На главную страницу
НАУЧНАЯ СРЕДА
№6 (5911) 12 - 18 февраля 2003 г.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПАГАНЕЛЕЙ


ЗВОНОК “ТИПА БОРМАНУ”

Скажете, что в кинофильме “Семнадцать мгновений веcны” звонок Штирлица по правительственному телефону Борману – вымысел? Может быть, и так. Но эпизод такого рода, правда, в другой стране, в другое время и с другими действующими лицами имел место на самом деле. Звонили по так называемой “вертушке” – телефону прямой правительственной связи – Леониду Брежневу. Разговаривали, однако, не с ним, а с Константином Черненко. Но ведь и Штирлиц разговаривал не с самим Гитлером, а только с Борманом. А разговор с Черненко был куда на более серьезную тему, чем у Штирлица с Борманом, не говоря уже о возможных последствиях этого разговора.

Вот как все было. Мы, советские, очень гордились своим военным потенциалом, обязывавшим считаться с нами сильных соседей, и те действительно с нами считались. Что и говорить – великая ядерная держава: в нашей силе было и наше величие. Но равновесие между равными противниками должно быть детальным. И эта детальность обязана поддерживаться постоянно. Всегда должны быть равны не только силы нападения, но и силы обороны. Считалось, что потеряй мы равновесие – и станем легкой добычей соседей-империалистов. По нашей доктрине, на удар нужно было ответить сокрушительным ударом, а по-другому – за зуб вырвать всю челюсть. В мире это знали и на самом деле побаивались. Но чтобы ответить ударом на удар, надо было после удара сохранить хоть то, чем ответить. Понятно, что отвечать надо было тогда, когда бомбы летят, а не тогда, когда они упали, а то поздновато будет. И действительно, ядерных зарядов и ракет у нас было не меньше, чем у США, была и надежная система противовоздушной обороны. Но ведь супостаты-то не дремали и постоянно придумывали что-нибудь новенькое, да еще под завесом строжайшей секретности. Попробуй узнай все, что они там делали. То самолет-невидимку создали, то каким-то электромагнитным импульсом угрожали вывести из строя всю нашу систему ПВО. После чего бери нас всех голыми руками. Но для того кошка и нужна, чтобы мышь не дремала. А кошкой этой, конечно же, были наши ученые. Изучая очередные отчеты наших потенциальных врагов, нашлись такие, которые вдруг поняли, что при всем великолепии нашей системы ПВО сладить-то с нами можно довольно-таки просто. Летит себе один самолет, ну, скажем, условно (как это было позже) самолет Руста, и везет он всего один атомный заряд. Ну а раз может он долететь до Москвы, то и от заряда по дороге он избавиться может. Массированного удара от одного заряда, конечно же, не получится, но этого для начала и не нужно. Одного заряда может оказаться достаточно, чтобы создать такие помехи, которые нарушат устойчивую работу ПВО на время, нужное для беспрепятственного нанесения уже массированного удара по противнику, а значит, и победы над ним. Вот ведь какое сомнение поселилось в головах наших ученых.

Не знаю, как было с инициативой ученых при отце народов, когда создавался атомный щит нашей Родины, а вот в эпоху номенклатурного социализма инициатива явно не поощрялась. Ознакомилось начальство с выводами своих ученых в строго закрытом порядке и, следуя известной уже, по крайней мере, с пушкинских времен заповеди “на службу не напрашивайся”, инициативу ученых отвергло. Зачем нам эта головная боль, известно ведь, что не было у бабы печали, пока не завела она порося.

Не согласились, однако, с таким непатриотическим решением номенклатурщиков-супостатов два товарища. Как же так? Не “шутейное” ведь это дело, оборона страны. Ученые были хоть и бутовские, но доктора наук, и оба Ленинские премии имели за былые заслуги.

Но что делать – отраслевое начальство против. Только центральная власть может переломить их вердикт. А тут еще и вопрос секретный – самый высокий “гриф” имеет. И решили товарищи известным уже к тому времени из кинофильма “Семнадцать мгновений весны” вымышленного полковника Исаева способом общения с Борманом воспользоваться – правительственным телефоном, номенклатурной “вертушкой”. У них самих “вертушки” не было. Но нашлась у высокопоставленных друзей. И такой друг не отказал. “Чего мелочиться, давай Леониду Ильичу сообщим. Это уж наверняка сработает”, – решили товарищи. Как и положено, трубку взяло доверенное Ильича лицо. Углубляться в суть дела оно не пожелало. Интерес в основном был к тому, кто с ним, лицом, разговаривает. Выяснив, кто, велело лицо позвонить через час снова. А за час были, конечно, наведены справки о звонивших. Через час лицо выслушало уже и существо дела.

Дело поставили на учет. Но кому же решать такой щепетильный вопрос? Известно кому – тем, кто его отверг. А как решить, правы ли ученые-заявители? Собрали представительное совещание. Одних генералов пригласили так много, что зал сиял от золота их погон. На совещании одному из заявителей позволили выступить. Однако опасения отвергли как несостоятельные.

В кулуарах совещания, однако, поговаривали, что отвергли опасения потому, чтобы не натолкнуть американцев на мысль нас победить, а то еще опробуют. От такого ведь все равно не защититься. А если это все-таки так, то пусть тогда американцы и выбрасывают на ветер деньги своих налогоплательщиков на совершенствование своей противоракетной обороны – ПРО. Все равно от Руста защиты они не придумают.

Борис ШВИЛКИН

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
РАССЛЕДОВАНИЕ
КЛУБ-206
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИЗ ЛИРИКИ
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе НАУЧНАЯ СРЕДА:

Владимир ГУБАРЕВ

ПОРТРЕТ НАУКИ НА РУБЕЖЕ ЭПОХ
ПОСТИЖЕНИЕ ПРОЧНОСТИ
Людмила КОХАНОВА
ТЕСТ НА АВТОНОМИЮ Заочный “круглый стол” руководителей российских вузов
Георгий ЧЕРНИКОВ
ЗНАКИ ФИЗИКИ И ХИМИИ