На главную страницу
ЭКСКЛЮЗИВ
№9 (5869) 6 марта - 12 марта 2002 г.

НОННА МОРДЮКОВА: БЕЗ ЛЮБВИ – НЕ ЖИЗНЬ!

Заполучить в собеседники Нонну Мордюкову совсем не просто. И потому следует сказать пару слов о Павле Каплевиче, театральном и кинохудожнике, оформившем в этом качестве около 50 фильмов и более 100 спектаклей, а сейчас еще и удачливом продюсере. Именно благодаря Павлу, а вернее, его дружбе с Нонной Викторовной корреспонденту “ЛГ” удалось провести вечер с любимой многими поколениями актрисой.

Нонна Викторовна встретила нас радушно, но обольщаться не стоило – радовалась она исключительно Павлу Каплевичу, благодаря которому и мне выпало такое счастье: побывать в гостях у “народного достояния”, так называет ее Каплевич. И тем не менее хозяйка была открыта, дружелюбна и иронична, то есть практически полностью соответствовала своему экранному образу. Расположились мы на кухне, и сразу же нас попытались накормить. Было предпринято несколько попыток, но удачей они окончились только после прихода Наташи, родной сестры Нонны Викторовны. До этого мы с Каплевичем, не желая обременять хозяйку дома, категорически отказывались от всего, кроме общения.

О вашей дружбе ходят легенды.

П.К. Я очень дорожу отношением Нонны Викторовны ко мне, потому что считаю ее абсолютным гением. Но жизнь такая странная штука: например, могу опоздать к ней на час… Если отстраниться и вдуматься: к кому ты опаздываешь! Понимаешь и все равно опаздываешь.

Н.М. Я его так люблю, что мне приходится себя в душе останавливать. Вспоминаю, что он женатый человек, да еще с двумя детьми. А как только забываю, опять сердце стучит… Но он брешет всегда. Иногда на час, а чаще на два опаздывает. Подозреваю, что у него есть несколько точек.

Мужчины все обманщики?!

П.К. На самом деле это она меня морочит. Что касается моей жены, то она уже давно вовлечена в процесс, и дети мои знают, кто такая Нонна.

Как вы познакомились?

Н.М. Лет десять назад на фильме Лунгина “Луна-парк”. Знаете, сатана к сатане идет без всякого разрешения. Когда я пришла в группу и увидела Павлика, я к нему стразу потянулась, а он – нет.

П.К. Да ладно, это все интриги. Она меня называет точно так, как меня называла мать. У нас одинаковый говор, мы же из одних мест.

Н.М. Да, мы лица кавказской национальности. И родились на Кавказе, и обычаи знаем, язык почти знаем, пищу местную… У нас очень своеобразная любовь. Мы скучаем друг без друга, а когда наконец встречаемся, очень много говорим. Мы хорошо понимаем друг друга. Паша просекает все, и говорить с ним можно обо всем. Он умница, он философ. Никогда не перебьет, хотя умеет отбрасывать неинтересное для себя очень искусно, не обидев человека. Мы, бывает, сидим вот как сейчас, на кухне. Говорим, говорим и уже захватили темы запредельные… Вдруг Пашка становится красным, вскакивает: “Все. Я завтра приеду!” Меня даже не спрашивает, могу я или нет. И после его отъезда мы не видимся ровно четыре месяца.

– Какой коварный!

П.К. Действительно, у нас все очень особенное. Не знаешь, когда вдруг что-то произойдет и “вдруг” вырастет, как цветок. И сразу не поймешь откуда. Но с включенным диктофоном невозможно рассказать о наших разговорах, мы сейчас будем только “делать вид”. И хотя Нонна говорит о любви, а я нет, любовь между нами, безусловно, существует.

Фильм Ренаты Литвиновой “Нет смерти для меня” тоже признание в любви.

