На главную страницу
ИСКУССТВО
№1 (5862)16-22 января 2002 г.

АКАДЕМИЯ


“ЦВЕТ — ЭТО МОЕ ЛИЧНОЕ”

Сергей АНДРИЯКА за мольбертомАндрияка Сергей Николаевич… Это имя хорошо известно многим любителям изобразительного искусства. Ведь он один из ведущих мастеров акварельного жанра и родоначальник монументальной акварели. В Музее современной истории России представлена обширная экспозиция его работ. Заслуженный художник России, член-корреспондент Российской академии художеств, – при всех этих отличиях и званиях Сергей Николаевич очень молод. Ему всего лишь 43 года. Может быть, поэтому неуемная его энергия жаждала поделиться своим опытом и мастерством с теми, кто намерен стать профессионалом. Так, два года назад была им создана Школа классической акварели…

 

Название “Школа акварели Сергея Андрияки” интригует и напоминает нечто историческое, в духе “частные рисовальные классы Ашбе”. Во многом атмосфера и преподавание в Школе акварели напоминают Россию XIX века, когда акварель была “моментальным снимком”.

Здесь царит такая же академическая тишина в классах, и, как и в академиях былых времен, жизнь Школы организована вокруг личности учителя.

Немного непривычно сегодня именовать художественную школу по одной выбранной технике или по материалу. Представим, что вслед за Школой акварели возникает школа гуаши или школа пастели, школа карандаша или угля, школа сангины или акрила. Несомненно, мы имеем дело с уникальным художественным учебным заведением.

Учебный процесс Школы включает только специальные предметы по изобразительному искусству, впрочем, довольно разнообразные.

Очень серьезно преподается история и теория художественной культуры. Здесь дают уроки детям и взрослым: рисунок, композицию и собственно акварельную живопись. Лучшие ученики, успешно сдавшие экзамены, учатся бесплатно.

Феномен Школы С. Андрияки можно разделить на три составные части.

Первая из них – это личность учителя – основателя Школы, то есть самого Андрияки. Можно отметить умение нравиться, располагать к себе, и эти личностные качества Сергея Андрияки не менее важны, чем творческие.

Во-вторых, успех и школы, и ее основателя объясняется тем, что он безошибочно чувствует требование времени. Современному зрителю нравится самодовлеющее мастерство, сосредоточенное на себе самом. Интеллектуальность или эпатаж актуального искусства подчас вызывают у зрителя утомление или раздражение. Произведения, выходящие из рук питомцев Школы, прелестны тем, что они понятны, просты, во многих присутствует свежая наивность. Самостоятельных творческих композиций практически нет, в основном это композиции и постановки, разработанные и одобренные учителем, прежде всего Сергеем Андриякой.

Можно разделять или не разделять восхищение изображенным с фотографической точностью яблоком или спичечным коробком, однако нельзя не подивиться терпению автора, проведшему долгие часы, накладывая слои акварели один за другим, особенно если автору 12 лет.

Третий феномен Школы акварели Сергея Андрияки – внешкольная работа, включающая музейно-выставочную, издательскую деятельность, багетную мастерскую, художественный салон. Эта комплексная деятельность обеспечила Школе финансовое благополучие. Существующая, по словам Сергея Андрияки, на бюджетные деньги, Школа акварели строилась с размахом, о котором может мечтать любой государственный музей. Особняк в Гороховском переулке представляет, скорее, солидный культурный центр, обустроенный с возможной фешенебельностью и оборудованный по последнему слову музейной техники.

Сергей Андрияка родился в семье директора Московской средней художественной школы при Московском государственном художественном институте им. Сурикова Николая Андрияки, знаменитого в свое время последователя соцреализма. Позднее, уже после института, Андрияка-младший тоже преподавал в МСХШ.

Сергей Андрияка так рассказывает о себе и возглавляемой им Школе акварели:

“В Москве сегодня порядка 28 художественных школ для взрослых и детей. Вы скажете, зачем еще одна? Нашей гордостью, если угодно, ноу-хау, является сам метод – не консультативный, а, так сказать, практический. Учитель работает рядом с учениками, выполняя у них на глазах постановку, воспитывая своим примером. В Школе должна быть школа. И этот мой метод позволяет сохранить традиции и мастерство акварелиста.

