На главную страницу
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
№5 (5910) 5 - 11 февраля 2003 г.

ВИКТОР НЕКРАСОВ:

ПИСЬМА С ФРОНТА

Великая битва за Сталинград, шестидесятилетие победного окончания которой мы отмечаем в эти дни, у людей, как принято говорить, старшего поколения ассоциативно связана с именем писателя Виктора Платоновича Некрасова, участника событий, сталинского лауреата, автора повести “В окопах Сталинграда”. В ней читатель расстается с героем книги – лейтенантом Керженцевым (прототип – автор) ровно шесть десятилетий назад, на берегах Волги. А вот о том, как сложилась дальнейшая военная судьба Некрасова, расскажут письма, случайно обнаруженные на балконе квартиры писателя в киевском “Пассаже”.
О том, как обнаружились эти письма, я расскажу чуть позже, а вначале хотелось бы напомнить читателю о судьбе автора, как говорили, одной из самых правдивых книг о войне Викторе Платоновиче Некрасове. Окончив Киевский строительный институт, архитектор Некрасов неожиданно сделался актером. Война застала его в Ростовском театре “Красной армии”, откуда он и ушел на фронт дивизионным инженером. Харьковское наступление, затем отступление, Сталинград, ранение на Донце. Осенью 1943 года Некрасов оказался в Бакинском госпитале, а сразу после освобождения Киева лечащий врач разрешил ему по дороге в часть заехать в родной город.
У каждого все складывается по-разному: у одного всю жизнь самый близкий человек – супруга, у кого-то – сестра, товарищ или брат… Для Некрасова ближайшим другом всегда оставалась его мать Зинаида Николаевна (даже женился он лишь после ее смерти), которой он, едва позволяла фронтовая обстановка, слал письма.
Эпистолярный жанр – отдельная песня, однако у талантливого писателя обычное бытовое письмо превращается в маленькое литературное произведение, причем не выхолощенно-отредактированное, а полное чистых сиюмоментных ощущений.
Впрочем, пусть судит читатель.

3.1.44.

Сегодня мороз. Впервые за все время появилось солнце. И ветер. Первый зимний день. В хате тепло, хотя единственный вид топлива здесь – солома. Хозяин жарит нам картошку – вчера мы получили масло. Я здесь уже четвертый день. Работой или, вернее, занятиями нас особенно не утомляют. Вчера и позавчера вообще занятий не было. Сижу в хате и читаю. Кончил Дюма. Вчера прочел “Диктатора Петра” и “В тупике”. Хотя это и 23-й год, но я поражен, как тогда разрешали печатать такие вещи. А с книгами здесь туговато, надо было больше из Киева взять. Достал у какого-то парнишки “Девяносто третий год” на украинском языке – постараюсь дней на 5 растянуть. Газет с Днепропетровска не читал. Питаемся только доходящими слухами. У вас вокруг Киева дела как будто совсем хороши. И у нас здесь, кажется, неплохо. Канонада с каждым днем все тише и дальше. Но без газет трудно и скучно. И в полку, и в госпитале, и в Сталинграде даже в самые трудные минуты мы аккуратнейшим образом получали даже московские газеты. Интересно, сколько меня здесь продержат. Начфина еще не видал. Он в другом селе и сейчас без денег. За декабрь уже платил здесь, т. что я, вероятно, получу сразу за 2 м-ца. А письма от вас, если только задержусь здесь, начну получать не раньше февраля. Ну целую.

Вика

22.04.44. № 13

Поздравьте! Наше соединение наградили орденом Богдана Хмельницкого за Одессу. Это уже третий орден, т. что название нашей части теперь одним дыханием не скажешь – 14 слов!

У нас пока по-прежнему. Между прочим, не получали ли вы чего-нибудь от Януров или Галины Бавий? Я не знаю их тепер. адреса и не могу написать. Целую.

Вика

13.05.44.

Сейчас совсем нет времени писать письма. Много работы. А весна чудесная. Здесь бы на берегу красивой реки, среди цветущих яблонь и вишень отдыхать и мирно купаться, но, к сожалению, на это времени не хватает. От почты мы сейчас оторвались, поэтому письма, возможно, будут идти не регулярно. Крепко целую.

Вика

15.05.44.

Видишь, мама, как я часто пишу, хотя писать особенно не о чем. Все по-прежнему. Война войной. Вчера вечером принесли очередную пачку писем. К счастью, оказалась свечка. От тебя только одно, и то старое, ‹ 27. От Иончика, от Леньки, от П. Нестеровского, ну и, конечно, из Баку. Письма для нас – это сейчас самая большая радость. Сначала каждый читает свои письма, а потом начинаем читать друг другу. Вот так и живем. Не нравится мне, что фриц заладил опять к вам. И часто? Слышно ли что-нибудь о Янурах? Почему они не появляются и молчат? Ведь я оставил С.А. ваш новый киевский адрес.

