ФорумСамиздат

Поиск по сайту

Архив рубрик:
Архив изданий:
  
Выпуск №1
Главный редактор
Редакция
Золотой запас "ЛГ"
Политика
Общество
Литература
Искусство Телеведение

Свет фресок Дионисия - миру

Клуб 12 стульев
Клуб 206
Книжник
Действующие лица
ЛАД
О газете
Реклама
Распространение
Партнеры
Вакансии
Самиздат "ЛГ"
Фотогалерея "ЛГ"

Чат "ЛГ"

ДАВАЙТЕ СПОЁМ! А ЧТО?

Шоковый ренессанс

«ЛГ» продолжает дискуссию о современной песне

Геннадий КРАСНИКОВ

«КТО ВЫ, МАСТАКИ КУЛЬТУРЫ?..»
А всё-таки какое светлое будущее засияло перед нашей культурой в последние 15–20 лет! Мы пережили поистине шоковый ренессанс отечественного искусства! Маэстро Ельцин дирижировал оркестром, импровизировал на деревянных ложках, танцевал буги-вуги... Виктор Степанович играл на баяне! Правительство напоминало Ясную Поляну, где Чубайс и Кох творили книгу века о российской приватизации под глубоко законспирированным названием: «А народ-то – голый!» Ставропольский комбайнёр Горбачёв на руинах былой державы баритоном попевал флибустьерские песенки в программе «В нашу гавань заходили корабли». Депутат-коммунист Лукьянов, приравняв поэтическое перо к штыку, не расставался с ним даже на тюремных нарах. Председатель независимых профсоюзов Шмаков в эфире «Маяка» подрядился травить анекдоты, своим беззаботным весельем пристыжая роптание полунищих трудящихся. Демократ Сальери-Боровой подсыпал яд в бокал либерал-демократу Моцарту-Жириновскому в фильме «Моцарт и Сальери». Моцарт помер, а Жириновский оклемался и, надев генеральские штаны с лампасами, запел: «Боль моя, ты покинь меня...»
На столь благоприятном фоне перепадало и ещё кой-кому. Например, один весельчак был возведён в ранг «дежурного» по стране, уподобясь не то Симеону-столпнику, не то герою рассказа «Честное слово», не имеющему возможности отлучиться со своего поста даже до ближайшего забора... Короче говоря, за будущее родной культуры можно было не беспокоиться!..

Игорь ГОНЧАРУКНЕЛАДНО ЧТО-ТО В НАШЕМ КОРОЛЕВСТВЕ
Но что-то не заладилось в россиянском королевстве. Хотя из кремлёвских дверей то и дело выскакивают эстрадные кумиры, с которыми власть любит обсуждать государственные проблемы. Бывало, царь вёл беседы с Карамзиным, Шишковым, Жуковским, Пушкиным... Нынче разве что Солженицына в кои-то веки отвлекут от работы двумя-тремя школьными вопросами – и дёру, чтобы, не дай Бог, не услышать его публицистически-мессианских инвектив! А всеобщее культурное одичание при явственном сколиозе вертикали власти становится уже на уровень вопроса национальной безопасности. Ведь ещё Платон предупреждал об угрозе порчи и гибели государства, если в нём воспитание не преследует цели благочестия. Поэзия и музыка в планах Платонова государства должны укрощать всякую распущенность. А поскольку песня являет собой синтез музыки и поэзии (а народ добавляет к этому и душу, говоря: «не я пою, душа поёт»), то именно песня демонстрирует всю степень убожества современной культуры. Вот от какой беды Ю. Поляков то по-гамлетовски терзается: «Зачем вы, мастера культуры?..», то, начиная разговор о современной песне, по-россиянски ставит вопрос ребром: «Какой дурак песню испортил?»

НЕ ЗАБУДЬТЕ ВЫКЛЮЧИТЬ ТЕЛЕВИЗОР!
Прав был Экзюпери, сказавший: «Достаточно услышать песню шестнадцатого века, чтобы понять, как низко мы пали». Но стоит ли так далеко ходить за собственным приговором? Даже и в сравнении с близким прошлым мы выглядим отвратительно. Когда известных музыкантов спросили, какие песни достойны войти в телепередачу «Песня-2001», ответы прозвучали убийственные. Н. Богословский: «То, что я слышал, находилось вне категории вкуса». В. Шаинский: «Все песни, услышанные в этом году, запомнились своей незапоминаемостью, дикостью...» В. Дашкевич: «В этом году никто ни одной песни у нас в стране не сочинил... Я бы назвал эту ситуацию песенным Чернобылем». Однако не было колебаний в выборе лучших песен из «тоталитарного» прошлого. Называли советскую классику – «Вставай, страна огромная!» Александрова, «Соловьи» и «Подмосковные вечера» Соловьёва-Седого, «Песню о Днепре» Фрадкина, «Тёмную ночь», «Три года ты мне снилась» Богословского, «Эх, дороги...» Новикова, «Беловежскую Пущу» Пахмутовой, «Мелодию» Бабаджаняна...

