На главную страницу
ЧЕЛОВЕК
№6 (5911) 12 - 18 февраля 2003 г.

РОДНАЯ РЕЧЬ


ЛИХАЧИ У МИКРОФОНА

Как они превращают “сфинксов” в “свинксов”

Замечательный русский язык знаменитого диктора Юрия ЛЕВИТАНА помнится долгоУ меня создается впечатление, что на наше радио и телевидение как будто специально набирают ведущих с явными дефектами речи, особенно на региональные и недавно созданные каналы. Но ведущий журналист-корреспондент, работающий на радио и телевидении, должен владеть не только хорошим пером и словом, но и языком.

Лет 20 назад, как вспоминают старейшие работники радио и телевидения, при поступлении на работу, связанную с выходом в эфир, претенденты обязательно сдавали экзамен, состоящий из чтения новостей, художественной прозы и стихов, импровизаций. У них оценивались дефекты произношения, интеллектуальный уровень.

А сейчас у слушателя нередко возникает ощущение, что теле- и радиопередачи сделаны с быстротой яичницы и ведущие “лепят” то, что им взбредет в голову. Даже непрофессионалу нетрудно заметить, что некоторые ведущие увлекаются скороговоркой (вероятно, с целью экономии дорогостоящего эфира), забывая, что она хороша только при отличной дикции.

И тогда мы слышим, как предприятие из “эффективно работающего” превращается в “фиктивно работающее”, “дедушка” – в “деушку” (читай “девушку”), “сфинкса” – в “свинкса”, а “Капитолийский холм” – в “Капиталистский холм”. Мурашки бегут по коже, когда слышишь, что куда-то “трупы прибыли” (трубы прибыли?), и удивляешься, что “молодежь просит наркотиков” (молодежь против наркотиков?). После прослушивания таких сообщений уже легко подглатываются и “с наилучшими пожеваниями”, и “прощай, любимый голод”.

Только после недельного мониторинга теле-, радиопрограмм убеждаешься, что поле теле-, радиоэфира “речевикам” еще пахать и пахать. Поразительно то, что даже на центральных федеральных каналах, например, после слогана “Радио… – настоящее радио” можно услышать ведущего, читающего последние новости с таким шамканьем, что сразу невольно возникает сомнение, будто это “Радио” настоящее. И уж точно не на повышение рейтинга каналов работают корреспонденты, у которых проблемы со всеми свистящими и шипящими звуками.

Что-то не срастается, когда в политических репортажах мы слышим:

– “сникерс Госдумы” вместо “спикер Госдумы”;
– “говорит кабачок” вместо “говорит Горбачев”;
– “перекись населения” вместо “перепись населения”;
– “тень города” вместо “День города”;
– “половой национальный продукт” вместо “валовой национальный продукт”;
– “наглоязычная пресса” вместо “англоязычная пресса”;
– “легионы” вместо “регионы”;
– “клоны” вместо “клоуны”;
– “клонирование” вместо “планирования” или наоборот.

Сегодня ведущие могут сказать “сморелли”, “седня”, “тыща”. Конечно, сейчас модно быть простым и доступным, но не такой же ценой. Ведь шоуменам, диджеям подражают дети, а когда речь у них корявая, ни к чему хорошему это не приведет.

Да после репортажей с такими перлами хочется, подобно Хрюну, воскликнуть: “Тушите свет!”, “Глушите звук!”, и зритель (слушатель) просто щелкает пультом – делает свой выбор в пользу другой кнопки. Неужели это не волнует первых лиц ТВ и РВ?

Диктор высшей категории Игорь Леонидович Кириллов справедливо считает, что дискуссии на тему “Телевидение – искусство или нет” давно закончились. Всем известно, что телевидение – это искусство, и поэтому оно требует жесткого исполнения элементарных законов: техники речи, дикции, правильного произношения и ударения, знания и углубления знания родной речи, а также исполнительского мастерства. Прежде всего это умение логично, четко, ясно выражать свою мысль, уметь общаться с невидимым собеседником и конкретным человеком. Особенно это стало актуальным теперь, когда передачи строятся в основном на диалоге журналиста и тех, кто выступает в кадре с аудиторией. Все чаще применяется форма интерактивного общения, а это требует от журналиста высшей квалификации.