Н.М. Там не поймешь, кто в кого влюблен. Для меня вообще и отправная, и финальная точка – любовь. Иногда даже ни к селу ни к городу. Потому, что я родилась – состоящей из любви. Уже в шесть лет я плакала от любви. Мы жили на берегу Азовского моря, и там было военно-морское училище имени Сталина. К нам в дом приходил один дядька и приносил всякие морские одеяния для меня: вылинявший гюйс, фуражку… Я на них спала, на них думала и плакала, когда он уходил, потому что хотела, чтобы он скорей вернулся. Тогда мне хватало запаха его одежды и его чищеных ботинок. Когда выросла, полюбила замуж выходить. Мужья у меня были все высокие, красавцы, правда, работать не любили. По правой щеке слезу пустят и Байрона наизусть читают. Вот это мое! Так что кислород сопровождает жизнь, а жизнь состоит из любви. И это не только то оголенное чувство, которое нам приносит радость от общения мужчины и женщины. Я, например, перестала ездить во всякие круизы, потому что привыкла мир воспринимать четырьмя глазами.

П.К. Как это?

Н.М. Чтобы еще пара глаз видела то, что вижу я. Когда мы ездили с передачей “Аншлаг”, я только и думала: когда же этот круиз закончится?! Без любви – не жизнь. Сейчас у меня есть Паша.

Хочу спросить о вашей совместной работе…

И этот банальнейший вопрос сыграл роль катализатора. Вся творческая энергия, накопившаяся на кухне Нонны Мордюковой, начала реализовываться в то самое “вдруг”, о котором говорил Паша.

П.К. Мечтаю, чтобы Нонна сыграла что-нибудь хорошее, хотя мы много чего делаем вместе, но в основном по мелочам. Я ее уговорил сниматься у Литвиновой.

Н.М. Неправда!

П.К. Как это – неправда, ты же не хотела!

Н.М. Хотела!

П.К. Ты всегда хочешь, только каждый новый человек тебя пугает… Мне позвонила Рената и сказала, что уже несколько человек обращались к Нонне Викторовне с предложением сниматься в этом фильме, но она всем отказала. Я обещал попробовать. Уговорил и сам приезжал на съемки. Она даже в моей рубашке снималась. Короче, хочется что-нибудь придумать для Нонны. К сожалению, я не занимаюсь режиссурой и кинопродюсированием. Была у нас задумка сделать телеспектакль, чтобы не мучить Нонну многочисленными репетициями. Ей ведь тяжело ездить каждый день в театр. Принес я ей одну пьесу. Беккет, “О, счастливые дни”, ставить должен был Володя Мирзоев. Помнишь, ты ходила смотреть его спектакль “Хлестаков”? А после спектакля сказала: “Ты меня больше в этот спортивный зал не води!”

Н.М. Там пахнет спортивным залом. Они все бегают в спортивных шароварах.

П.К. А как она сказала про Суханова!

Н.М. Этот мальчик интересен как для женщин, так и для мужчин. Я кое-что в жизни понимаю.

П.К. Оставил пьесу и поехал домой. Вдруг в два часа ночи раздается звонок…

Н.М. Я сразу прочитала!

П.К. “Ты что, с ума сошел! Ты за кого меня принимаешь!” Это она Беккета прочла…

Н.М. А сейчас я согласна.

Каплевич схватил записную книжку, и, казалось, интервью безнадежно испорчено. Перелистывая странички, Паша вслух перебирал варианты.

П.К. Давай сделаем… Подумаем, кто бы мог? Рената могла бы… о, я нашел молодого режиссера… Нина Чусова – молодая, полная сил. У нее театр, как в детстве, чист и свеж, без всяких постмодернистских ухищрений, с открытым забралом, театр от театра, а не от литературы или философии, как у Володи Мирзоева. Очень талантливая, надо ее к тебе привезти. Я хочу, чтобы ты была одна, без партнеров. Монолог можно разрезать на куски. Эту пьесу уже сыграли все: Бабанова ее репетировала во МХАТе с Анатолием Васильевым, Питер Брук поставил на свою жену – Наташу Пари в Париже… Все звезды, кроме тебя, в ней уже сыграли.

Паша сделал паузу. Так, уже кому-то дозвонился. И в эту паузу удалось вклиниться с вопросом. После этого простоев в творческом процессе Павла Каплевича практически не было, но результат вырисовывался. Да еще какой. Но все по порядку.

Когда вы узнали, что входите в десятку лучших актрис столетия, каковы были первые чувства?

Н.М. Вообще-то похвалой я избалована.

П.К. Можно, я отвечу. Мне кажется, она не придала значения. Я присутствовал, когда звонили и поздравляли сильные мира сего. Она благодарила с большой иронией.