ФАЛЬСИФИКАТ
А то вдруг власть в одночасье озаботилась здоровьем нации. Оказывается, её подданные травятся суррогатным зельем! Вместо того чтобы употреблять коньяк, хлещут, понимаешь, жидкость для размораживания замко’в, для разжигания факелов, антисептики для мытья ковров, ванн... Дело, конечно, гиблое, но поправимое, хотя бы с помощью той же срочно сочинённой дешёвой «народной водки». А как прикажете выживать в зоне всеобщего «песенного Чернобыля»?.. Попса, блатняк (под видом шансона), псевдонародная песня вперемешку с западным непотребством МузTВ день и ночь утрамбовывают мозги народонаселения, превращая страну в «Архипелаг Гуляк» (А. Башлачёв).
Бессмысленно приводить образцы песенной «жидкости» для чистки ковров и унитазов, которой нас травят. Достаточно включить телевизор или радио, чтобы в течение пяти минут оказаться в мутном потоке вроде: «Ла-ла, ла-ла, ла-ла, танцуют звёзды и луна, а ты опять сидишь один, а ты всё смотришь из окна»; «Ты любишь земляничку, а я люблю клубничку...»; «Пошлю его на... небо, за звёздочкой, конечно...»; «Ах, Юра, Юра, Юра, я такая дура, я такая дура, что открылась тебе»; «Комары в меня вонзили волдыри»; «Лучше встану и приготовлю какао-какао, како, како...»; «Вот только, как заноза в горле, на шее цепочка твоя»; «Ты меня любишь?» – «Ага.» – «Ты со мной будешь?» – «Ага»; «Что ты выберешь сейчас, станешь ли моим на час?»... Вне конкуренции, конечно же, средство «для разжигания факелов»: «Поцелуев твоих мне не надо, ой, не надо! И колени мои не тревожь! Лучше сразу скажи, чё те надо, чё те надо? Я те дам, я те дам, чё ты хошь». Для полноты букета в этот «ёрш» следует добавить средство «для размораживания замков» из Моисеева, Пенкина, «Татушек»... Согласимся с Ю. Шевчуком: «Попса – это глобализация. Это всеобщая мировая тенденция уничтожения национальных культур, языка... Мозги ветшают, сердца становятся тухлятиной».
Ю. Поляков даёт прекрасный профессиональный разбор полуграмотных и убогих песенных текстов, тиражируемых на огромную аудиторию. И всё-таки в сегодняшних условиях, кажется, бесполезно рассуждать о том, что такое настоящая песня, о том, «какая музыка была, какая музыка играла...». В стране достаточно талантливых композиторов, поэтов, исполнителей. Но им всё равно не пробиться. В первую очередь требуются волевые государственные решения на уровне Думы, Совета Федерации, правительства, чтобы хотя бы в электронных СМИ, оплачиваемых за счёт налогоплательщиков, навести порядок. Ибо цензура кошелька, бесстыдства (триумвират «мир, плоть, дьявол») правит бал в телерадиоэфире. Впору ставить на Красной площади памятник уничтоженной Песне. Как писал А. Баршев, ведущий музыкальных программ на «Маяке»: «Не знаю, кому первому пришла в голову эта подлая мысль – крутить абы кого, лишь бы деньги платил...»
Представим, что случилось бы, если бы уровень создателей песенной продукции стал нормой в других профессиях. Пошли бы гг. Эрнст, Добродеев, Швыдкой и проч. за помощью к шабашнику адвокату? Легли бы на операционный стол к шабашнику хирургу? Сели бы в самолёт к шабашнику пилоту? Отдали бы своих чад к педагогу шабашнику, да ещё и выряженному под Борю Моисеева?.. Стали бы, наконец, подавать на стол гостям пойло из жидкости для чистки ковров? Почему же сами эти «деятели культуры» год за годом травят народ и занимаются дебилизацией страны?