Профессионалы телевидения, которым небезралично их будущее, решили закладывать основы профессии уже с детства. Так, в Школе телевидения “Останкино”, ректором которой является заслуженный артист РФ, профессор, диктор высшей категории, “патриарх” Всесоюзного радио с 40-летним стажем Илья Ефимович Прудовский, на высоком профессиональном уровне ведется работа с детьми от 8 до 17 лет. Ребята с удовольствием обучаются основам режиссуры, мастерству телеведущего, технике речи, операторскому мастерству и пр.

За рубежом давно поняли, что телевидение наряду с радио способно передать вокальные характеристики речи – такие, как тембр голоса, его мелодику, силу и полноту звука. Так телевизионные выступления, с одной стороны, позволяют получить зрителям наиболее полное представление, например, о кандидатах на выборные должности, оценить их внешние данные, манеру вести себя, умение говорить, достаточно широко знакомят избирателей с положениями их программ. С другой – в выступлении кандидатов, помимо содержательного аспекта, отражающего их идеи и воззрения, существенное значение имеют форма, эмоциональная окрашенность, культура речи (произношение, манера говорить, дикция, грамотность), что предоставляет возможность самим претендентам проявить ораторские способности, завоевать доверие избирателей.

Слова, которые мы говорим, составляют лишь малую часть того, что мы выражаем как человеческие существа. По результатам исследований, только 7% содержания сообщений передается смыслом слов, в то время как 38% информации определяется тем, как эти слова произносятся тоном голоса, а 55% – выражением лица, жестами, устанавливаемым контактом глаз. Точные цифры могут быть различными в разных ситуациях, но тон голоса и мимика вносят огромные различия в силу воздействия и смысл того, о чем говорится.

Тон голоса и язык телодвижений определяют, будет ли слово “привет” звучать как простое приветствие, как угроза, как подавление или как очаровательное восклицание. Профессиональные актеры на самом деле работают не со словами как таковыми – они оттачивают тон голоса и язык телодвижений. Любой актер должен уметь передать по крайней мере дюжину различных оттенков смысла в слове “нет”. И в ежедневных разговорах люди выражают множество оттенков смысла и имеют различные способы сказать “нет”, только они не осознают этого.

Журналисты, идущие на работу на телевидение и радио, фактически не обучены владению голосом, что является одним из основных условий освоения избранной ими профессии. Только актеров обучают владению голосом с точки зрения правильного звуковедения. А для людей речевых профессий нормальное функционирование голосового аппарата является моментом чрезвычайности важности.

А ведь как теряется эффект от просмотра популярной телепрограммы, когда ее автор-ведущий натужно, хрипло, осипло пытается донести до зрителя свои мысли и комментарии по поводу животрепещущих событий. Но смысл сказанного не доходит, так как все внимание зрителя сосредоточено на болезненном состоянии журналиста.

Существует ряд разработанных методик по устранению и предупреждению профессиональных нарушений голоса. Но, к сожалению, у многих профессия “логопед” ассоциируется с улыбкой, лишь с ярким образом, сыгранным Роланом Быковым в телефильме “По семейным обстоятельствам”, и его классическим “Улица Койкого”.

Еще раз процитирую Игоря Кириллова: “Нужно организовывать систематические занятия по ораторскому искусству и мастерству исполнения, то есть по развитию природного артистизма, без которого никто не имеет права выходить к микрофону, какими бы он ни владел внешними и голосовыми данными. Это так же необходимо, как артистам балета независимо от званий, независимо от положения в театре ежедневно, два раза в день, по крайней мере, заниматься у станка”.

И только тогда общими усилиями удастся восстановить школу русской разговорной речи. А на телеканалах останутся только пародии на теле-, радиоведущих, такие, как Хрюн со Степаном со своими “фефектами фикции”.

Мария ГОГОЛЕВА

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
РАССЛЕДОВАНИЕ
КЛУБ-206
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИЗ ЛИРИКИ
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе ЧЕЛОВЕК:

Игорь ГАМАЮНОВ

Мария ГОГОЛЕВА
ЛИХАЧИ У МИКРОФОНА