Крепко целую.

Вика

21.05.44

Кажется, № 22 (все время сбиваюсь).

Продолжаю заниматься земляным строительством. Живу в палатке на вольном воздухе. Варим себе на костре пищу – различные каши и супы и только слышим, как далеко-далеко грохочут пушки, да самолеты вереницами летят на Запад.

Очень давно что-то не получал от вас писем, да и ни от кого. Значит, опять придет сразу целая пачка.

Писать больше буквально не о чем. Сегодня или завтра наш начфин сделает вам перевод – 2000 рублей. Кроме того, с этого месяца вы должны уже получать деньги по аттестату. Ближайшие 2 месяца кроме аттестата высылать денег не смогу, т. к. хочу расплатиться с займом.

Ну крепко целую и жду писем.

Вика

16.06.44. Кажется, № 27

Приехали в Коростень, через несколько минут едем дальше. По-видимому, будем менять Украину на Белоруссию. Едем хорошо – быстро и безостановочно. Погода испоганилась. Сегодня все небо обложило и течет по-осеннему.

И всего я в каких-нибудь 150 км от вас. Пока до Казарина не доехали, где-то в глубине теплилась еще надежда, что поедем вправо, а не влево, хотя все прекрасно понимали, что в Киеве нам делать нечего.

Ну пока. Всего хорошего.

Вика

5.07.44.

Чудное, солнечное утро. Только что вернулся с Митясовым с последних известий (взяли Полоцк), позавтракали пшенной кашей с томатным соком, отметили на карте продвижение фронта (вот здорово пошли в Белоруссии!), и сейчас не знаю как-то, чем заняться. Домики наши мы уже почти все кончили. Симпатичные получились, вроде сказочных избушек Бабы-яги. Вот только жить в них, по-видимому, особенно не придется. Отдых наш, кажется, приходит к концу. Вчера благодаря тому, что часть наших людей работала на реке – замечательно покупался. Вот все наши события. Вот уже больше месяца как мы так мирно живем. Письма что-то опять прекратились. По одному, по два письма на бат-н приходит.

Ну целую.

Вика

Сегодня должны быть готовы наши карточки.

23.07.44.

Представляю, как вы волнуетесь, не получая от меня писем. Но, ей-Богу, я с первого дня наступления все собираюсь, и буквально нет свободной минутки. Немец бежит так, что мы его и не видим. Мы делаем по 30 – 35 км в день и никак догнать не можем. Сейчас, если не тронемся дальше, напишу подробное письмо. А это на всякий случай. Крепко целую.

Вика

Следующего письма не было, и вот почему: “…Нечто подобное произошло со мною в Люблине, – напишет позже Некрасов. – Напоив, не забыв о себе, танкистов пивом, размахивая пистолетом, с победными криками бросился вперед на Краковское пшедместье, за что и был награжден снайперской пулей”.

Затем снова Киев, госпиталь. “Вам надо приучать пальцы руки к мелким движениям”, – поучал раненого врач по фамилии Шпак. Так Некрасов начал писать о Сталинграде.

Успех был ошеломляющий. В 1946 году – публикация повести в журнале “Знамя”. На следующий год – Сталинская премия, потом – бесчисленные переиздания, еще через десять лет – по книге поставлен фильм “Солдаты”.

Вероятно, это единственная в своем роде судьба сталинского лауреата: с шестидесятых годов Некрасов считался опасным диссидентом. После смерти матери и унизительного обыска в 1974 году он был вынужден уехать в эмиграцию.

Меня поражает непрофессионализм республиканского Комитета госбезопасности: на балконе опустевшей квартиры Некрасова они не заметили ящика, в котором находился настоящий архив писателя. Впрочем, именно благодаря этому сегодня читатель имеет возможность увидеть фронтовые письма Виктора Некрасова к матери – маленькие эссе о тяготах и радостях фронтовой жизни патриота, незаслуженно отвергнутого своей Родиной.

Владимир ПОТРЕСОВ

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
ТЕМА НОМЕРА
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ:

ГУБЕРНСКИЕ СТРАНИЦЫ

Андрей СТОЛЯРОВ
МИР БЕЗ США

НАШ ЧЕЛОВЕК В ПЕКИНЕ

Анатолий АЛЕКСИН