Знаете, таланту научить невозможно, но его можно развивать. Талант – вещь штучная. Своему ученику я даю прежде всего школу – школу мастерства. Это то, за чем он ко мне приходит. Кстати, и учителей мне тоже пришлось готовить самому, прежде чем они начали преподавать. Пока строилась Школа, я занимался подготовкой преподавателей, работал с ними по своей программе. Меня поразило, что выпускники Художественного института имени Сурикова были не способны выполнять самые простые вещи: например, нарисовать яйцо. Грамотно, карандашом. После картин, после дипломов, после многофигурных курсовых постановок обыкновенное яйцо сделать в тоне – ломают зубы! Глубины нет, серьезности. При моем методе ошибки педагога недопустимы, потому что ошибка педагога влечет ошибку всех, прежде всего учеников.

Говорят иногда, что ведь так мы можем убить живое, убить художника, что мы творчество можем вытравить. Мне помнится, один известный родитель, певец Александр Ведерников сказал мне про своего сына, который рисовал талантливо, но не всегда правильно: “Учи”. – “Ну а если уйдет?” – “Пусть уйдет. Значит, не его”. Молодец, правильно сказал. Сейчас его сын прекрасно работает, правда, не акварелью, а маслом, и выставляется. Его жена, тоже моя ученица, преподает здесь.

Я сам с детьми не работаю. Моя задача – готовить педагогов. Каждую неделю провожу мастер-классы для учителей. Я сижу с кисточкой в руках и делаю то, что им сегодня нужно – решаю учебные проблемы. Это объединяющее начало очень много для нас значит.

Принято считать, что акварель – графика, а живопись – только холст и масло. Живопись акварелью когда-то существовала, а теперь она практически не сохранилась. Я думаю, акварель может быть и живописью, и графикой. В данном случае речь идет о живописи акварелью – полноценной, тональной, многослойной живописи акварельными красками. Именно так мы стремимся преподавать акварель в нашей школе.

По моему мнению, художник несвободен. Он смотрит через призму каких-то образцов, которые у него отложились, а должен посмотреть своими глазами и уметь проявить себя в академической системе. Вообще академизм должен быть сильным искусством. Плохой реализм никому не нужен. Трудно быть самобытным и не подражать никому. Сейчас есть очень немного художников, которые продолжают традицию, не возрождают, а именно делают что-то свое в русле академического искусства. Я пишу, так как вижу мир своими глазами, просто от души, но в системе академической живописи. Я считаю, что у нее большая дорога”.

Авангардное искусство маэстро академической акварели сравнил с облупленным потолком, “который разглядываешь, когда лежишь и болеешь, что-то представляешь и видишь в этих пятнах и тенях на потолке или на обоях. Я всегда готов постараться что-то понять. И я авангардист больше, чем сами авангардисты. Объясню, почему. Я весь мир с детства воспринимаю через цвет. Цвет – это мое личное...

Я этим задавлен, у меня нет ни одного черно-белого сна, все чувства и всех людей я вижу только в цвете.

В жизни я занимался театральной живописью, витражом, мозаикой, росписью по эмали, эскизами для ювелирной фабрики, майоликой, офортом, пастелью. У меня тысячи работ. И в школе я организую сейчас все эти художественные производства. Ученики делают росписи по фарфору, мы будем заниматься гравюрой и майоликой”.

Школа акварели с ее наглядным методом обучения погружает человека в образы и темы XIX столетия. Созерцательность и внимательное отношение к мотиву, к детали, к сюжету отсылают нас к меланхолическому и не аналитическому академизму. Художник не рассуждает, не анализирует, а констатирует своим произведением отдельный натурный мотив.

Итак, каждый год Москва получает тридцать молодых акварелистов из Школы акварели Сергея Андрияки. По прогнозу маэстро, их количество будет еще пополняться выпускниками вновь открытого факультета акварельной живописи Суриковского института. Пожелаем им быть востребованными и найти свою творческую тропу, свою индивидуальность и работу по специальности, лучше, конечно, акварельной.

Наталья ПЕТРОВА

© "Литературная газета", 2001

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
ЧЕЛОВЕК
СПОР-КЛУБ
ОБЩЕСТВО
ТЕРРОРИЗМ
ЛИТЕРАТУРА
ПОЭЗИЯ,ПРОЗА
ИСКУССТВО
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе ИСКУССТВО:

Наталья ПЕТРОВА
“ЦВЕТ — ЭТО МОЕ ЛИЧНОЕ”

Ж. В.
“ТЕЛЕЦ” ВЗЯЛ ПОЧТИ ВСЕХ “ОВНОВ”
Объявлены результаты Национальной премии кинокритики
ГАСТРОЛИ
Ирина ТОСУНЯН
КОНСЕРВАТОРОМ Я СТАЛ В ВОСЕМЬ ЛЕТ