На главную страницу
ИСКУССТВО
№11 (5916) 19 - 25 марта 2003 г.

ВЕРНИСАЖ


ДЕЛАТЬ СВОЕ ДЕЛО

Пожилой художник, невысокий, в ушанке со спущенными ушами и коротком холодном пальто, напоминающий упрямого подростка, который “сам по себе”, поднес мне к памятнику Грибоедову пакетик с фотографиями своих работ. Чтобы легче было писать о том, что прежде видела “вживую”.

Стало ли мне легче? Бог мой, да это что-то невообразимое! На фотографиях ни подписей с названиями картин, ни дат их написания. Сплошной хаос! И как это похоже на самую суть творчества Николая Тужилина, передающего вот это самое состояние хаоса, неразберихи, спутанности, потерянности! Какая-то надсада сидит в художнике и делает его “лишним” на празднике жизни, не понимающим, кто тут кто, кто с кем и что почем.

Это не та искусная и искусственная спутанность, которую с успехом насаждают представители поставангарда во всех сферах – от философии до человеческих отношений. Все “деструктивно”, нет высшего, нет важнейшего. И в живописи можно попытаться обойтись вовсе без пластики, без ритма, без цвета и света. Нет, наш-то художник вовсе не поставангардист. Какое там! Он очень архаичный, словно бы пропустивший все современные “измы”. Не знаю даже, куда его и зачислить. Последователь кого? Может, Венецианова с его “деревенскими” мотивами? Но там был лад и мир, была гармония человека и Вселенной, было ощущение неожиданно обретенного рая.

А вот у Тужилина радостных мотивов почти нет. Нет гармонии, всегда что-то смутное, смурное, надсадное. На одной из картин – маленькая фигура пахаря в поле под открытым небом. Не метафора ли это собственного труда, такого странного, а теперь во многом даже дикого, но свободного и любимого?

А так все больше осенние пейзажи со слякотью, деревенской непролазностью или зимняя заброшенность, вьюга, в которой тонет человеческая фигура… Наше кривое, косое, хмурое, хаотичное бытие. Без каких-либо примет прогресса. Без телевизора и Интернета. Что-то более древнее и узнаваемое, несмотря ни на что. Какой-то пошатнувшийся в своих основах мир. Не крестьянский, но и не городской. Какой-то “полустанок”, где нет ни дома, ни постоянной опоры… Ощущение бомжа или, как прежде говаривали, лишнего человека. Лишнего в смысле полной неприспособленности к реальности. Желтые, черные, коричневые, “земляные” краски. Свою “невстроенность” в происходящее художник передает очень методично и уже много лет.

Несколько архаическая, самостоятельно найденная, лаконичная и очень избирательная – “минималистская” манера письма. Узнаешь художника по темному колориту, по несуразности человеческих фигур, хаотическому построению, из которого странным образом нечто складывается, по внезапным вспышкам красок. По упрямству, по твердости, по стоицизму, наконец. Ведь не бросил своего дела в самые тяжелые времена – все пашет и пашет на своей кобылке. А кто-то с потрохами в Интернете, кто-то в чужих краях, кто-то служит на фирме и забросил краски в дальний угол.

Николая Тужилина выдвигают в качестве кандидата на премию мэрии Москвы. Есть возможность поощрить настоящего художника. Не потому, что он уже пожилой и не очень-то отмечен наградами и почестями. Потому что он всю жизнь честно, искренне, истово делал то дело, к которому был призван.

Вера ЧАЙКОВСКАЯ

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ТЕМА НОМЕРА
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ЭССЕ
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
КНИЖНЫЙ САЛОН
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ИСКУССТВО:

Варвара ВЯЗОВКИНА

Жанна ВАСИЛЬЕВА
КЛЮЧ ОТ СПАЛЬНИ, ГДЕ СКЕЛЕТЫ ЛЕЖАТ
Комедиограф меняет профессию

Вера ЧАЙКОВСКАЯ

Зинаида АРСЕНЬЕВА
ПРИБЛИЖАЯСЬ К “СЛОВУ…”