На главную страницу
КАРЬЕРА
№5 (5865)6 -12 февраля 2002 г.

ПРЕДЕЛ ЛИЧНОЙ КОРЫСТИ

Особенности кадровой политики в современной России

Ну вот покинул наконец правительство и Николай Аксененко, заметный член команды Ельцина, когда-то первый вице-премьер, фигура отнюдь не проходная. И в то же время всего лишь одна из 96 фигур “вице”, что сменились в кабинете за последние 10 лет. Правительственная чехарда – родовая черта кадровой политики новой России. Если, конечно, таковая политика есть.

Она есть, и ее нет, считает доктор философских наук, профессор, действительный член РАЕН, заслуженный деятель науки РФ, директор исследовательского центра “ИСТИНА” Миннауки и Минобразования РФ, главный научный сотрудник ИНИОН Анатолий РАКИТОВ. В 1991 – 1996 годах он был советником Б. Ельцина по информатизации и научно-технологической политике, затем руководителем Аналитического управления по общей политике администрации президента. Создал и возглавил первый информационно-аналитический центр администрации. Ушел в отставку, убедившись в том, что все труды его и его коллег ложатся под сукно.

Увольнения и назначения в высшем управленческом звене времен Ельцина проходили на глазах у Ракитова, он свидетель кадровых спектаклей, от водевилей до драм, на которые были богаты те годы и которые создавали впечатление полной неразберихи и случайности кадровых решений.

–Нет, это впечатление обманчиво, – говорит Анатолий Ильич. – Кадровая политика в России при Ельцине была. Есть она и сейчас. И подбор кадров в важнейших министерствах страны ей соответствует. Взгляните на Министерство экономического развития и торговли. Серьезные профессиональные просчеты его специалистов очевидны. Достаточно сказать, что они не предвидели падения мировых цен на нефть. Но ведь за последние 10 лет не сбылся ни один прогноз Минэкономики. Так что при Германе Грефе это ведомство выглядит не хуже и не лучше, чем при его предшественниках – Нечаеве, Шохине, Ясине или Уринсоне. Подобно предшественникам, Греф привел “своих”. А они, скорее всего, не слишком компетентны. Вот вам и первая особенность кадровой политики в России.

Или же главный ее принцип – принцип команды, ставка на “своих”?

– Да, на самом верху должны быть “свои”. “Семья”, как окрестили команду Ельцина, состоит только из “своих”. Посмотрите, как избавлялась она от тех, кто дал повод сомневаться в своей полнейшей преданности – от Бурбулиса или первого главы администрации Ельцина Петрова. На место Петрова пришел Филатов, а когда показалось, что и он недостаточно “свой”, его сменили на Егорова, а когда стало ясно, что тот не сможет обеспечить перевыборы Ельцина, в “семью” вошел Чубайс.

Вообще-то это не у нас придумано. В Америке действует тот же принцип. Команда Буша сменяет команду Клинтона, республиканцы вытесняют с ключевых постов демократов.

– В Америке говорят не о “принципе команды”, а о “принципе добычи”. Но суть та же: верхушечные должности и связанные с ними выгоды – “добычу” – расхватывают члены победившей на выборах политической команды. Но в Штатах немыслимо то, что случилось у нас. Заняв командные высоты, “демократы” ельцинского призыва провозгласили благо народа, возрождение России и прочее, преследуя при этом свою главную, коренную цель – личное обогащение. Разрушив партийную диктатуру и вознамерившись переделать общество сначала за 500, а потом за 1500 дней, чрезвычайно молодые, чрезвычайно решительные, чрезвычайно неопытные и чрезвычайно жадные лидеры новой формации принесли в нашу жизнь беззаконие и беспредел.

“Достоинств”, как видим, у них хватало, но главное из них – некомпетентность. В США невозможно назначение некомпетентного министра, будь он хоть сто раз “свой”. Известно, что при утверждении министра обороны в администрации Клинтона конгресс затребовал на него 500 отзывов. В Штатах министр, прошедший жесткий отбор, всегда компетентен, поэтому он не может привести некомпетентную команду. Наконец, там действует конституционное правило сохранения аппарата опытных, профессиональных государственных чиновников. Министр и его заместители могут смениться, но уже начальники департаментов остаются. Это деполитизированные, высококвалифицированные кадры, не демократы и не республиканцы, просто профессионалы.

У нас тоже есть такие профессионалы. Те, что десятки лет сидят на своих местах в министерствах и ведомствах.

