Поиск по сайту
Архив рубрик
 
Архив изданий
Выпуск №10
Главный редактор
Редакция
Золотой запас "ЛГ"
Политика
Общество
Литература
Искусство
Клуб 12 стульев
Клуб 206
Книжный базар
Читальный зал
Научная среда
ЛАД


 

НЕЮБИЛЕЙНЫЕ ЗАМЕТКИ

О ПАМЯТНИКАХ, И НЕ ТОЛЬКО

Николай КАЛИТА

Хорошие праздники имеют подмеченное ещё Хемингуэем свойство – всегда оставаться с нами. Таковы и многие литературные юбилеи недавней поры. Вспоминаю март 1989-го. Тарасу Шевченко – 175. Торжественный вечер в Колонном зале на правительственном уровне. Посвящённые памяти поэта теле- и радиопередачи, многочисленные публикации в прессе. Приуроченные к юбилею новые издания его произведений и шевченковедческих трудов. Читательские конференции в вузах и библиотеках, литературные вечера в школах. И, наконец, устроенный при поддержке Союза писателей СССР международный рейд поэзии «От сердца Украины – к сердцу Европы» по маршруту Киев – Братислава – Прага по Днепру, Чёрному морю и Дунаю.

Показуха, гигантомания советского разлива, скажут некоторые.

Благодарная память о великом, отвечу им.

Россия всегда достойно чествовала память украинского гения, прожившего на её земле почти всю свою многострадальную творческую жизнь и создавшего здесь большую часть своих произведений.

Прошло пятнадцать лет...

И вот на заседании общественного совета по подготовке к нынешнему юбилею звучит горькое признание его председателя: «Россия забыла Шевченко...»

Так ли это?

Три года назад, выступая на открытии памятника Т. Шевченко в Санкт-Петербурге, президент Украины Л. Кучма отметил, что народы России и Украины, «как деревья корнями, связаны крепкими нитями духовности и культуры», а «светлый образ великого Кобзаря, запечатлённый в бронзе, останется символом истинной дружбы российского и украинского народов». Одним из лучших подарков городу к новому тысячелетию назвал президент В. Путин, открытый на площади перед университетом памятник, о чём сообщил петербургский «Час пик».

И всё бы хорошо, если бы на страницах той же петербургской прессы не стали появляться странные заявления о том, что, дескать, памятник этот здесь не совсем уместен и Петербургскому университету он вовсе не к лицу. Не обошлось и без «административного ресурса» – подобные заявления поддержала ректор университета... Пришлось городскому департаменту культуры разъяснять просвещённой публике, что жизнь и творчество Тараса Шевченко неразрывно связаны с Петербургом, в том числе и с университетом. Чего стоит такой штрих: в последний путь Кобзаря провожали, неся гроб на своих плечах, именно студенты этого прославленного вуза.

В среде просветившихся памятникоборцев наступила «минута молчания». Да вот надолго ли?

Не успели затихнуть монументальные страсти на берегах Невы, как похожие споры разгорелись в далёком Омске. Местная газета «Криминал экспресс» публикует статью с интригующим названием «Тихая вражда». И хотя речь в ней идёт не о войне криминальных группировок, не о милицейских буднях, но намёк на борьбу с преступностью всё же просматривается. А нарушителями порядка в газетной публикации предстают инициаторы возведения памятника Шевченко на сибирской земле, где живут сотни тысяч украинцев, для которых, как и для их собратьев в Канаде, США, Австралии, Аргентине, где образ Кобзаря давно увековечен в камне и бронзе, такой памятник отнюдь не блажь, а потребность души. Да и сам Кобзарь в статье рисуется, так сказать, не вполне добропорядочным гражданином: он, видите ли, и «националист», и русских называл «москалями». Ату его с улицы Богдана Хмельницкого, где с благословения местных властей уже давно установлен и освящён закладной камень под будущий памятник.

Таковой вот «символ»…

Что ж, возможно, в этих досадных эпизодах слепым бумерангом возвращаются неразумные деяния пушкиноборцев во Львове, затеявших скоропалительные переименования улиц, носящих имена светочей русской культуры? Да чего греха таить, и имя самого Тараса порой пытаются использовать в антимосковских целях. «Схаменутися! Будьте люди!..» – вразумляет нас мудрый Тарас.

К счастью, горестным примерам монументального беспамятства противостоят иные свидетельства. И говорят они о том, что, несмотря на заметное, подчас обвальное ослабление культурных, литературных связей между Украиной и Россией за последние годы, в них, как главные опоры полуразрушенного, но – да будет так! – воссоздаваемого моста, по-прежнему возвышаются Пушкин и Шевченко... Пожалуй, лучше всех об этом сказал Борис Олейник:

И два Бояна – двух
народов весть.
Как вечный мост –
они творили песнь...

