На главную страницу
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ “ЛГ”
И ПОСТОЯННОГО КОМИТЕТА СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА
№8 (5868)27 февраля - 5 марта 2002 г.

КУЛЬТУРА И СОВРЕМЕННОСТЬ


ЧИСТОТА ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ

Михаил Андреевич САВИЦКИЙ – выдающийся художник современности, живописец мирового масштаба. Народный художник СССР и Белоруссии. Академик Российской академии художеств, Академии наук Белоруссии, Международной славянской академии.
Разговор с М.А. Савицким, недавно отметившим свое 80-летие, состоялся в его мастерской в Минске, где Михаил Андреевич живет с 1957 года, почти двадцать лет руководит Академической мастерской живописи.

Михаил Андреевич, многие ваши полотна глубоко драматичны по содержанию. Это и понятно: Великая Отечественная война для всех белорусов незатихающая боль. Но мы знаем, что вы участник обороны Севастополя, и мы помним конец 70-х, когда мир увидел цикл ваших работ “Цифры на сердце” и был потрясен ими, созданными бывшим узником Бухенвальда и Дахау. Картины эти поразили и тем, как непривычно еще для живописи тех лет была решена вами тема трагедии войны, геноцида: люди, обреченные на смерть, светятся каким-то неземным светом, будто воскресая к жизни вечной, а сами образы этих жертв напоминали лики святых на русских иконах.

– Искусство в разных странах мира выработало свои национальные особенности. Русская школа живописи, и русское искусство в корне отличаются от европейского. Дело в том, что европейское искусство идет от логоса, от слова. Вспомним самых великих, гениальных – они иллюстрировали Библию. Русское же искусство идет от иконы, от образа. И наш русский реализм развивался в направлении создания образа, раскрывающего суть явления. Посмотрите на простую нашу икону, на изображение святых. Думаешь: чем она так зачаровывает? Не только красотой. Сутью, которая в предстоянии перед Богом. В западном искусстве святой сам как Бог, он так и изображается. А наши святые предстоят перед Богом. Но как? Смотрите, есть ли там угодничество или гордыня? Нет. Величайшая человеческая простота, чистота человеческая. Раскрывается сразу глубинная суть изображенных на иконе святых. В этом и наш реализм – глубинный.

А как вы относитесь к такому понятию, как “реализм социалистический”?

– Художники, сторонники так называемого соцреализма, полагали, что полотно должно быть выполнено с натуры. Списано, сфотографировано вроде бы. Они и манекены ставили и списывали. Совали это в картину. А картина не собиралась. Не становилась образом.

На художнике лежит ответственность в отборе предмета. Какой именно взять предмет, как дать ему иную жизнь, вечную? Но при выборе предмета выбирается и язык, форма, которая и должна раскрыть суть данного явления. И потому мы опять возвращаемся к образу.

Пушкин и Гончарова. 1986Требовалось обратиться к предшествующему опыту, к традициям русской иконы. Например, я написал работу “Мать партизана”, где с точки зрения соцреализма “все неправда”. Сидит женщина, еще молодая, хорошо одета, а рядом стоит виселица и под виселицей лежит младенец. А на самом деле здесь все правда. Для матери он всегда ребенок, что его убили – правда, и что она всю жизнь будет плакать, тоже правда. Но выраженная иными художественными средствами. Образно!

Можно сказать, к тому времени в советском искусстве назрела уже революция в области языковых средств.

– Да, к 60-м годам назрела ломка в советском искусстве. Своего рода революция. Но тотчас раздались крики о защите социалистического реализма. От кого? Можно поднять статьи тех лет и увидеть, как на одной из сессий академии жестко критиковали меня. Академия и Союз художников еще сидели, так сказать, на плечах помпезного искусства.

Позже на выставке, посвященной 30-летию Победы, начальство сняло мою работу “Плач о павших героях”, которую выставком принял на аплодисменты. 30 лет прошло, а народ плачет. Но картину с выставки сняли.

Ваше поколение – это выпуск Суриковского института 1957 года. Какова черта этого поколения художников, можно ли связать их творчество с каким-либо течением в живописи?

– Славные вы, ребята, говорил нам ректор, но хорошо, что вы окончили и меня до инфаркта не довели. Мы уже понимали, что надо возвращаться к самой сути событий, что война не только героика, но и трагедия. Позже такое направление назвали суровым стилем.

А кого из художников вы можете назвать близким себе, своему мироощущению?