– Есть в среднем и низовом звене. Казалось бы, это хорошо, но в России у всего есть изнанка. Именно профессионалы в массе всегда противились реформам, которые в России всегда были реформами сверху, в том числе самым насущным. Чиновники тормозили преобразования Сперанского, Александра II. С сопротивлением профессионалов столкнулись и большевики, которые тоже ведь пришли командой, тоже расхватали “добычу” – посты наркомов. Как они поступили? К 1919 году 80 процентов старых чиновников заменили пролетарскими деятелями. Они были совершенно несведущи в государственной службе и развели дикий бюрократизм. Однако тогдашний аппарат наркоматов был крохотным, потому что само хозяйство было крохотным. Такой аппарат заменить можно, можно в достаточно короткий срок привести его в чувство. А вот когда к власти пришел Ельцин, в стране было около 5 миллионов чиновников.

Заменить их разом на других было невозможно, даже если была известна их оппозиционность либеральным реформам.

Хочу подчеркнуть, что сейчас я не оцениваю сами реформы, я говорю о механизме, об особенностях кадровой политики в современной России и напоминаю об исторических аналогиях. Главная из этих особенностей в том, что образовался гигантский разрыв между “своими”, издававшими реформаторские указы, отражающие интересы “команды”, и огромной чиновничьей армией, которая на эти указы плевать хотела или трактовала их по собственному усмотрению, а то и в собственных интересах.

Все люди всегда руководствуются собственными интересами, об этом писал еще Гоббс.

– Но! При этом должны быть поставлены пределы личной корысти. Барьеры, ограничивающие чиновничий произвол, в первую очередь зависят от взаимоотношений между обществом и государством. Если государство обслуживает общество, то это одно, если государство распоряжается обществом как обслугой – другое. Согласитесь, для управления нужны “командиры” и “идеологи”, а для обслуживания общества – профессионалы, действующие на основании закона.

Так мы приходим к выводу, что кадровая политика не существует сама по себе, что она есть часть общей государственной политики. А эта последняя существует всегда, хотя бы инстинктивная, и под нее подстраивается кадровая.

– Это так. Возьмите сталинскую кадровую политику. Это была политика самоедская, как и политика любого репрессивного режима: каждая следующая волна, приходящая в элиту, уничтожает предыдущую. Теперь возьмем брежневский период. Суть тогдашней государственной политики можно выразить очень коротко: сохранить стабильность, удержать власть в руках партийной элиты любой ценой, но по возможности избегая конфликтов, резких силовых приемов. Под эту задачу подбирались кадры: послушные, управляемые, не слишком щепетильные, достаточно образованные, достаточно артистичные. Партийная кадровая политика – четкая и ясная – проводилась неукоснительно. Ступени роста – комсомол, партшколы, номенклатура, которая держалась на укорененных целевых установках, на дисциплине и на внутренней коррупции. Иначе ее можно назвать “коррупцией сверху”. Это воистину великое изобретение советской власти. Секретные синие конвертики с не облагаемой налогом дополнительной зарплатой, спецсанатории и спецдачи в неблагоустроенной стране с низким жизненным уровнем! Чтобы не потерять эти блага, удержаться в обойме, шли на любое злоупотребление властью, на любое нарушение законов, разумеется, в интересах партийной элиты.

Но кадровая политика не только часть государственной, она еще и элемент конституционного процесса. Когда судебная система – инструмент авторитарной власти, к судейскому корпусу предъявляются одни требования, когда юстиция действительно становится третьей ветвью власти – совершенно другие. Отсюда вывод: государственная политика должна быть очень четко сформулирована. А у нас она до сих пор двусмысленна. Пример? Какие-то шаги в судебной реформе сочетаются с “позвоночным правом”.

Значит, дело за тем, чтобы сформулировать внятную государственную политику. Примем, что она должна обеспечить посткризисное устойчивое развитие страны и проведение жизненно необходимых, опережающих реформ в интересах большинства населения.

– Не претендуя на строгость формулировок и не давая никаких рецептов, скажу, что целью государственной политики должен быть подъем благосостояния подавляющего большинства населения, создание комфортных условий жизни. Только при такой политике люди будут больше зарабатывать, следовательно, платить больше налогов.

Всякое государство живет за счет налогов. Американское государство считает, что сдирать налоги имеет смысл с богатых плательщиков, поэтому делает все, чтобы люди разбогатели. Прежде чем жарить шашлыки, надо раскормить баранов – это же яснее ясного. И вообще, все это тривиально, но порой полезно напомнить о самых очевидных вещах. Чем больше собирается налогов, тем выше зарплата чиновников, а чем она выше, тем охотнее идет на государственную службу талантливая молодежь, а зубры-аппаратчики спокойно отправляются на достойную пенсию.

Годятся ли сегодняшние чиновники для реализации этой не слишком традиционной для России политики? Может ли нынешний кадровый корпус обеспечить переход России к устойчивому развитию?