Читаю ученические работы, присланные на Всероссийский литературно-творческий конкурс «Тарас Шевченко и русская культура». «Я считаю, Тарас Шевченко – украинский А.С. Пушкин, – пишет школьник Л. Харасян из кубанского хутора Большевик. – Благодаря его творчеству сблизились душой, лучше поняли друг друга украинцы и русские...» «Может, наш мир будет чище, теплее и добрее, если мы будем вразумлять его поэзией Шевченко, Пушкина, Шекспира...» – считают Мария Сорокина и Наташа Левина из Больших Березников. «В «Дневнике» Шевченко находим дважды (!) записанное патриотическое стихотворение А. Хомякова «Кающаяся Россия» с собственноручной шевченковской пометкой – «прекрасное стихотворение!». Там же – «с наслаждением прочитанный» поэтический шедевр Ф. Тютчева:

Эти бедные селенья,
Эта скудная природа –
Край родной
долготерпенья,
Край ты русского
народа!..

«Разве мог бы русофоб, к которым спешат отнести Кобзаря его новоявленные ниспровергатели, восхищаться строчками русофилов?» – резонно вопрошает лицеистка Олеся Цюзь из г. Вольска.

Признаюсь, столь мягких и искренних наблюдений по отмеченным фрагментам вдоль и поперёк прокомментированного «Дневника» я не встречал в работах маститых шевченковедов.

«Да, Т. Шевченко – прежде всего глубоко национальный поэт, – размышляет о пресловутом национализме Кобзаря девятиклассник Павел Акимов из д. Б. Ремезенка, что в Мордовии. – Он страстно желал свободы своему народу. Но ведь при этом мечтал, чтобы «все славяне стали добрыми братьями...».

Святая простота этих ещё почти детских высказываний в полной мере согласуется с оценкой личности Т. Шевченко, данной в 1861 г. Николаем Некрасовым: «Русской земли человек замечательный!»

Да, таков масштаб гения Кобзаря, таково вместилище души поэта, что, принадлежа целиком родной Украине, он и спустя полтора столетия близок и русскому сердцу. И это не только эмоции, приличествующий юбилею сантимент. Сегодня даже в большей мере, нежели вчера, не постигая Шевченко, нельзя познать Украину.

Ведя в МГУ спецкурс для группы будущих украинистов, я предложил своим студентам исследовать в курсовых работах темы: «Творческое наследие Кобзаря в контексте российско-украинских взаимосвязей», «Образ Т. Шевченко в русской и украинской поэзии», «Украинско-русский билингвизм в творчестве Т. Шевченко». Каково же было моё удивление, когда я увидел в этих студенческих исследованиях больше проницательности, глубины и научной правды, нежели в штудиях иных записных шевченковедов! Что ж, многие учёные земляки ангажированы сегодня подчас исключительно национальной идеей, кормясь с неё, как раньше кормились с «золотой жилы» интернационализма в творчестве Шевченко. Мои же студентки оказались ангажированы самой правдой Кобзаря. «Современные шевченковеды часто обходят тему взаимосвязей поэта с русской литературой, просто не касаются её, – пишет в своей курсовой Н. Сотник. – Но ведь Шевченко был органически связан с Россией, российская действительность во многом определяла содержание и дух его произведений. И, на мой взгляд, Шевченко принадлежал как украинской, так и русской литературе…»

Надеюсь, украинские коллеги не усмотрят в этом высказывании начинающего исследователя неких «притязаний на чужое». А вот для российского шевченковедения, думается, здесь открывается большой простор. Хорошо, что в России уже действует такой исследовательский центр, как Институт Тараса Шевченко в Оренбурге. За последние годы им выпущены капитальное трёхтомное исследование жизни и творчества Кобзаря в солдатчине и ссылке (11 лет – «караюсь, мучусь, но не каюсь!»), великолепная Оренбургская Шевченковская энциклопедия, несколько тетрадей «Научных записок», фундаментальные комментарии к «Дневнику». Основатель и бессменный руководитель ИТШ писатель Л. Большаков по праву удостоен Государственной премии Украины имени Т.Г. Шевченко.

И, как это ни покажется парадоксальным, зарождение и становление Института Тараса Шевченко произошло не в советско-союзные времена, когда, казалось, сам бог-политбюро велел бы возникнуть такому очагу «дружбы народов», а в непростые годы известного государственно-культурного дистанцирования во взаимоотношениях ставших независимыми Украины и России. Думается, это произошло и оттого, что налицо обостряющаяся потребность в Шевченко как незаменимом факторе нашего взаимопонимания в условиях суверенности, о чём с евангельской ясностью сказано им: «У них народ i слово. I в нас народ i слово».

И ещё в сердцах изрёк:

Щоб москаль добром
i лихом
3 козаком дiлився…

Не без взаимности, конечно же. Будем снисходительны к употреблённой поэтом как бы не совсем нормативной для русского уха лексике. Ведь и русские классики нередко без всякого злого умысла величали украинцев хохлами.

Не в праздник будь сказано, конечно.

А будни будущего подтвердят: нет, Россия не забыла Шевченко.

Вот только «Кобзарь» издавался здесь давненько…

Виталий КРИКУНЕНКО

 

 
  ©"Литературная газета", 2003;
  при полном или частичном
  использовании материалов "ЛГ"
  ссылка на www.lgz.ru обязательна.