Н.М. Я года полтора не знала об этом. Какой-то пьяный позвонил и говорит: “Дура, ты же лучшая актриса мира!” – “Да я и так знаю”. Кто-то из актрис сказал: “Ты так сильно притворяешься, что уже перебираешь”. И объяснили. Ирония иронией, но я уже давно думаю… что бы с них взять? Паша, я хочу работать, когда ты мне привезешь книгу. Очень соскучилась по своей профессии.

П.К. Конечно, ты уже давно ничего не делала.

Н.М. Я иногда на просмотре не могу вспомнить, когда я это сыграла, до такой степени увлекаюсь. Я такой кайф ловлю от работы…

П.К. Надо поговорить с Люсей Петрушевской. Она фантастический автор. Очень талантливый человек, да просто гений. Сейчас мы ей позвоним. Я так сочиняю свои проекты: у меня есть Нонна и к ней прилепляю человека, который мне также интересен. Мне очень хочется поработать с Петрушевской, но никак не получается.

А как ты достаешь деньги?

Н.М. Ему верят.

П.К. Я заметил, что доставать деньги с каждым днем все легче и легче. Когда только начинал, я не понимал, куда идти и с кем говорить… За последние три дня я достал деньги на три проекта. Но, правда, все ставят условием мое участие, и волей-неволей приходится соглашаться, хотя некоторые проекты я собирался только продюсировать. (Во время монолога Паша продолжал разыскивать по телефону Людмилу Петрушевскую.) Она сумасшедшая по большому счету, волшебно сумасшедшая, как ты. У нее суперзрение, у нее руки по-другому чувствуют... Здравствуйте, Людмила Стефановна! Сижу у нашего народного достояния Нонны Мордюковой. Она хочет с вами поговорить.

Трубка перешла к Нонне Викторовне.

Н.М. Сидели, разговаривали и за талантами начали гоняться в мыслях своих. Павел навел на вас… Спасибо. Я давно начала вторую книгу. Не спеша, как на курорте. Тянет меня к этому, как всех, наверное. А я напичкана всякими историями. В издательстве криком кричат: мол, давай, давай. Видно, у них такого материала простецкого нету. А по профессии своей соскучилась.

П.К. Людмила Стефановна, почему бы нам всем вместе не объединиться в одном порыве? Мы сделаем для телевидения какой-нибудь ваш монолог или рассказ?.. Это гениально!

Можно узнать, что придумала Петрушевская?

П.К. Очень простое предложение: “Нонна Мордюкова рассказывает…”. И все! Читаешь, например, свою книгу, оторвалась, начинаешь рассказывать, вспоминать, импровизировать. Я сяду напротив, будешь мне рассказывать.

Неожиданно прорвалась накопившаяся творческая энергия.

П.К. Первый раз она заговорила о работе. Каждый раз слышу, что Нонна устала и плохо себя чувствует. Я же не могу заставлять. И потом, где режиссура такого уровня?

Паша опять рванулся к телефону. Инициатива была полностью в его руках. Но телефон зазвонил, и какой-то слабознакомый человек долго мучил актрису.

Н.М. Как с собачками погуляли? Хорошо!.. Столько признанных и талантливых кинематографистов ходят, и нет сценариев, и нечего снимать… Вы думаете, что я такой человек: могу на какую-то кнопку нажать и всем объяснить, как нужно жить в кино?! И я такая же растерянная, как вы… Все как сговорились, режиссеры и сценаристы набрасываются, а наброс один и тот же, как под копирку. Осточертело, одно и то же: “Как быть?” Почему у меня мало картин? Потому что я знала: вот микробик, которому я буду служить и который я буду развивать в этой роли с помощью режиссера… Нет, нет… Придет человек, и мне надо подготовиться, привести себя в порядок. Во имя чего? У вас есть определенный материал?.. Какое интервью?.. Я не из-за денег, у меня есть место, где… У нас есть сцена, концертная деятельность… Вы хотите выжать из меня несколько капель крови! Оставьте меня в покое, товарищ, я не хочу вас видеть, я с вами не знакома!.. С какой стати я буду тратить свои эмоции на какого-то незнакомого дядьку: “Проходите, вешайте берет, сейчас я буду вдохновляться! Буду интересная!” Человек бывает интересный невзначай. Я понимающий человек, скажите мне по телефону, зачем вы придете, чтобы, держась за вашу грудь, не подпускать к себе близко? Что у вас, в какой стадии?.. Телевизионное интервью? Если не интервью, тогда что? Новый жанр родился?! А где же гарантия, что будет интересно? Я уж так навыворачивалась, до запретного дошла. Бедный Славка Тихонов, на его месте я бы просто меня избила… Ничего я не хочу, не предлагайте мне никакой формы, забудьте мой телефон!!! (Бросила трубку.) Вот бывают же такие липучие, даже охрипла. Я ему “не надо”, а он мне: “На самолете полетим!” Может, он чокнутый?

