На главную страницу
ЧЕЛОВЕК
№5 (5865)6 -12 февраля 2002 г.

ОЧЕРКИ НРАВОВ


ДИЧЬ ПОСЕЛКОВОГО МАСШТАБА

“Дикие, сударь, нравы
в нашем городе...”

А.Н. ОСТРОВСКИЙ, “Гроза”

Просьба к читателям: не ищите на картах Поволжья населенный пункт Затонск. От Ярославля до Астрахани поселков по имени Затон на Волге немало, но с разными прилагательными: Паратский, Куйбышевский, Криушинский Затоны – и так далее. А Затонска нет. Это псевдоним одного из реально существующих поволжских Затонов, где живут мои герои и происходят нижеописываемые события.

Могут спросить: а почему автор устраивает “дымовую завесу” и не желает точно обозначить место действия? Отвечаю: причины две. Первая: некоторые из действующих лиц мои давние знакомые и даже приятели.

Вторая: я сам из Затонска родом, тут мой дед и отец проживали. И сейчас у меня в поселке немало близких и дальних родичей.

Мелкопоместный поселок Затонск, притулившийся на волжском берегу, в очередной раз удивил меня проявлением местных нравов.

В неказистой квартире заурядного дома по улице Водников жили-были супруги Быковы: Нина Петровна и Александр Михайлович. Оба были во втором браке, детей не имели, относились друг к другу (как говорят соседи) “уважительно”: ни ругани, ни тем паче драк. Держали огород-сад, кроликов-кур. На двоих был один недостаток: выпивали.

И в тот злополучный вечер все шло как всегда: бутылка на двоих, лучок, огурчики. Когда кончилось, Александр Михайлович стал приставать к жене: “Достань граммулечку”.

Как на грех, “граммулечки” в доме не оказалось. Супруга вдруг осенило:

– А сбегай-ка к Кузьмичу!

Кузьмич – бывший баянист местного РДК, холостяк, жил недалеко, числился у Быковых в приятелях. Нина Петровна отправилась за бутылкой. Супруг подождал полчаса, час – нету! Потопал к Кузьмичу.

Увиденная им картина была странноватой. На столе громоздилось невыпитое-недоеденное. А Нина Петровна и гостеприимный хозяин сладко почивали под одним одеялом...

Думаю, любому из нас нетрудно представить себя в подобной ситуации. Линию поведения тут, конечно, предсказать рискованно. Но как сказал бы психолог, реакций тут всего две: а) преисполниться презрением к коварному приятелю и легкомысленной подруге, повернуться гордо и уйти; б) круто заняться выяснением отношений. Иные варианты трудно представить, но они, оказывается, существуют.

Что и продемонстрировал несколько удивленный супруг Нины Петровны. Примитивному мордобою он предпочел галантность и здравомыслие. Вежливо разбудив прикорнувшую супругу, он предложил ей в качестве моральной компенсации сложить в сумку напитки и закуски – как со стола, так и из холодильника. Изрядно поубавив съестные запасы Кузьмича, супруги прихватили также будильник и... шахматы.

Может, все обошлось бы и пикантная история не получила б скандальной огласки, если б не те шахматы. Умыкание именно их, а не прочего добра и побудило Кузьмича обратиться в суд.

– Но почему-таки именно шахматы? – поинтересовался я.

Потерпевший аж подпрыгнул:

– То есть как почему? Да потому, что я их не купил в магазине, а выиграл! Точнее, мне их торжественно вручили. Как приз за победу в поселковом турнире! Об этом даже писали в нашей районной газете! Все знали: Степан Кузьмич Бармин – чемпион! Это было событие в интеллектуальной жизни поселка. А я, простой интеллигент, и принимал самое активное участие в становлении духовной ауры... (Так и сказал: ауры.) Это сейчас мы предаемся лишь животным потребностям (да уж!), а раньше Затонск жил совсем иначе! Вы даже не представляете, какой насыщенной была та жизнь! Духовно насыщенной, имею я в виду...

И Кузьмич сокрушенно замолк, как бы намекнув: да тебе, заезжему человеку, разве понять всю глубину драмы, постигшей и лично его, и славный поселок Затонск?

Слушая сетования Кузьмича, не проникся я сочувствием к анекдотично-комичному эпизоду его бытия, а размышлять стал над странностями провинциальной жизни. Еще совсем недавно культурно-духовное бытие Затонска было стандартным. Набор “культпросвета” известен: хилая библиотечка, отделение общества “Знание” с перевыполняемым планом чтения лекций, Дом культуры с коллективом “самодеятельности” при нем, агитбригада, развлекавшая тружеников села в дни сева и уборки. Ну и, конечно, партком судоремонтного, руководивший и направлявший. Все. Стандарт, конечно; идеологические границы “от и до”. Но! Тянулся народ к культуре. В кино ходили. За книгами в библиотеке – очередь. На смотре художественной самодеятельности целыми семьями выступали!

Народный музей, созданный силами местных преподавателей... Любительская киностудия... Общество друзей книги... Да и хоть тот же шахматный клуб, крайне популярный в Затонске. Сорок шесть человек насчитывалось в нем! Сорок седьмым был сам... Остап Бендер! Да, да, именно его избрали веселые шахматисты своим почетным президентом. Ибо, как утверждает местная молва, именно в Затонске организовал когда-то жизнерадостный авантюрист свой знаменитый шахматный блицтурнир, завершившийся позорным бегством.

– А вот лестница, по которой он рванул к Волге, где ждала его лодка! – метнулся к волжскому крутогору Кузьмич.