– Самыми близкими друзьями были Смолины. Это очень талантливые люди. И во времена хрущевские их так ударили, что они не смогли подняться, очень впечатлительные были. А близкие люди?.. Алексей и Сергей Ткачевы, Андрей Мыльников, Гелий Коржев – все это близкие люди, хорошие художники.

Вы затронули тему гонений на художников в хрущевские времена. Однако перечисленные живописцы были представителями реалистической школы, мы же знаем больше пострадавших при Хрущеве художников-авангардистов. Нашумевшая “бульдозерная выставка”...

– Речь идет не о тех художниках, которым сделали рекламу при помощи бульдозера. А о серьезных художниках. Под видом борьбы с авангардом чиновники от искусства хитро использовали эту кампанию, чтобы травить художников-реалистов. Система культуры, которая установилась в СССР в последние десятилетия, одновременно и наследовала черты закрытого общества 50-х – начала 60-х и, с другой стороны, допускала в себе элементы совершенно чужой культуры, причем так, что они выглядели привлекательно, как запретный плод. И система ценностей, которая определяла и Россию, и Советский Союз, оказалась осознанно противопоставлена ценностям европейской культуры. И это сработало.

Подмена ценностей, подмена понятий. Признак и нашего времени?

– Да. Что такое, к примеру, нынешняя демократия, если она позволяет расстреливать и бомбить “провинившиеся” страны? Это самая настоящая диктатура! Нового мирового порядка. По доктрине Даллеса задумано заставить человека жить низменными интересами, что позволит легко управлять им.

Вы уже говорили о православной основе своей живописи, о возвращении к образу. Но позвольте спросить: как вы в атмосфере безбожия стали православным художником?

– Люди и тогда хорошо понимали, что свято, а что нет. Ведь не коммунисты изобрели наши нравственные заповеди. Святое – это вечное. И потому я изображаю распятого фашистами коммуниста и называю полотно “Голгофа ХХ века”. Русский коммунизм можно рассматривать как угодно, но только не в духе Фейербаха, Маркса, Энгельса... Другое дело, какой вред нанесла ленинская идеология русской культуре. Вопрос сложный и требует особого разговора. Но однозначно можно сказать следующее: несмотря на марксизм-ленинизм, русская православная подоснова все равно проявилась.

Мы больше говорим о русской культуре, к которой в глобальном смысле вы себя относите. А что же Белоруссия? Хотелось бы знать, какие здесь процессы идут в живописи, литературе, политике? У нас в России, к сожалению, произошел раскол интеллигенции: в театральном мире, в среде художников, музыкантов, но особенно остро и непримиримо размежевались писатели. По политическому, эстетическому и даже национальному признаку. Однако ряд изданий пытается собрать эти разбросанные камни, в частности, “Литературная газета”, дающая полную палитру художественной жизни России. А как в Белоруссии? Существует ли консолидация общества? И что оппозиция?

– Консолидации белорусского общества не существует. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь одно – белорусская интеллигенция сейчас на перепутье. Она хочет стать европейской интеллигенцией за счет отказа от русской культуры. А ведь русская культура девятнадцатого века – это третье чудо света после античности и Ренессанса, и отказ от этих традиций – нонсенс. Авангардное искусство, которое сейчас активно внедряется, – это осознанная политическая акция по разрушению национальных христианских культур, не только русской.

Но, Михаил Андреевич, было бы неверно говорить, что белорусский национализм не имеет и чисто духовный подоплеки, белорусы могут ведь обижаться на недостаточное развитие своего родного языка в республике, на недостаточное внимание к национальной культуре в целом.

– Белорусский язык, как и всякий другой, имеет свою историю развития. И насиловать язык нельзя. Белорусский язык развивается, нарабатывает свой инструментарий под влиянием русского языка. Это историческая закономерность. На одном из высоких собраний я высказал мысль: наша республика ведь находится в очень выгодном положении, здесь Мицкевич понятней, чем, скажем, москвичу. Пушкин белорусам более понятен, чем полякам. Такое местоположение. И писатели должны учитывать это и формировать свой язык, как когда-то Ломоносов и Пушкин формировали русский язык. Он и сейчас формируется. И я сказал бы писателю белорусскому: почему ты, если написал неплохое стихотворение, тащишь его в Москву, а плохое публикуешь здесь?

Вы работали много лет в Академии художеств, в эстетической комиссии, а потом, будучи долгое время депутатом, занимались серьезно вопросами образования, размышляли о том, как воспитать полноценного гражданина страны, гармонично развитую личность.

