На главную страницу
ИСКУССТВО
№2 (5908) 22-28 января 2003 г.

ПЕРСОНА


СТАНИСЛАВ ЖЕЛЕЗКИН:“ВСЮ ЖИЗНЬ ИГРАЮ В КУКЛЫ”

Одиннадцатый, самый младший ребенок в семье донского казака с хутора Малый Лычак, Станислав Железкин в свои пятнадцать лет поверг всю семью в изумление. Отец посчитал, что он даже всех опозорил. Другие его дети занимаются “полезным делом” – выращивают хлеб, строят дома, этот же подался в актеры, да еще не просто в театр, а в театр кукол. А вышло так: после выступления на конкурсе чтецов Станислава, недавнего выпускника восьмого класса, пригласили в Волгоградский театр кукол. И он пошел. Лишь через много лет отец смирился с выбором сына, стал считать “игру в куклы” тоже делом. Сам Станислав надеялся вот-вот перейти в “настоящий” театр, но...

– Не зря говорили у нас: если проработаешь в театре кукол год и износишь там ботинки, то оттуда не уйдешь, – вспоминает теперь Станислав Федорович. – Проработал. Износил. И всю жизнь играю в куклы. Окончил Волгоградское училище культуры по специальности “режиссер театрального коллектива”, актерский факультет Ярославского театрального института. Сыграл в разных театрах кукол больше трехсот ролей, поставил шестьдесят спектаклей. Играл и в драмтеатре, снимался в телесериалах. Но мое дело – куклы.

Актерская судьба провела Железкина по театрам многих городов страны – Краснодар, Тюмень, Ярославль, Курган, Южно-Сахалинск, Брест, Каунас, Паневежис, Кишинев, Санкт-Петербург, Москва... Типичная судьба провинциального русского актера. Разные нравы, разная эстетика. Десять лет в Тюмени – годы исключительного творческого подъема. Тогда в 29 (!) он стал заслуженным артистом России. В те времена в провинциальных театрах, да еще кукольных, в этом возрасте стать заслуженным было невозможно – “не положено”. Он стал. Да еще получил престижную премию Ленинского комсомола. А в Ярославле были годы неудачные, творчески неинтересные. Но там он вдруг получил приглашение из Мытищ приехать и создать кукольный театр.

Приехал – спрашивают, что город будет иметь от этого театра? Ответил, что, кроме головной боли, ничего. С этого начался театр “Огниво”. За одиннадцать лет он победил в одиннадцати международных фестивалях, успешно гастролировал во многих странах мира – от Болгарии до Франции, четыре года назад получил самую высокую в России национальную театральную награду – “Золотую маску”. Чем же самого Железкина привлекла, увлекла работа с куклами?

– Я уже говорил, что сыграл больше трехсот ролей. В драме, других “человеческих” театрах это было бы невозможно. Ну хотя бы потому, что на некоторые роли нужен актер “фактуристый” либо определенного возраста. Но бывали и такие вещи: в Тюмени у режиссера Михаила Александровича Хусита в спектакле “Пер Гюнт” я сыграл сразу девять (!) ролей. Прямо скажем, такое чаще всего происходит из-за хронической нехватки кадров. “Актер театра кукол” – своеобразная профессия. И подготовка должна быть специальная. Диапазон ролей широчайший. Возможности огромнейшие. Но с куклами требуется гораздо больше актерских затрат по сравнению с обычным театром: надо ведь оживить, одушевить неживой предмет – зритель должен забыть, что перед ним куклы. А где таких артистов готовят? В Москве – нигде. Не каждому приходящему в театр попадется, как мне в Волгограде, такой мастер, как Любовь Ильинична Люй-Чан, она меня многому научила. Мне кажется, при крепких театрах, вроде рязанского, воронежского, некоторых других, надо создавать студии. А то ведь у многих выпускников театральных вузов до кукольного действа в прямом смысле слова “руки не доходят” – соблазняют опереттой, телевидением.

Оно и понятно: чиновники, в том числе от культуры, частенько “игры в куклы” всерьез не воспринимают. Вот и установили такие зарплаты, что на них никак не проживешь. А возможности приработка ограничены. Актер-кукольник занят в 300 спектаклях в год – просто времени не остается для участия в концертах, в телесъемках.

Но еще хуже ситуация с режиссерами для театра кукол.

– Таких театров сейчас в республиках и областях много, – продолжает Станислав Железкин. – А раз так, значит, у зрителей есть тяга к театру кукол, есть, как говорится, спрос. Но не хватает 80 процентов режиссеров. Вот и берут на себя эту роль актеры, хотя, как известно, актер и режиссер – это разные профессии, у большинства “самозваных” режиссеров просто нет для этого способностей. Нашему театру повезло – мы под боком у Москвы, поэтому приглашаем на постановки режиссеров и из столицы, и даже из-за рубежа. В театре “Огниво” я себя не считаю сильным режиссером. Но каково приходится театру кукол где-нибудь в Красноярске, Кемерове, Южно-Сахалинске? А между тем наши вузы выпустили столько режиссеров, что не то что для театров России – на всю Европу бы хватило! Но опять-таки не доходят они до театра кукол. В чем дело? Опять-таки в зарплате. Да и в системе подготовки, конечно.

А люди, стремящиеся работать с куклами, в России есть. В последние годы Министерство культуры назначает Железкина председателем госкомиссий в театральные вузы. Там он видит немало талантливых молодых людей, находит кадры и для своего театра.

Интерес к театру кукол велик и на Западе. “Огниво” часто ездит на гастроли за рубеж. Железкина приглашают вести мастер-классы в Италию, Канаду, Францию. Вот и в этом году у него занимались 16 французских кукольников. Ведет Станислав Федорович и курс в Ярославском театральном институте, доцентом которого стал довольно давно.

– Сейчас у меня очень интересный курс – международный, литовский. Актерское мастерство преподает Донатас Банионис...

А еще Железкин выступил одним из инициаторов создания Российской ассоциации “Театр кукол – ХХI век”. Она объединила довольно большую группу театров, проводит фестивали в регионах, победителей которых приглашает выступить в Москве, на сцене Центрального Дома работников искусств. Пытается организовывать по России гастроли театров кукол.

– Сейчас, как вы знаете, гастроли любых театров – большая редкость. Единое театральное пространство, которое было в Советском Союзе, разрушено. Между тем оно просто необходимо, чтобы театры не варились в собственном соку. Что делает Минкульт для исправления создавшегося положения, не знаю. Вот мы и взяли на себя некоторые заботы, которыми должен быть озабочен Минкульт.

Железкин сейчас – президент ассоциации. И избран уже не в первый раз. Он часто вспоминает, как когда-то честно сказал городским властям, что от нового театра у них только головной боли прибавится. В общем, так и получилось. Но вот недавно в театре “Огниво” сдавали очередной спектакль. Приехало много гостей из Москвы, из других городов. Как рассказывали потом Железкину, многие спрашивали случайных прохожих – молодых, пожилых, детей, – как пройти в театр. Ни один не сказал, что не знает, все – и дети, и старики – толково объясняли, как найти дорогу. Значит, городу театр кукол не чужой – всем нам нужен!

Юрий КАЗАРИН

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ПОЭЗИЯ
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
КНИЖНЫЙ САЛОН
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе ИСКУССТВО:

Геннадий ДЕМИН