На главную страницу
РУССКИЙ ВОПРОС
№9 (5914) 5 - 11 марта 2003 г.

ГОЛОСА


ЗНАЕМ ЛИ МЫ СВОЮ ДИАСПОРУ?

Сегодня российская политика в отношении зарубежных соотечественников демонстрирует явную неэффективность (если не сказать – бесперспективность). Ассимиляционные процессы в странах ближнего зарубежья нарастают, и мало кого в самой России это волнует.

Одной из серьезных причин наших неудач является непонимание процессов, происходящих в самой российской диаспоре, особенно в странах ближнего зарубежья. Знаем ли мы свою диаспору? Это уже не те люди, которых мы оставили там в 1991 году, у них совсем другие ожидания – и, простите, не так уж там к нам прислушиваются, как нам кажется. Простой вопрос: каких политиков из стран СНГ и Балтии следует поддерживать и привечать? Очевидно, тех, за кого голосуют русские в этих странах. В России зачастую думают с точностью до наоборот. Оказывается, это русский избиратель должен поддержать тех, на кого по непонятной причине делают ставку российские политики. Результат подобных действий запрограммирован, если, например, российские депутаты появляются накануне парламентских выборов в Эстонии с целью “раскручивания” партии, за которую на муниципальных выборах в русскоязычной Нарве проголосовало… 7 процентов населения!

Заинтересованы ли русские в “новых государствах” в нашем внимании и заботе? Несомненно. Но пора понять простую вещь: что живут они в суверенных странах и подавляющее большинство из них не желает, чтобы их воспринимали как “пятую колонну” и “руку Москвы”. Значит, и наша политика должна быть тонкой, учитывающей конкретную ситуацию. Есть и другой ресурс, о котором наша политическая элита все еще не догадывается: в среде т.н. титульных национальностей немало тех, кто понимает проблемы русского и русскоязычного населения и является нашими потенциальными союзниками в решении этих вопросов. Знаем ли мы этот ресурс и используем ли его в полной мере? Вопрос риторический. О чем можно говорить, если до сих пор у нас нет полной картины процессов, происходящих в российской диаспоре, нет ни одного государственного института, занимающегося этой сферой! Симптоматично, что некоторые наши специалисты вполне серьезно говорят: а зачем вообще что-то создавать? Дескать, лет через десять такой проблемы не будет… Да, при таком отношении к нашей диаспоре ее точно не будет.

Татьяна ПОЛОСКОВА, доктор политических наук

НАШИ ВО ФРАНЦИИ

Недавно в очередной раз побывал в Париже и вновь огорчился за державу: почти нет матушки-Расеи на французских телеэкранах, как и на страницах парижских газет. Об африканском Береге Слоновой Кости пишут больше, чем о нашей стране – родине Пушкина и Чайковского. Впрочем, чтоб убедиться в этом, и в Париж ездить не надо: включите рано утром или поздно вечером пятую кнопку на “Культуре” – на “Евроньюс” информация о России и СНГ занимает менее одного процента всего эфирного времени. Европа озабочена собственными проблемами: расширением Евросоюза, унификацией его законодательства, укреплением евро – не до нас им…

А ведь каких-нибудь 35 лет назад, при первом президенте Пятой Республики генерале Шарле де Голле, все было совсем по-другому. Я и тогда бывал в Париже – представлял “ЛГ” как ее спецкор. Россия (СССР) была во французских СМИ тогда в большом фаворе. Де Голль, переизбранный в 1965 году на второй семилетний президентский срок, задумал тогда избавить Францию от опеки США и НАТО, а заодно и снизить зависимость своей страны от американского доллара.

Де Голль вышел из военной организации НАТО, выгнал штаб-квартиру альянса из Парижа и в одночасье ликвидировал все американские военные базы на территории Франции. Это был первый мощный удар по всей военной инфраструктуре альянса в послевоенной Западной Европе. Причем моральную поддержку этих антиамериканских акций генерал решил получить с Востока. В 1966 году он прибыл с официальным визитом в Москву, что сыграло свою роль в развитии наших отношений. Де Голль ввел изучение русского в средних школах Франции как обязательного иностранного языка наряду с английским и испанским. Отдал факультету славянских языков Парижского университета часть выставочного “Гранд Палэ”, что выходит фасадом на мост Александра III и Музей Инвалидов. Там и по сию пору находится славянский университет Сорбонны, который еще совсем недавно был главным пристанищем советских диссидентов (Андрея Синявского, Михаила Геллера, Ефима Эткинда и др.).

Увы, голлистский “русский бум” остался в далеком прошлом. Еще при президенте Валери Жискар д’Эстене в 70-х годах русский язык был изъят из программ средней школы как обязательный, хотя английский и испанский остались. В университетах резко сократилось число кафедр русского языка и русской цивилизации, зато появились т.н. мультилингвистические кафедры, где пытаются освоить… чеченский, корякский или татарский. И немудрено, если еще три-четыре года назад по всем пяти общенациональным французским каналам на весь экран показывали лишь одну картинку – географическую карту Чечни, по границам которой меленько было набрано: “Россия”, “Грузия”, “Дагестан”. И я уже не удивлялся, когда, посещая с лекциями провинциальные лицеи страны, слышал такой вот вопрос французских недорослей: “А кто еще, кроме чеченцев, живет в России?” Правда, на этот раз ажиотажа вокруг Чечни на телеэкранах я не заметил – сказалась трагедия с захватом заложников в “Норд-Осте” на Дубровке в Москве да еще попавший в прессу скандал с “чеченскими беженцами”. Оказалось, что щедро раздававшиеся европейским фондом помощи средства – муниципальные квартиры, субсидии, виды на жительство и т.д. – попали в руки проходимцев из СНГ, никакого отношения к Чечне не имевших и нелегально въехавших в Евросоюз.

Но все равно грустно – хоть “чеченская карта” почти исчезла, но и подлинная Россия во французских СМИ так и не появилась. И жаль, что хорошая передача профессора Марка Ферро по 5-му каналу (“Артэ”, нечто вроде нашей “Культуры”) “Параллельная история”, 20 лет успешно просвещавшая французов и немцев по новейшей истории (в том числе и истории России – я не раз в ней выступал), исчезла. Говорят, рейтинг упал – “пипл” истории больше не любит: ему бен Ладена или московских проституток на Елисейских полях подавай. Это тем более печально, что французы и без того не больно сильны в иностранных языках: по статистике ЮНЕСКО, на четвертом месте с конца (после китайцев, американцев и русских) по… их незнанию. Так что все, что публикуется на оригинальном языке Пушкина, Достоевского или Льва Толстого, для них – “китайская грамота”. Раньше, в советские времена, этот языковой барьер преодолевался переводами издательств “Прогресс”, “Радуга”, АПН. Сегодня все они ушли в небытие. А сами французы переводят крайне мало: тех, кто в их СМИ на слуху (Радзинский) или все еще ходит у них в “перестройщиках” (Ю. Афанасьев). Отдельно взятые товарищи во Франции есть, а вот самой России здесь нет. За державу обидно!

Владлен СИРОТКИН, профессор Сорбонны

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
РУССКИЙ ВОПРОС
ТЕМА НОМЕРА
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ПОЭЗИЯ
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе РУССКИЙ ВОПРОС:

Наталья АРТ