На главную страницу
РУССКИЙ ВОПРОС
№9 (5914) 5 - 11 марта 2003 г.

ГЛАВНАЯ ТЕМА


НЕПРАГМАТИЧНАЯ ВЕРА И “ПРАГМАТИЧНАЯ” ПОЛИТИКА

Сегодня мы продолжаем уже заявленную “европейскую” тему по одной существенной причине: “наши люди”, проживающие на территории стран Балтии, уже в Европе, так как эти страны приглашены в НАТО и ЕС. Из этой новой европейской тройки наибольшее количество проблем по правам человека приходится на Латвию, где до сих пор более 500 тысяч “неграждан”, из которых подавляющее большинство – русские; где тяжелое материальное положение прежде всего у ветеранов Великой Отечественной войны, которые не смеют публично носить честно добытые кровью ордена (хотя были участниками антигитлеровской коалиции); где уже новое поколение русских, несмотря на некоторое потепление общественного климата, может уже в самое ближайшее время вплотную столкнуться с дискриминацией по национальному признаку и в результате “продуманной” языковой политики властей ЛР вообще перестанет быть конкурентоспособным на рынке труда. Но интересуют ли эти и другие проблемы наших соотечественников российских политиков, российскую общественность, деятелей науки и культуры, обычных граждан?

Что касается российских политиков, то ответ здесь в разгар предвыборной кампании очевиден: интересует – и еще как! Даешь голоса русских и “русскоязычных”! Обещания сыплются как из рога изобилия. Будет ли что-нибудь сделано конкретно? Вряд ли. Такова ныне прагматичная мораль. Но наши соотечественники из ближнего зарубежья этому прагматизму ни в какую верить не хотят. Устойчивость их иллюзий, несмотря на прошедшее десятилетие, необъяснимо ничем – ни логикой, ни фактами. Магический эффект от одного слова “россияне!” превосходит все ожидания даже бывалых политических фокусников, которые ныне неустанно топчутся в узких улочках Риги. И ничего нельзя поделать с этой мистической любовью и верой в Россию: верят – и все! Любят, как Лермонтов, Россию странною любовью и не задаются вопросом, за что, собственнно, им-то ее любить. Ибо такой прагматизм за рубежами российскими считается еще аморальным: Родину, как мать, любят ни за что, любую, даже беспамятную. Какая есть.

Может быть, и грех лишать наших соотечественников последних иллюзий, потому что именно эта вера еще держит их на плаву, дает силы сохранять человеческое достоинство в условиях постоянного политического и психологического прессинга. Может быть, так и надо, потому что сказано: “Вера твоя спасла тебя…” Но чувство жгучего стыда испытываешь в той же Латвии, когда в ответ на вопрос “чем могла бы помочь вам Россия?” (лучше б его вообще не задавать!) вдруг выясняется, что в юрмальской русской школе нет… портретов русских писателей. Что русские дети здесь на протяжении многих лет ни разу не были в Москве и понятия не имеют, как выглядит Красная площадь. После этого толковать о Родине-матери и державе (не удержавшей ничего, кроме этой безответной любви) как-то не с руки. И такие эпизоды вас сопровождают на каждом шагу вместе с чиновничьей правдой: “Всем все равно не поможешь!”

Но есть и другая правда. Не заходите в антикварные магазины в Риге: они все переполнены, как трюмы тонущего корабля, русскими иконами. На тебя со всех сторон (даже голова начинает кружиться) скорбно смотрят туманными глазами и Николай Угодник, и Казанская Божья Матерь, и все русские святые и заступники, понимая: они заступались, они помогали, они спасали, а вот их теперь никто не спасет. И кожей чувствуешь всю силу отчаяния тех людей, деды и прадеды которых хранили своих святых и двести, и даже триста лет, а вот потомки вынуждены были “сдать” их, чтоб не умереть с голоду. Каково этим людям, совершившим невольно страшный грех – ведь своих святых не “сдают”?! БЕГ икон – это гораздо страшнее, чем БЕГ людской, хотя и он страшен… Каково самим русским святым в этом трюме с подступающей, как неумолимая вода, человеческой бедой? Ведь если их срочно не купят богатые иностранцы, старики, оставшиеся совершенно одни, просто умрут с голоду… И каково, наконец, нам – “дорогим россиянам”, не желающим ничего знать об этой трагедии, которая совершается каждый день с конкретными людьми, живущими почти рядом? Где и в чем наша вера?

Что интеллигенция, совесть наша? Она за редким исключением сегодня не озабочена этими проблемами. А что российский народ, которого так хвалили за “всемирную отзывчивость”? Помнится, все душа болела в советские времена: как там Анжела Дэвис и негритянские дети? Как героический Вьетнам? Как китайские братья? Сейчас наш народ, вымерзающий по городам и весям, подсчитывающий, хватит ли денег на очередную бредовую реформу, чтоб тебя не вышвырнули из квартиры за неуплату, ничего такого уж особенного о соотечественниках и не думает. Ведь прожили они как-то эти 10–12 лет? И дальше проживут – небось Европа не обидит.

Так что же делать и кто виноват? На эти вопросы отвечать должен каждый сам, не кивая на власть, которая безмерно виновата перед этими иконами и стариками. И поэтому если кто-то хочет найти способ помочь своим соотечественникам, он должен сделать это ЛИЧНО, не доверяя никаким политическим МММ. Не будем же сами духовными банкротами. Просто не надо врать, пока нам еще верят.

Наталья АЙРАПЕТОВА, шеф-редактор проекта “Русский вопрос”

тел.: 208-98-21, e-mail: air@lgz.ru

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
РУССКИЙ ВОПРОС
ТЕМА НОМЕРА
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ПОЭЗИЯ
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе РУССКИЙ ВОПРОС:

Наталья АРТ