На главную страницу
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
№9 (5869) 6 марта - 12 марта 2002 г.

ПОЧЕМУ Ж ОН ЗАСЕДАЕТ?

Избрание Альфреда Коха в Совет Федерации заставляет задуматься о его будущем

Дмитрий ОРЕШКИН,руководитель группы “Меркатор”

Совет Федерации сейчас находится в межеумочном состоянии. Конституционные функции его – объявление военного положения, войны, мира – понятны, и, слава Богу, к этим функциям он пока не прибегает. В основном его задачи – утверждать законы, предложенные Думой, и представлять интересы регионов.

В том виде, в котором Совет сейчас существует, отвечать на вопрос “зачем там нужен Кох?” бессмысленно. Потому что не ставится вопрос: нужен ли Совету Федерации Кох? Вопрос звучит так: нужна ли Ленинградской области персона Коха в Совете Федерации и что именно Кох будет делать в Совете Федерации? “Кох” в данном случае – понятие обобщенное. Потому что есть масса других загадочных людей, которые представляют как бы регионы, а на самом деле элиты, причем узкие их секторы. Скажем, Саратовскую область представляет хорошо известный деятель из Дагестана, Коми представляет человек с сомнительным прошлым из Таджикистана.

Вряд ли можно назвать их представителями российских земель. Совершенно очевидно, что это представители каких-то властных групп, которые делегируют в Совет своих людей. Однако не понятно для чего. Ведь лоббистские возможности верхней палаты сегодня не совсем ясны. Совет Федерации – это инструмент лоббистского воздействия на политические явления. В нем действуют несколько групп, не связанных с территориальными интересами. Они связаны с крупными бизнес-проектами. Существует несколько олигархатов, которые через подконтрольных губернаторов формируют свое более или менее заметное олигархическое лобби в Совете Федерации. Грубо говоря, Кох, в данном случае уже конкретный Кох, представляет в верхней палате интересы группы, связанной в той или иной степени с Чубайсом. И не только Кох. Там есть Завадников, который работал в РАО “ЕЭС”.

Я бы не сказал, что там формируются только экономические группы влияния. Есть группы административные. Бюрократическая группа формирует свое лоббистское крыло. Региональные группы формируют отчасти свое лобби. Республики достаточно последовательно формируют свое лобби, чтобы отстаивать свои общие интересы.

В целом Совет Федерации производит впечатление поля после битвы: нет внутренней структуры. В нем идет активное брожение, но сам Совет находится в межеумочном состоянии. Наверное, это устраивает исполнительную власть. По крайней мере, он не мешает, не является существенным противовесом деятельности федерального центра, каким был во времена Ельцина. Верхняя палата находится в разобранном состоянии. Она не консолидирована, разделена на какие-то конкурирующие группы влияния. Это позволяет легче взаимодействовать администрации президента с Думой. Совет Федерации перестал быть тем самым фильтром. Процесс же принятия политических решений напрямую замыкается на связке администрация – Дума.

Центр, убрав из рук губернаторов возможности напрямую ставить своих людей и усложнив процедуру формирования Совета Федерации, добился того, что там появились представители большего числа элитных групп, представляющие не только регионы. Совет Федерации стал более разнороден по классовому составу.

Поэтому, конечно, нынешнее состояние Совета Федерации во многом определяется принципом его формирования. Но не только. С ним работают. Убрали Строева, поставили Миронова. Новый спикер, как человек амбициозный, может быть, и сумеет что-то выстроить на месте нынешней развалившейся структуры. Но если он не особенно будет спешить это делать, то никто плохих слов в администрации президента не скажет. А может, даже и похвалят.

Сегодня система власти в стране понемножку выстраивается. Появляется реальная возможность управлять какими-то потоками: подсобрать к центру федеральные финансовые потоки, ограничить прямую экономическую связь суверенных субъектов Федерации с внешним миром. Центральная бюрократия сегодня сильнее региональной. Силовые структуры еще более жестко управляются из центра, и это очень хорошо понимают все руководители регионов.

В целом закончился период региональной вольницы. Ведь у нас централизация и региональная вольница периодически меняются. Как только начинается “подмораживание” и большая централизация, завинчиваются гайки как в демократическом, так в федералистском смысле. Потом, когда становится очевидно, что слишком много полномочий сходится в центре, идет процесс обратный – появляется больше демократий и, соответственно, больше прав уходит в регионы.

Сейчас идет процесс укрепления вертикали, а если быть точным, то целой сети власти. Эта сеть становится более эффективной, более административной, чиновной. В этой системе власти Совет Федерации оказывается в значительной степени декоративным, потому что его функции не очень понятны. Голоса территорий, конечно, интересуют центр, но они уже не столь значимы в выработке крупных политических решений.

Совет Федерации как структура, представляющая интересы регионов, становится органом с красивыми полномочиями, но с сужающимися реальными политическими возможностями. А вот как орган, представляющий интересы других групп влияния, он, может быть, сейчас и усилился. Но об этом никто не говорит, стараются этого не замечать.

Записал Армен ГАСПАРЯН

© "Литературная газета", 2002

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
ПОЗИЦИЯ
УГЛЫ ЗРЕНИЯ
ОБЩЕСТВО
ПРАВО
ЛИТЕРАТУРА
ПОЭЗИЯ
ИСКУССТВО
ЭКСКЛЮЗИВ
НАУЧНАЯ СРЕДА
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ
НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ:

ПОЧЕМУ Ж ОН ЗАСЕДАЕТ?
Избрание Альфреда Коха в Совет Федерации заставляет задуматься о его будущем

Людмила АБАЕВА
МОРЯКИ С СЕВЕРА БУДУТ ЖИТЬ В ЗЕЛЕНОГРАДЕ

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КУРЬЕР

Татьяна Толстая
“РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ДОГМАТИЧНО”

ИНФОРМАЦИЯ

Александр ПАНАРИН
О ТОТАЛИТАРНОМ УТОПИЗМЕ И ЛИБЕРАЛЬНОМ РЕАЛИЗМЕ