– Советская школа была прекрасной. Из всех школ мира она давала наибольший объем научных знаний. Но был и недостаток. Школа не создавала человека, а обеспечивала знаниями. Односторонне. Мы говорим, что создание нового человека занимает длительное время. На самом деле всего десять лет. И личность сформирована. Значит, надо, чтобы школа развивала помимо знаний индивидуальные наклонности каждого. В Японии это давно поняли. Нашу программу единой трудовой школы Япония обработала, обкатала и получила удивительные результаты. Это мое мнение. Сейчас происходит разрушение советской школы. Создаются школы дорогостоящие, для избранных. В результате одни дети получают одно образование, другие – другое. Но я считаю, в государстве должна быть единая демократическая школа. Равно доступная всем.

Но кто будет решать, какое правильное образование, какое неправильное?

– Сейчас России навязывается система так называемого открытого общества. Но любое общество, если оно хочет развиваться, должно быть в какой-то степени автократично, замыкаться на себе и свято блюсти свои ценности, свой кодекс чести, набор эстетических, этических, нравственных, государственных, экономических представлений – базовую систему ценностей. Когда их становится меньше критической массы, человек просто теряется во времени и пространстве, перестает быть человеком своего народа. А система таких ценностей закладывается с ранних лет. Упустили – и поздно. Будет мальчик, живущий в виртуальной реальности, или девочка, стремящаяся на панель. Так же и художник должен идентифицировать себя с определенной культурной системой. И работать в ней, несмотря ни на что, вопреки всему. Это как раз и есть один из постулатов русской православной культуры: если даже никто больше, то я буду один. Бог смилуется и сохранит Россию, если в ней будет хотя бы один праведник.

Над чем вы сейчас работаете?

– У меня много замыслов. Последние три года писал портреты президентов Академии наук Белоруссии. Это была сложная работа, но очень интересная. Все наши президенты очень разные люди, некоторые из них были репрессированы. А ведь в портрете прежде всего надо передать характер человека. Это была напряженная работа. Кроме того, написал картину “ХХ век. Убийство правды”. Этой работой я сказал свое мнение о двадцатом веке.

Картина на библейские темы “Иов”, как ни странно, о сегодняшнем дне. Сейчас произошло то же, что и тогда: нас обобрали и ничего не возвращают. Как вы считаете, вернут нам отнятое?

Думаю, не вернут.

– Вот именно.

Помнится, три года назад вы говорили о работе над совместным портретом Пушкина и Мицкевича. Вы закончили ее?

– Я написал их по отдельности. Совместный портрет не получился... А работу над картиной “Усекновение главы Иоанна Крестителя” отложил. Будем считать, до лучших времен.

Продаете ли вы сейчас свои картины? Кому? Устраивает ли вас покупная цена?

– Я принципиально не продаю картины за пределы Белоруссии.

А как вы себя ощущаете в день своего восьмидесятилетия?

– Точно так же, как и в любой другой день. Живу, работаю и ни на что не отвлекаюсь.

Беседу вел Глеб КУЗЬМИН

© "Литературная газета", 2002

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
ЗЛОБА ДНЯ
МИР И МЫ
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ПРОЗА, ПОЭЗИЯ
ИСКУССТВО
КЛАССИКИ И БЫТ
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ “ЛГ”
И ПОСТОЯННОГО КОМИТЕТА СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ
НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе "ЛАД":

ВО БЛАГО МОГУЩЕСТВА
Интервью с Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Беларусь в Российской Федерации Владимиром ГРИГОРЬЕВЫМ

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ
“СССР РАЗОДРАЛИ НА КУСКИ ЭТНОКРАТИЧЕСКИЕ КЛАНЫ...”

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
ПЕРВАЯ ПРЕМИЯ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА В ОБЛАСТИ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА

КУЛЬТУРА И СОВРЕМЕННОСТЬ
ЧИСТОТА ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ
Алесь КОЖЕДУБ
НА КРУГИ СВОЯ
О современной белорусской литературе

Михась СТРЕЛЬЦОВ
ЗАГАДКА СТРЕЛЬЦОВА

Микола КУПРЕЕВ
ОБЛАВА
Отрывок из повести “Детские игры после войны”
Петр КОШЕЛЬ
“ОТТОРГНУТЫЕ ВОЗВРАТИХ...”
Заметки писателя

Таиса БОНДАРЬ
ПОСЛЫ СЛАВЯНСТВА

Виктор ШИРОКОВ
СВЕТ РОДНОГО СЛОВА