В первую очередь было жалко Нонну Викторовну, которую буквально достал настырный корреспондент, во вторую – себя. Но и незнакомый собрат по перу, хоть и телевизионному, не мог не вызвать сочувствия. А будущее нашего интервью вырисовывалось в крайне сумрачных тонах. Единственная надежда – Павел Каплевич – с новой силой набросился на освободившийся телефон.

П.К. Сижу у великого народного достояния, Нонны Викторовны. Мы тут посовещались и по совету Петрушевской пришли к выводу, что надо сделать серию передач “Нонна Мордюкова рассказывает…”. Могу предложить любому телевизионщику, но звоню тебе, потому что ты мне глубоко симпатичен. Знаю, что взаимно. Денег там немного, и я найду их сам, любой банк за счастье… Вам это должно быть интересно. Ах, счета арестованы…

Но неожиданно сама Мордюкова вытащила из бездны депрессии надежду на хорошую работу. Она попыталась прервать серию телефонных звонков Каплевича.

Н.М. Паша, женщина же не закончила работу… Вы могли бы у меня спросить, кто из актрис мне больше всего нравится? И я бы сделала доброе дело хорошим людям.

Спрашиваю с радостью.

Н.М. Я считаю отличной актрисой Инну Макарову с ее прекрасными фильмами, которые я всегда смотрю с большим удовольствием. Вспоминаю, как мы снимались в “Молодой гвардии”. После этого фильма мы как родственницы. Тут же рядом Инна Чурикова. Она не является моей близкой подругой, у нее своя театральная жизнь, семья. Когда она еще не была замужем, снимались мы вместе у Данелии в комедии “Тридцать три”, маленькие роли играли. Съемки проходили в Ростове Ярославском. Общежития там не было, и мы жили вместе на каком-то сельском дворе. Стояли две кроватки солдатские, да тумбочка, газеткой прикрытая. Еще помню тетку крикливую. Ходила по коридору и будила нас, когда считала нужным: “А ну хватит спать!” С какой стати она решала, когда нам вставать! Мы с Инной Михайловной были люди, рожденные для дружбы. Что-то родное тогда было: ночами не спали, разговаривали, смеялись, вместе водой обливались по утрам и шли на съемку. Данелия даже спрашивал: “Мордюкова, Чурикова готовы?”

П.К. Было тогда видно, что она станет звездой?

Н.М. Не-е-е-т. Ее, может, и обожали за то, что никто не воспринимал как соперницу. Съемки закончились, она уехала сдавать экзамены. На этом наше общение с Инночкой закончилось, но я думала, что оно, как цвет волос, на всю жизнь окрашено в такие цвета, думала, что мы с ней навсегда. Проходили годы, я о ней слышала всякое-разное, и очень хотелось с ней увидеться хоть на секундочку. Как-то в Доме кино после просмотра спускаюсь я в гардероб, увидела ее, рванулась: “Инночка!” А она – неуловимо-снисходительный кивок: “Здрасте”. Я так была затемнена ее ответом, что у меня чуть ноги не подкосились. Растерялась я: “Вот ведь, была ж очередь, пропустила, что ли…” – “Ты можешь к нам встать”. Но у меня уж как оборвется, так все, с мужчинами ли, с дамами… Характер такой: я не оставляю зла – я зеваю, значит, этот человек для меня умер. Зевнула и думаю, что все равно актриса она замечательная.

Еще кто вам нравится?

