На главную страницу
ИСКУССТВО
№6 (5911) 12 - 18 февраля 2003 г.

МУЗЫКА


КЕНТ НАГАНО В МОСКВЕ

Байроническая личность за дирижерским пультом! Американец японского происхождения, всемирно прославленный дирижер Кент Нагано дал концерт в Большом зале Московской консерватории вместе с Российским национальным оркестром. Известный пропагандист музыки ХХ века (каковым он и явился впервые в Москве в 1997 году, исполнив сочинения Бартока и Адамса), он предстал нынче как страстный романтик и экспрессионист в программе ультраромантического толка: Лист – Шопен – Берлиоз.

Скажем сразу: менее всего удался Шопен, где в Концерте для фортепиано f-moll солировала Мари Кодама и где “аккомпанирующий” оркестр звучал подчас интереснее пианистки (парадокс!). Иное дело – “Прелюды” Листа. Здесь сразу проступило эстетическое кредо дирижера: культ каждого тембрового оттенка, каждого штриха во имя магии звучания целого. Изысканная мануальная техника с ее таинственной и грациозной “восточной” пластикой была адекватна богатству образной фантазии дирижера.

Но подлинным триумфом Кента Нагано и РНО стала Фантастическая симфония Берлиоза – этот манифест романтизма с инфернальной развязкой. Он прочел эту пятичастную программную партитуру, изображающую “развитие адской любовной страсти” (слова Берлиоза), во взрывном стиле современного музыканта, читающего романтическую партитуру сквозь лихорадочную и переменчивую чувственность современного человека. И если в первых трех частях симфонии (“Мечтания и страсти”, “Бал”, “Сцена в полях”) Нагано культивировал звуковую магию солирующих инструментов и отдельных групп (особенно деревянных духовых), то в финальных частях была явлена вся мощь реформированного Берлиозом оркестра.

Кент Нагано оказался именно тем музыкантом, который ощутил русскую публику как “глубоко чувствующую и обладающую сильной ответной энергетикой” (слова дирижера). И потому его ставка в Москве на Берлиоза, который, как известно, был особенно любим и признан в России еще при жизни, была точным расчетом. И вот он, ни с чем не сравнимый эффект энергетического слияния зала и симфонической эстрады. Все соучастники. Все вовлечены и “приговорены”… И вот они, эти адские контрасты “Шествия на казнь” (IV части), где вступает усиленная группа медных и духовых, а горькая мелодия солирующего кларнета (образ возлюбленной) прерывается страшным ударом всего оркестра и стуком отрубленной головы… И вот он, последний страшный “Сон в ночь шабаша” (V часть), где пляшет бесстыжая ведьма-шансонетка в крикливом тембре кларнета-пикколо (гениальная трасформация образа возлюбленной) и надвигается вместе с колоколами и мрачной поступью средневекового “Dies irae” – хоровод шабаша, пляска мертвецов. Финал Фантастической симфонии был представлен дирижером как вселенский смерч, сметающий все на своем пути…

Сотрудничество Кента Нагано с РНО продолжится и в создании ряда записей. А мировая премьера их диска сказки Прокофьева “Петя и Волк” и ее современной версии “Волк и Петя” (с музыкой Жана-Паскаля Бейнтуса и участием таких престижных “чтецов”, как Билл Клинтон, Софи Лорен, Михаил Горбачев) состоится уже в этом году.

Тамара ГРУМ-ГРЖИМАЙЛО

 

“ФОРМУЛА-1” НА РОЯЛЕ

Из тех, кто выступает на петербургской сцене, Евгений Кисин считается пианистом номер один. Концерты его на престижном фестивале “Площадь искусств” были гвоздем программы и собирали переполненные залы при далеко не минимальных ценах на билеты. Сцена и зал дружно сливались в экстазе. Аплодисменты гремели сообразно рангу исполнителя…

Является ли Кисин виртуозом? С одной стороны, феерические сверхскоростные пассажи он играет с умопомрачительной быстротой. Настолько умопомрачительной, что невольно хотелось найти глазами табло со временем, как на стадионе: побит прежний рекорд скорости или устоял? С другой стороны, для того чтобы извлечь из рояля форте, он прикладывал такие усилия, с такими странными телодвижениями… Владение звуком – неотъемлемая составляющая виртуозности, и старые мастера не позволяли себе звуки из рояля ни выбивать, ни выдавливать, они их вынимали – умение, у нынешних молодых встречающееся нечасто. Впрочем, не в этом дело.

Когда в исполнении присутствует музыка, та, что играется от чистоты сердца и полноты души, то и избыток техники веселит, и недостатки не мешают. Но от концерта Кисина осталось четкое ощущение, что выступал школьник: хорошо наученный и очень трудолюбивый, но по зрелости, по ощущению музыки – школьник, и даже не выпускного класса. Печально то, что тридцатилетний пианист играет как мальчик-вундеркинд, что вся музыка ушла в экзерсисы. Впрочем, получается эффектно и гарантирует овации зала, но не за музыку, а скорее, за спортивные достижения.

Но какой в этом смысл? И почему все-таки именно этот – лучший? Неужели только за то, что пальцы быстро бегают?

Елена ПРУДНИКОВА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
РАССЛЕДОВАНИЕ
КЛУБ-206
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИЗ ЛИРИКИ
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе ИСКУССТВО:

Галина АЛЕКСАНДРОВА

МУЗЫКА

Тамара ГРУМ-ГРЖИМАЙЛО
КЕНТ НАГАНО В МОСКВЕ
Елена ПРУДНИКОВА
“ФОРМУЛА-1” НА РОЯЛЕ
Марианна ШАТЕРНИКОВА
ВСЕЛЕННАЯ, ЗЕМЛЯ, КУХНЯ
ПРИГЛАШЕНИЕ К ПОЛЕМИКЕ
МОЖЕТ ЛИ ПРЕМИЯ БЫТЬ ИДЕАЛЬНОЙ?