Об этой легендарной лестнице я слышал еще от отца, да и сам не раз вымерял ее. Семьсот крутых ступеней! Сейчас от лестницы остались лишь полусгнившие доски да торчащие из земли опоры. И это представляется мне неким символом безрадостных сегодняшних перемен в Затонске.

С чего начать? С водки, что ли? Пили ее, как всюду на Руси. Пили, но не угрюмо, не злобно, не мрачно. И, как мне сказали в местной милиции, преступления на почве выпивки тогда были патриархально-мелкотравчаты: парни на танцах подрались, у старушки огурцы потаскали на закуску... И тому подобное.

А сейчас как пьют и что вытворяют выпив? Про случай с экс-шахматистом Барминым вы уже знаете. Вот еще сюжет.

Две жительницы Затонска, безработные Лидия Ефимова и Людмила Кикина, известны в Затонске как самогонщицы экстракласса. Но недавно отличились и на другом поприще.

Сорокашестилетняя Кикина завела роман с шестнадцатилетним сыном приятельницы. Как-то раз под пьяную руку заполночь потянуло ее ублажить несовершеннолетнего кавалера. Недолго думая, взломала она частный киоск, набрала “Сникерсов” и коньяка. Но сентиментальной воровке, спешившей порадовать “дружка”, слегка не повезло. Пробираясь во тьме через чужие огороды, угодила она в помойную яму и чуть там не утонула...

– Орала на весь Затонск, – морщится участковый Андрей Демкин, рассказывая о жрице сластолюбия. – Таких анекдотов у нас хватает. Дуреет народ! Воруют, пьют, безобразничают.

Да. Но разные слои по-разному. Начальство занято личным обустройством: судоремонтный зачах, а особняки, бани строятся. Председатели окрестных сельхозкооперативов обрели в Затонске местный Лас-Вегас: карты, девочки, сауна. Предпринимателей в поселке почти нет, а те, что есть, “рвутся в Европу”. То есть не местное производство налаживают, скажем, чипсы жарят или рыбу в прудах разводят, а забугорное барахло перепродают, живут мелочевкой. Но – с претензиями! Завели торговую точку “25 часов в сутки” и даже открыли... плавучий ресторан “Золотая рыбка”. Ресторан, разумеется, никуда не плавает, намертво пришвартован к берегу. Ни одного посетителя я там не застал.

Общее впечатление: покой, благодушие и обывательское здравомыслие исчезли, как бы вымылись из жизни некогда милых моему сердцу земляков. Суетливость, нервозность, ханжество, абсолютное равнодушие к завтрашнему дню, тяга к наркотическому забвению – вот что примечается в некогда обстоятельно-неторопливом, как бы навсегда устоявшемся быте затончан. И недоумеваешь: ну откуда берется эта дичь местечкового масштаба?

Сетования типа “Реформы дурацкие виноваты!” услышишь в Затонске от каждого. И следствие этого – все остальные грехи и беды. Но как-то трудно всю дичь районного масштаба объявить только экономическими причинами. Кто виноват? – вопрос для нас хронический. Можно долго рассуждать о бессилии и равнодушии властей, о безответственности семьи, о неполноценности школы, жуликоватости хозяйственников, о продажности милиции – так без конца. Так обычно и ведется. И при этом как-то в сторонке, на обочине общественного внимания остается главная фигура: сам обыватель, от нравственности, убеждений и действий которого зависит все – и характер власти, и собственное благополучие, и ясность бытия. Трюизм, но скажу: это самый обычный гражданин, обыватель, некий Акакий Акакиевич нашего времени...

Он-то что делает-творит? Чему подвержен и к чему привязан? Куда устремлен?

Чем больше я вникал в местечковую “бытовку”, тем больше впадал в полное замешательство. Концы с концами не сходились в моих логических построениях! Может быть, потому, что я помню те времена, когда деревенские бабы выли без мужиков, ушедших на войну, но разве вздумалось бы им затеять постельные игры с подростками? Я также помню, как мы ели крапиву и лебеду, но упаси Бог приманить и прирезать чужую курицу! Я не забыл и то, как в деревне всех заставляли работать, но за “палочки”, на которые ничего не давали. А сейчас и земля тебе, и воля, и электричество, и асфальт, и даже цветной телевизор – ну несравненно лучше стал жить народ, чем полвека назад, но ударяется почему-то в дикие кущи темных инстинктов. Почему, отчего? Нет ответа...

– Есть, есть ответ! – возбужденно закричал вдруг “интеллигент” Бармин, не рефлексирующий оттого, что уложил в постель чужую жену, но сильно страдающий по причине утраты домашней реликвии в виде шахмат.

Вон он, ответ!

Бармин отыскал меня на захламленном берегу затона, в мутной воде которого среди полузаброшенных баржонок я тщетно пытался выудить хоть одного ершика. В руках у Кузьмича была газета. В ней значилось: “Научно установлено, что за последние десять лет жители существенно обленились, потолстели и поглупели. Причина: катастрафическая нехватка йода в местной питьевой воде и пище”.

– У нас тоже йодовый дефицит! Я убежден, – волновался Бармин. – Именно в этом причина возрастающего дебилизма местного населения. А вы как думаете?

Я?! Честно говоря, был озадачен: если в этих местах полвека назад жили люди с вполне нормальной линией поведения и нравственными критериями, то куда он подевался ныне, этот проклятый йод?!

Жан МИНДУБАЕВ,соб. корр. “ЛГ” по Ульяновской области

© "Литературная газета", 2002

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
КЛУБ-206
КАРЬЕРА
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ЮБИЛЯРИЙ КЛУБА 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ
НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ЧЕЛОВЕК:

СОКРОВЕННОЕ
НЕТ СТРАДАНИЯ НЕОТМЩЕННОГО
Ребенок как мера всех вещей