Н.М. Еще Катю Савинову очень любила. Помните Фросю Бурлакову из фильма “Приходите завтра”? Жалко, рано она умерла. Татьяну Доронину люблю… Расскажу, как мы познакомились. Были как-то на гастролях в Сочи с киношными концертами. А Доронина прилетала через два дня, и все гудели, думали, что мы несовместимы. Но они не знали моего характера: если повернется плохо – я зевну, и все. И вот в день ее прилета все уже ждали, что сейчас она появится и мы начнем гадостями обмениваться. И вдруг она бежит, руки распахнула, кидается ко мне: “Нонночка, наконец-то я увидела вас живую!” И потом на каждом концерте она меня ждала, а я – ее. Кстати, она шикарно в тех концертах играла. А когда Доронина уезжала, то просто плакала.

П.К. Можешь сформулировать, как ты к Фаине Раневской относишься?

Н.М. Да она не артистка. Просто куст жизни, тысяча и одна ночь.

П.К. А из западных актрис кто тебе был интересен? Я обожал Анну Маньяни.

Н.М. Симона Синьоре. Я Анну Маньяни… не обожала, знаешь почему? Слишком много ее хвалили, а я не могла допытаться, что же в ней такого. Может, тех фильмов не видела. Конечно, Джульетта Мазина и молодая Софи Лорен…

Хотелось поработать с какими-нибудь западными режиссерами или такой мысли не возникало?

Н.М. Феллини.

П.К. Я так и знал. Все мы хотели поработать с Феллини хоть один раз, хотя бы один день.

Нонна Викторовна, в вашу честь названа планета. Если бы ее вам подарили, что бы вы с ней сделали?

Н.М. Если бы это произошло, я бы собирала туда умирать своих хороших подруг. Планета маленькая – всего 9 километров в диаметре, но и подруг у каждого человека не так много, чтобы у души. Или придумать какой-нибудь фантастический фильм… Давайте я вас покормлю!

П.К. Никто не хочет есть. Всем надо худеть!

И тем не менее нас накормили.

Н.М. Паша, в честь того, что ты посетил мой дом, я выпиваю рюмку водки. И чтобы много не пить, еще и за премию. Сегодня мне дали какую-то премию. Правда, мне-то за что? Но интересно, что я получу?

Паша попытался все выяснить по телефону.

П.К. Привет, это малоинтересный тебе Павел Каплевич. Сегодня народному достоянию Мордюковой дали какую-то премию, ты знаешь, какую и сколько? А спросить у кого-нибудь?

Пока Наташа и Нонна Викторовна угадывали, сколько пенсий может умещаться в этой премии – две или пять, Паша пытался выяснить то же самое по телефону. В паузу между звонками вклинивались поздравления. Но, к сожалению, никто не смог ответить на жизненно важный вопрос.

Н.М. Павлик, знаешь, за что я хочу выпить? Чтобы наши метания – телевидение, кино, интервью – встали на якорь и мы начали работать!

П.К. Ты гениальный “формулятор”. (По телефону.) Она настолько самоигральна, что ничего делать не надо. Свет поставили, гримеров пригласили и вперед. Передач десять давай отснимем?! (Передавая трубку Нонне Викторовне.) Все, продали тебя! Скажи ему два слова.

Н.М. Здравствуйте! Продали девушку?! Ну и хорошо. Кстати, вам премию не дали? А не знаете сколько? Любопытство берет, может, на шубу хватит?

Вспомнив редакционное задание, решилась задать последний вопрос.

Что для вас 8 Марта?

Н.М. В свое время Гена Шпаликов рано утром, пока еще не выпил, обзванивал всех знакомых женщин: “Поздравляю тебя с этим идиотским праздником. Желаю тебе, старуха, чтоб ты у нас была здорова, все остальное у тебя есть. Целую”.

И мы поздравляем Нонну Викторовну Мордюкову. Желаем того самого. А премия, как выяснилось, немного больше, чем пять пенсий. На шубу должно хватить.

В гостях у народного достояния ела и пила Рогнеда СМИРНОВА

© "Литературная газета", 2002

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
ПОЗИЦИЯ
УГЛЫ ЗРЕНИЯ
ОБЩЕСТВО
ПРАВО
ЛИТЕРАТУРА
ПОЭЗИЯ
ИСКУССТВО
ЭКСКЛЮЗИВ
НАУЧНАЯ СРЕДА
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ
НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ЭКСКЛЮЗИВ: