На главную страницу
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
№5 (5910) 5 - 11 февраля 2003 г.

РОДНАЯ РЕЧЬ


МЕЛИ, ЕМЕЛЯ…

Культовый западный писатель Гарсия Маркес писал однажды, что литературу, как лакмусовой бумажкой, он проверяет такой сценой: герой входит в дом со вспоротым животом, его любимая видит в это мгновение его сияющие глаза, а ее отец обоняет запах дерьма из умирающей плоти. Так вот, если для Маркеса литература – в сияющих глазах, то для составителей хрестоматии, видимо, во второй ипостаси...
...Безусловно, никто из критиков хрестоматии не предлагает публично сжечь вредную книгу. Но признать ее негожей в качестве учебного пособия; пусть и запоздало, но осудить сие творение как антиморальное и антипедагогическое – вполне по силам нашей власти!

Из статьи астраханского писателя Юрия ЩЕРБАКОВА

“Она шире развела дрожащие ноги”.
<* * *>
– Потрогай еще... еще... что ты боишься... ты же не девочка... пионер все-таки...
<* * *>
– Вот. Нашел… видишь.. дырочка... – шептала Зинаида Михайловна, сильнее оттопыривая зад и глядя в потолок. – Нет… побудь еще там… вот… встань… что ты сидя”.

Эти отрывки (с пропусками по известным причинам) вовсе не из порнографической серии “Бульвар эротики”. Они из хрестоматии “Современная русская литература” (1985 – 1995), выпущенной издательством Астраханского педагогического института тиражом десять тысяч экземпляров.

Автор вышеприведенной сцены совращения 12-летнего мальчишки школьным завучем, как и всего рассказа “Свободный урок”, – тот самый Владимир Сорокин, в которого мертвой хваткой вцепились в нынешнем году “Идушие вместе”. О перипетиях этой борьбы “ЛГ” писала уже не раз. Как, впрочем, и о том, что “Свободный урок”, равно как и другие сочинения скандально известного литератора, экспертизой, проведенной по поручению Московской прокуратуры, признаны порнографией. Наверное, творцам хрестоматии в ту пору, когда они “вынашивали” свое детище, подобный исход не мог присниться и в самом страшном сне. Ведь для них “некто” Владимир Сорокин – очень даже “кто”! Яркий представитель “искусства соц-арта” – вот как на языке астраханских филологов именуются теперь сексуально озабоченные сочинители!

Зачем и для кого издан сборник? Надо отдать должное его редакционной коллегии – уже на третьей странице она сообщает: “Цель настоящей книги – дать срез современной русской литературы... Особое внимание уделено новым течениям... Хрестоматия адресована преподавателям и учащимся выпускных классов общеобразовательной школы, студентам вузов, а также всем любителям литературы”.

Заметьте, литературы! Культовый западный писатель Г. Маркес писал однажды, что литературу, как лакмусовой бумажкой, он проверяет такой сценой: герой входит в дом со вспоротым животом, его любимая видит в это мгновение его сияющие глаза, а ее отец обоняет запах дерьма из умирающей плоти. Так вот если для Маркеса литература – в сияющих глазах, то для составителей хрестоматии, видимо, во второй ипостаси.

И автор вступительной статьи доктор филологических наук Г.Г. Исаев, ей-богу, напоминает добросовестного комментатора порнографического фильма, подробно и очень научно объясняющего психологию извращенцев. Есть и еще одно сравнение – с добровольными помощниками Фонда Сороса, которые под благовидным предлогом “сексуального просвещения” норовят растлить, развратить наших детей. При этом сколько наигранного благородства, напускной объективности!

А на поверку – обильное цитирование Г.Г. Исаевым “лучших образцов” ненормативной лексики того же Сорокина и Лимонова. Для пущей наукообразности приводить в хрестоматии площаную брань – значит напрочь отринуть постулат о том, что культура вообще и литература как ее составная часть – это система запретов, табу, определяющая, что можно, а чего нельзя.

Настоящую русскую литературу, несущую людям свет подлинной духовности и нравственности, творили и творят не пустозвоны-реформаторы, какими бы мудреными терминами ни называла их редакционная коллегия во главе с Г.Г. Глининым – концептуалистами, метаметафористами, куртуазными маньеристами, неофутуристами!

Русская литература – это пламенные реакционеры, консерваторы от Пушкина, Лермонтова и Гоголя до Распутина, Проскурина и Бондарева! Но как раз они-то, традиционалисты, и неинтересны составителям! Как, впрочем, и Дмитрий Балашов, Михаил Алексеев, Владимир Личутин, Виктор Лихоносов, Виктор Потанин, Евгений Носов, Александр Проханов, Юрий Поляков, Сергей Алексеев, Николай Тряпкин, Юрий Кузнецов, Сергей Есин, которые определяли истинное лицо русской литературы на рубеже 80–90-х!

К сожалению, издатели “Современной русской литературы” считают по-другому, ибо названных выше фамилий (как, впрочем, и многих иных) в хрестоматии нет и в помине. При этом, заметьте, “крыша” здесь – Министерство образования Российской Федерации, что обозначено на титульном листе книги. Выходит, под опекой государства извращение возводится в норму? А этого быть не должно!

Можно, конечно, и нас упрекнуть: чего до сих пор молчали – ведь хрестоматии уже не один год. Но у преступлений против человечества, как известно, нет срока давности…

Круто сказано? А как еще можно расценить “храбрость” филологов, выпускавших книгу на пике вседозволенности, когда падение нравов казалось всеобщим и необратимым и к ответу за содеянное никто бы горе-издателей не привлек. Им – по чинам да по учености – стать бы плотиной на пути словесной вакханалии, попробовать остановить мутный поток. А они в него и свою струю пустили! Воистину: мели, Емеля, – твоя неделя!

Только нежданно-негаданно для наших героев атмосфера в обществе начала заметно меняться: оказывается, мораль, нравственность и духовность не захлестнуло напрочь пеной и грязью, не затянуло омутной тиной. В астраханских газетах одна за другой появились публикации с резкой критикой хрестоматии и ее издателей. Законное возмущение местных писателей разделили многочисленные общественные организации. Но, увы, власть по-прежнему делает вид, что ее это не касается. Единственный ответ был получен от зам. начальника департамента образования области Г. Ступина. К сожалению, процитировать сей “шедевр” не могу, т.к. редактор “Астраханских известий” И. Бодров, которому адресовано было послание, с негодованием выбросил его в мусорную корзину. А гневаться было из-за чего: Г. Ступин в ответ на две острые публикации популярного еженедельника, по сути дела, указал на полезность данного издания, расширяющего якобы кругозор учащихся далеко за пределы школьной программы...

Безусловно, никто из критиков хрестоматии не предлагает публично сжечь вредную книгу. Но признать ее негожей в качестве учебного пособия; пусть и запоздало, но осудить сие творение как антиморальное и антипедагогическое вполне по силам нашей областной власти!

Это тем более важно сейчас – в преддверии 300-летия великого астраханца В.К. Тредиаковского. Его славное имя примеряет нынче к себе наш педагогический университет. Поскольку Василий Кириллович, как известно, не был математиком, физиком, биологом либо химиком, нетрудно предположить, что новое свое качество центр астраханской педагогической мысли приобрел благодаря особенным заслугам нынешних филологов во главе с проректором Г.Г. Глининым! Наверное, свою роль сыграла и пресловутая хрестоматия. А что?

Конечно, Тредиаковский – зачинатель российской словесности и поэзии, гениальный мыслитель и переводчик, но ведь и некие вольности на амурные темы себе позволял, и вирши непристойные по приказу развратной Анны Иоанновны сочинял. Так что филологи наши вполне достойны сомнительной чести числиться в вернейших продолжателях эротических традиций великого земляка. Великого, конечно, в иных ипостасях.

Кстати говоря, Тредиаковский и Астраханский университет в лице все того же Г.Г. Глинина имели уже несчастье столкнуться в нынешнем году. Шесть лет в нашем городе существует литературная премия имени В.К. Тредиаковского. Нынче она не присуждена никому. “Заслуга” в этом принадлежит именно Г.Г. Глинину. Он, как член премиальной комиссии, выступил против кандидатуры Станислава Куняева, объявив, что его трехтомник “Поэзия. Судьба. Россия” для русского читателя крайне вреден. Художественные достоинства книги, которые скрепя сердце признают сегодня даже заклятые враги главного редактора “Нашего современника”, как выяснилось, волновали филолога меньше всего. Помните, как незабвенный шолоховский Макар Нагульнов, вдохновенно слушавший ночную перекличку станичных петухов, гневно отмел робкий довод деда Щукаря о том, что, мол, на кочетов политика не распространяется? По Нагульнову, очень даже распространяется!

Ей-богу, доктор филологических наук Г.Г. Глинин своим обличительным выступлением на заседании комиссии живо мне напомнил “чертушку” Макара! Национализм, шовинизм, антисемитизм – именно такими вовсе не литературоведческими терминами гвоздил он С. Куняева. Попросту говоря, радикальному либералу Глинину не по сердцу русский патриотизм Куняева. К сожалению, большая часть членов комиссии, видимо, разделяет убеждения главного астраханского филолога. Правда, вслух они об этом сказать не решились, как, впрочем, и о литературных недостатках книги. Поэтому суть происходящего спрятали за соломоновым решением: не присуждать премию никому, благо такое положением допускается. Заодно с Куняевым без всякого обсуждения были отвергнуты и книги астраханских авторов.

Остается только предположить, что если бы в соискателях премии оказался Владимир Сорокин, то реакция “главного астраханского филолога” и его единомышленников была бы совсем иной...

Юрий ЩЕРБАКОВ, АСТРАХАНЬ

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
ТЕМА НОМЕРА
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте на ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ:

СЛОВО НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Владимир МУСАТОВ

Юрий ЩЕРБАКОВ
МЕЛИ, ЕМЕЛЯ…