ЧТО ФРАНЦУЗУ ХОРОШО...
Но не думайте, что попса держится исключительно на одной извилине. Среди её творцов встречаются интеллектуалы. Они даже в состоянии подвести теоретическую базу под попсовый «хламур» для бедных: «Музыкальная среда вокруг нас сильно изменилась... Ухо молодёжи заточено под другое...» Автор этого пассажа А. Макаревич, к примеру, выпустил альбом «Тонкий шрам на любимой попе». В альбоме представлены песни Марка Фрейдкина, переводчика Брассенса. «Меня больше всего заинтересовали стихи Марка...» – умиляется Макаревич.
Чем же так покорила изысканный вкус маэстро поэзия эпигона Брассенса? Видимо, широтой кругозора:

Если кой-какими
частностями пренебречь,
Мне нельзя моей подругой
не гордиться:
Грациозная походка,
культурная речь
И прелестный шрам
на левой ягодице...
Я увяз, как пчела в сиропе,
И не выбраться мне уже.
Тонкий шрам
на твоей круглой попе –
Рваная рана в моей душе.


Это, сами понимаете, «лирика» по принципу: «Когда б вы знали, из какой круглой... растут стихи»! А вот «гуманистическое», о воображаемой встрече с покойным папашей, своеобразный реквием:

...И пришёл бы я в дом к отцу.
Он бы мне разогрел супцу,
И из высохших шпрот
Сделал бы бутерброд,
И сказал бы: «Давись, проглот!»


В общем, что Брассенсу хорошо, то Фрейдкину – смерть. Что Брассенсу – здоровье, Фрейдкину – фрейдистские комплексы и «рваная рана». И как бы кому ни «затачивали» ухо и мозги, подмена она всегда подмена, и потому суррогат не песня, Фрейдкин не Брассенс, Розенбаум не Высоцкий, БГ не Башлачёв, Натэлла Болтянская не Новелла Матвеева, Тимур Шаов не Булат Окуджава...

КОМУ НА РУСИ «ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА»?
Как на знаменитой герасимовской картине низкорослый Сталин изображён выше Ворошилова, так с неотвратимостью античного рока возвышается г. Швыдкой над нашей культурой, историей, жизнью и смертью. Президенты и премьеры приходят и уходят, исчезают целые пласты духовной памяти народа, растворяются в небытии гигантские коллекции Эрмитажа, а этот чиновник, мечтающий, по собственному признанию, о том, что «когда-нибудь свою жизнь он закончит конферансье», остаётся бессменно администратором одной из величайших культур мира. Не стоило бы и вспоминать об этом, когда бы г. Швыдкой не явил себя в песенном амплуа.
К уже имеющимся телевизионным программам, где Михаил Ефимович блещет недюжинным обаянием ведущего, он создал для себя ещё одно шоу – «Жизнь прекрасна», посвящённое именно песне. Ради какой же благой цели? Неужели он ещё не всё сказал? Может, в новом шоу он хочет публично покаяться в том, что за годы его руководства телевидением и культурой по российским СМИ «чёрным колесом» прокатилась «культурная революция», которая под корень смела всё талантливое в искусстве? Что при нём выросло поколение, не слышавшее песен и романсов на стихи Пушкина, Кольцова, Лермонтова, Некрасова, Тютчева, Есенина, Блока, Цветаевой... Не знающее песен на стихи Исаковского, Фатьянова, Долматовского, Агашиной, Рубцова, Талькова, Бокова, Доризо, Ваншенкина, Добронравова, Горбовского, Матвеевой, Евтушенко, Рождественского, Ножкина, Кострова, Дементьева... Что при нём исчезали и исчезли имена Шаляпина, Козловского, Лемешева, Руслановой, Бернеса, Утёсова, Шульженко, Штоколова, Гуляева, Ободзинского... Были отодвинуты на периферию, а по сути, в безвестность исполнители А. Стрельченко, Л. Зыкина, О. Воронец, В. Толкунова, В. Трошин, А. Подболотов, Е. Смольянинова, Т. Петрова, Я. Евдокимов, Владияр, Р. Ибрагимов, Ж. Бичевская... Композиторы Дунаевский, Мокроусов, Соловьёв-Седой, Хренников, Богословский, Баснер, Новиков, Френкель, Таривердиев, Туликов, Пономаренко, Флярковский, Колмановский, Птичкин, Мартынов, Зацепин, Пахмутова, Тухманов, Шаинский, Крылатов, Морозов, Дашкевич, Емельянов, О. Иванов, Минков... (А если и прозвучит что-то из их творчества, то в нарушение авторских прав никогда не назовут композитора и поэта, тем самым как бы уравнивая безымянные талантливые произведения с халтурой песенных шабашников)... Что при нём всероссийская аудитория утратила связь с музыкальным искусством национальных республик... Что при нём лишены были многомиллионной аудитории носители национальной песенной культуры – народные хоры, камерные хоры В. Минина и А. Чернушенко...
Фольклористы, хранящие вековые традиции, на грани вымирания. Ансамбли «Живая вода», «Народный праздник» Аграфены Глинкиной, Екатерины Семёновой (из Козельского района Калужской области) известны лишь узкому кругу специалистов. Нельзя без слёз читать телепрограмму, где на 7.20 (!) утра объявлена получасовая субботняя передача «Играй, гармонь любимая»! Сравните это оскорбительное указание на место, которое отводят национальной культуре, с прайм-таймами бесчисленных передач Швыдкого, Лолит, Малаховых...