– Полагаю, что нет. Сегодня кадровый корпус, как обычно в России, состоит из двух неравных частей: наверху – “свои”, но их никогда не хватает, внизу – армия “ничьих” чиновников, аппарат, квалификация которого снизилась. Учились наши аппаратчики давно и не тому, что необходимо сейчас, переучиваться или не хотят, или не могут, так как переподготовка не считается обязательной. А если аппарат плох, ничего сделать нельзя, потому что чиновники, хотим мы или нет, и есть то, что называется государством. Поэтому в Законе о кадровой политике необходимо сформулировать требования к чиновникам. Правда, высшим эшелонам власти такой закон или кадровый стандарт не нужен, он помешает рассаживать на ключевые должности “своих”. А раз нет закона, то нет и ответственности. За кадровые ошибки никто не отвечает, страна и общество не защищены от идиотских назначений.

И все-таки стандарт, когда он появится, должен содержать четкие требования к чиновникам. Требование первое: профессиональная компетентность. Это понятно.

– А раз понятно, то надо всерьез приступать к решению насущной задачи – подготовке чиновников. Их следует учить точно так же, как учат офицеров, инженеров или врачей. Усилиями Академии госслужбы, нескольких ее филиалов, выросших на базе бывших партийных школ, и нескольких институтов повышения квалификации эту задачу никак не решить.

Второе условие: чиновнику должно быть невыгодно брать взятки, он должен отвергать коррупцию не из моральных, а из чисто корыстных соображений, потому что льготы, блага, привилегии, которыми он должен постоянно пользоваться, должны намного перевешивать разовую выгоду от любой взятки.

Третье. Необходимо ввести очень жесткое правило: за взятку несет ответственность тот, кто ее берет, но не тот, кто дает, иначе не уйти от круговой поруки.

Среди обязательных требований к современному чиновнику называют высокую работоспособность, владение информационными технологиями, умение решать две-три задачи одновременно, умение работать в разных командах, умение возглавлять команды...

– Я бы добавил системную организованность. Она нужна чиновнику, как никому другому. Но подчас порядок зависит не от него. Возьмите Министерство науки, которое за 10 лет называлось по-разному, но занималось одним и тем же делом. В 96-м первого российского министра науки Салтыкова сменил академик Фортов. Затем вместо него пришел инженер Булгак, на мой взгляд, куда более эффективный министр, чем академик. Следующий министр – доктор наук Кирпичников – был еще и очень опытным аппаратчиком, но, увы, не идеологом, не политиком, хотя требовалось выработать новую государственную научную политику и механизмы ее реализации. После Кирпичникова пришел Дондуков, теперь, наконец, Клебанов...

И каждая перестановка дезорганизовывала работу аппарата?

– Слухи о том, что министр зашатался, появляются за несколько месяцев до отставки и вгоняют министерство в стресс. Аппарат не столько работает, сколько нервничает. Чем важнее начальник, тем более неуверенно он себя чувствует, что понятно – люди из новой команды займут важные посты. После прихода нового министра кадровая утряска и притирка занимает полгода. В целом же смутное время растягивается почти на год.

Но если за пять лет сменяется шесть министров, то смутное время просто никогда не кончается?

– Поэтому аппарат нужно законодательно защитить от подобных бедствий. Чиновник должен иметь право на порядок, на системную организацию дела. Но одновременно от самого чиновника нужно требовать порядка. Чтобы не произошло то, что произошло с финансированием важнейшего проекта по суперкомпьютерам, которые сейчас определяют динамику всех высших технологий. Первый заместитель министра Миннауки подписал заявку мгновенно, два начальника департаментов – мгновенно... но дама-исполнительница, к которой в конце концов попал завизированный “наверху” проект, положила его в стол и уехала в отпуск. А когда она вернулась, лимит финансирования был исчерпан. Она, конечно, и не думала вредить делу, она “просто забыла”.

Получается, что судьбу важнейшего государственного проекта решил не академик, не первый заместитель министра, а чиновник средней руки. Кадры действительно решают все?

– Естественно, потому что кадры и есть государство. “Государство – это я”, – полагал Людовик XIV. Мы вправе утверждать, что современное государство – это чиновники, служащие. Они действительно решают все. И хорошо, когда решают не только в свою пользу, но и в пользу общества. Кадровая политика, пусть и весьма своеобразная, в России есть, но те, кто утверждает, будто ее нет, в каком-то смысле тоже правы. Потому что кадрами никто не занимается всерьез как государственной проблемой, потому что нет государственной кадровой программы. Это программа долгосрочная, дорогая и сложная, но без нее ничего не получится.

Беседовал Евгений ПАНОВ

© "Литературная газета", 2002

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
КЛУБ-206
КАРЬЕРА
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ЮБИЛЯРИЙ КЛУБА 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ
НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе КАРЬЕРА:
ПРЕДЕЛ ЛИЧНОЙ КОРЫСТИ
Особенности кадровой политики в современной России

ПОПУЛЯРНАЯ ЭКОНОМИКА
ОРЕЛ – ГОРОД ХЛЕБНЫЙ