги.

Самая страшная болезнь – рак состоит в перерождении здоровых клеток в злокачественные, несовместимые с организмом физиологически. Нечто подобное происходит и с нашим обществом. Перерождение и здесь носит злокачественный характер, начинаясь с малого – утраты чувства ответственности, падения трудовой дисциплины, появления атмосферы цинизма, хамства и всеобщего недоверия. Поэтому описанное недужное состояние социума можно назвать социальным раком (СОР).

Милиция призвана охранять безопасность граждан в рамках закона. Фактически она мимикрировала в структуру защиты и поддержки преступников или просто богатых граждан, щедро оплачиваемую ими. В обычной больнице с бесплатным обслуживанием клиентами все чаще оказываются лица без документов, но зато с большими деньгами. В государственных вузах преподавателям стало выгоднее натаскивать и обтяпывать незаконный прием в институт отпрысков состоятельных и влиятельных родителей, чем заниматься учебным процессом.

Стоит ли удивляться, что преступность в стране катастрофически растет, рождаемость и продолжительность жизни падают, а уровень подготовки специалистов неуклонно снижается. Дикие, по цивилизованным меркам, разборки между собственниками, нередко доходящие до рукопашной с участием “государевых слуг” по обе стороны баррикад, не только не выглядят на этом фоне как некий абсурд, но служат вполне логичным проявлением феномена СОР, так же, впрочем, как и трагикомические публичные наезды одних властных структур на другие.

Даже самое крутое проявление коррупции смотрится в цивилизованной стране как возмутительный криминальный эпизод, подлежащий официальному расследованию и наказанию. В отличие от подобной локальной коррупции, описанное явление чревато разрушением всей государственной машины, что куда опаснее и накладнее, чем, например, смена политического режима. Действуя не столь броско, но зато повсеместно, СОР усугубляет раболепное и традиционное для России безмолвие народа, за которым дремучее равнодушие к любым потугам властей, смачно именуемое нынче пофигизмом. Страшные последствия подобного угасания духа, охватывающего всю страну, ликвидируются аврально, ценой огромных издержек и без всякой гарантии от рецидивов.

Быстрота распространения СОРа в России, напоминающая эпидемию, поражает. Ослабшая до предела охлократическая власть, преступно допустив и поощряя подобное, обрекает нацию на мучительную агонию. Мы ощущаем это на ежедневных примерах вопиющих страданий и гибели сограждан из-за топорного действия властей, например в Чечне, их преступного бездействия, будь то непринятие Думой и президентом не терпящих отлагательства законов, или непостижимой халатности при обеспечении теплом и энергией холодных регионов страны.

СОРу присущ массовый непотизм, или кумовство. Традиционный для России, как и для многих других стран, этот феномен получил сверхъестественное распространение после 1991 года, охватив семьи титулованных и известных на всю страну лиц. Нормой стал невиданный в цивилизованном мире трюк с переводом сановником на супругу или сына огромной собственности и коммерческого поста. Целые нефтегазовые месторождения поступают в частные руки на основе “законов”, продавленных в Думе самими родственниками-аферистами. Власть худших жиреет и наливается гноем, в то время как уникальные рукописи и инкунабулы гибнут в самом центре столицы из-за того, что течет крыша Главной библиотеки.

Но любое обвинение властных персон в самых тяжких грехах отскакивает от них как от стенки горох без последствий для карьеры. Принцип “виновный наказуем”, на котором строится уголовное и гражданское право, в России не соблюдается по той же причине СОРа. За некомпетентность и глупость чиновников всех уровней расплачиваются налогоплательщики. Даже в скандальных случаях, повлекших за собой множество жертв, сановные неумехи беспардонно уходят от ответственности, забалтывая свои преступления, пряча концы в воду или переваливая вину на “стрелочников”.

Каковы же предпосылки появления СОРа именно в нищей России? Очевидной причиной напасти сразу после развала СССР оказалась массовая коррупция в условиях неожиданной анархии, принятой впопыхах за демократию. Когда вековое пугало власти вдруг резко обмякло, милым делом стало не просто воровать и брать взятки, а обогащаться под крышей власти безнаказанно и на всех уровнях, не будучи связанным вчерашней суровостью павшего режима и привычным раболепием перед правителями. Налицо та же заскорузлость нашего менталитета.

Согласно синергетической теории катастроф, устойчивость системы имеет объективный предел, за которым следует ее лавинообразное и необратимое крушение. Российская пандемия СОРа как высшей стадии коррупции означает с очевидностью, что подобный предел уже достигнут.

Видя первопричину недуга в ослаблении духовной устойчивости организма, естественно предположить, что питательной средой СОРа служит массовое оглупление граждан или психологический СПИД, насаждаемый главным образом СМИ, купленными охлократами в доле с рекламными магнатами.

Хроническая ущербность общественного сознания, определяющего наше бытие, не только аморальна, но и противоестественна, закономерно приводя к загниванию социума. Однако одурманенная алчностью власть явно оторвалась от реальности, играя с огнем.

МОСКВА

© "Литературная газета", 2001

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
ЧЕЛОВЕК
СПОР-КЛУБ
ОБЩЕСТВО
ТЕРРОРИЗМ
ЛИТЕРАТУРА
ПОЭЗИЯ,ПРОЗА
ИСКУССТВО
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе СПОР-КЛУБ:

Аскольд СИЛИН
СОР, ИЛИ ШАЛЬНАЯ ИГРА С ОГНЕМ