КРЫСОЛОВЫ И КРЫСОВОДЫ
Но не обольщайтесь, шоу «Жизнь прекрасна» не для покаяния, не для осмысления того, что’ мы потеряли и продолжаем терять, утрачивая самобытную песенную культуру. Нет, это о другом. О том, как Михаил Ефимович любит песни про «Чёрного кота», «Бесаме мучо», а ещё, говорит он, «там мы вместе с народом поём песни и пляшем». Так госчиновник решает проблемы государственного масштаба. Выделывая кренделя. «Вместе с народом». На одном канале рассуждает об этом народе, что «русский фашизм хуже немецкого», на другом «поёт и пляшет». В одной передаче внушает, что нет русского языка без мата, в другой «поёт и пляшет». Поговорит о том, что «Пушкин устарел», что «Музеи – кладбища культуры», потом «споёт и спляшет». В программе о бездомных детях он с благостной улыбкой проповедует: «Ребёнок имеет право на беспризорность, имеет право выбирать между семьёй и улицей…» И опять «поёт и пляшет», пока миллион выброшенных на улицу чужих (не своих!) детей пользуются правом быть нищими, умирать от голода и холода...
В сентябре 2006 года в Благовещенске покончили с собой две школьницы, 14 и 16 лет, выбросившиеся с 12-го этажа. На стене балкона, где произошла трагедия, среди прочих надписей была строка из песни группы «Агата Кристи» – «Мама, полетим со мной». Там же найдены бутылка из-под шампанского, использованный одноразовый шприц, предсмертная записка: «Самоубийство посвящается одиноким воинам декаданса». Чем тебе не новая тема для шоу: «Ребёнок имеет право выбирать между жизнью и полётом вниз головой с 12-го этажа...» После этого можно вновь, надев стильный галстук с перламутровой булавкой, петь и плясать...
Трудно сказать, откуда у этих людей подобная весёлость характера – от большого ума, от большого цинизма или от этической невменяемости? Проблема совести – вот проблема культуры сегодня. Символично, что на радиоканале «Культура» (!) последние известия заканчиваются сообщениями о курсе доллара. Такова идеология без маски. В отличие от гаммельнского Крысолова нынешние умельцы, напротив, приводят крыс в наше Отечество, в нашу культуру и уводят из жизни, из истории, из будущего детей, выталкивая их с балконов, гоня их на вокзалы и в притоны сутенёров и порнодельцов, на иглу к наркодельцам. Впустив в наш дом некогда глушимые голоса радио «Свобода», Би-би-си, «Немецкой волны» и прочих клеветников России, эти Крысоводы повсюду расставили современные «глушилки», забивающие всё живое, талантливое, идущее из глубины народной жизни. Эти Крысоводы первыми бьют тревогу, если видят ростки национального возрождения. Тут жупел «русского фашизма» немедленно извлекается борцами за права непонятно какого человека. Знаменательно, что, описывая схожие явления в своей стране, американец Хью Лонг замечает: «Фашизм в Америку придёт под личиной антифашизма...»
В Нагорной проповеди противопоставляется безрассудный человек, построивший дом на песке, человеку благоразумному, выбравшему твёрдый фундамент. Безрассудного безумца ожидало падение великое. Истина же состоит в том, что твёрдым и надёжным фундаментом в нашей жизни являются весьма хрупкие, но вечные ценности, такие как совесть, культура, вера. «Когда я был трёх лет, – вспоминал Лермонтов, – то была песня, от которой я плакал… Её пела мне покойная мать». Мы никогда не узнаем, какая это была песня, но можно не сомневаться, что в тех светлых слезах заслушавшегося материнским пением младенца омылась и засияла в его душе жемчужина будущего поэтического гения. Вернут ли тебе, Россия, исконные песни, в которых очистятся и обретут силу измученные сердца твоих страдающих детей?

На сайт www.lgz.ru пришло около четырёхсот откликов наших читателей на статью Юрия Полякова «Песней – по жизни», опубликованную в последнем номере ушедшего года. Предлагаем вашему вниманию некоторые из них.

  • Юрий Поляков написал, как всегда, метко, едко (про «десницы» у бога – это хорошо!) и актуально. Хочется только уточнить насчёт сравнительного культурологического анализа германской и советской военной песни. Об этом писал В. Кожинов в книге «Россия. Век XX» (глава «Поэзия военных лет»): «Германский русист Эберхард Дикман в своё время сообщил мне о, признаюсь, весьма и весьма удивившем меня факте: в Германии во время войны не звучало ни одной связанной с войной лирической песни; имелись только боевые марши и «бытовые» песни, никак не соотнесённые с войной. Наша жизнь во время войны была насквозь пронизана лирическими песнями (это подтвердит, вне всякого сомнения, любой мой ровесник), между тем как в Германии их или не было вообще, или по крайней мере они играли совершенно незначительную роль (иначе мой немецкий ровесник не мог бы их «не заметить»). Даже «Лили Марлен» получила у немцев широкую популярность после того, как Шульце заново переаранжировал свою песню, дав ей ритм военного марша.
    Гостья (1)

    Не новость, что Газманов не вполне отчётливо представляет себе, о чём же он, собственно, поёт. На лекциях по нервным болезням нам приводили в пример газмановский «Эскадрон» для наглядности, что же такое аура при эпилепсии. Это состояние эпилептика перед началом приступа – «эскадрон моих мыслей шальных, ты, как вихрь, уносишься вдаль».
    Гостья (2)

  • То, что пишут сейчас «текстовики», собственно песней назвать нельзя, это просто текстовое сопровождение видеоклипа. Видеоклип первичен, саундтрек вторичен, текст – хорошо, если он вообще есть, но можно и без него. Таков «формат». А песня – это душа народа. Песню народ поёт, вернее, пел.
    АЛЕКО

В своё время на «Маяке» был штат высокообразованных музыкальных редакторов, способных создавать качественные программы по всем жанрам музыкального искусства, будь то опера, народная музыка, современная западная или отечественная эстрада. Но сегодня он тоже порушен и используется на потребу отстоя! (Период застоя плавно перетёк в период отстоя.) В фондах бывшего Всесоюзного радио хранятся золотые запасы бесценных творений музыкального творчества. И не только музыкального. Но мы сегодня довольствуемся только пришибленно-ущербными «фабрикантскими» огрызками. Чудовищно! Вот и напрашивается вопрос: кто виновен в том, что сегодня в России истинные духовные ценности подменяются ширпотребом? Кому это выгодно и почему?!
…Все средства массовой информации уже свыклись с убогостью и серостью нашей эстрады. Совесть их не мучает. И очень хорошо, что редактор влиятельной и популярной газеты уделил этому вопросу внимание. Эстрадная песня, конечно, не пуп земли, но себя-то надо уважать! Сколько же можно терпеть художественную «самонадеятельность»? Вы же, покупая себе пальто, не думаете: а пусть себе одна пола ниже другой, тепло, и ладно!

Виктор ЮРЬЕВ

  • С глубоким сожалением можно констатировать лишь то, что господствующему ныне классу требуется та культура, которая есть. И песни тоже. В нынешней капитализации всего и вся трудно себе представить художественные советы, уберегающие русский язык и русскую культуру в целом. Можно себе представить: профессиональный художественный совет передачи «Кривое зеркало»!
    ...Изгнание поэта Андрея Дементьева из передачи «Народ хочет знать» – это что, профессионализм хозяев компании АТВ?..


    Сергей ПРЕПЕЧЁНОВ

Думаю, что статья Юрия Полякова – это совершенно справедливая реакция на бессовестную халтуру, которая заполонила ТВ, концертные залы, журналы и музыкальные магазины. Халтуре нужно в глаза прямо так и говорить, что она ХАЛТУРА. И мы ей не «пипл», чтоб её «хавать».

МАША

  • Кризис современной нашей песни налицо. Ибо то, что ныне поётся, полностью противно русской традиции песнопения. А иного и быть не может. Общество, в котором правит «золотой телец», и песни посвящает «золотому тельцу». На Западе, в который так рвутся наши «Иваны, не помнящие родства», этот кризис продолжается уже давно. Бездуховность – основной признак общества потребления.

    Ярослав ДОМБРОВСКИЙ
 
  ©"Литературная газета", 2003;
  при полном или частичном
  использовании материалов "ЛГ"
  ссылка на www.lgz.ru обязательна.  
E-mail web- cайта:web@lgz.ru
Дизайн сервера - Антон Палицын  
Программирование сервера -
Издательский дом "Литературная Газета"