На главную страницу
ПОЛИТИКА
№ 13 (5828) 28 марта - 3 апреля 2001 г.

МЕСТО ВЛАСТИ


ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТХОДЫ

Игорь СЕРКОВ

 

На любого гражданина, никогда не бывавшего в Государственной Думе, наверняка произведет сильное впечатление атмосфера, там царящая. Ты вдруг оказываешься будто на торговом пятачке у входа в метро. Та же толчея, теснота киосков, торгующих всем товаром подряд, бесцельно слоняющиеся люди. Глаз невольно ищет уличных музыкантов. И, надо сказать, в иные дни находит и их.

 

В день, когда должны были обсуждать поправки к законам, разрешающим ввоз в Россию отработавшего ядерного топлива, под крышей Думы вдруг обнаружился целый ряд новеньких прилавков на любой вкус. Там предлагали по сходной цене необыкновенные приборы, вылечивающие от большинства известных болезней. И еще более необыкновенные – те же болезни диагностирующие. Причем натурально по вашей ладони.

В такой непринужденной базарной атмосфере уже не удивляют кулуарные разговоры о том, что атомщики якобы добиваются разрешения на ввоз топлива, суля депутатам взятки, и даже разносят по кабинетам конверты с 20 тысячами долларов в каждом. Что фракции КПРФ вроде бы обещано и вовсе 15 миллионов долларов. Что атомный министр Адамов лично заинтересован в том, чтобы завезти то ли 10, то ли 20 тысяч тонн отработанного радиационного продукта из Юго-Восточной Азии, потому что занимается неким бизнесом и имеет за рубежом валютные счета вместе с женой. Что деньги для подкупа депутатов поступили непосредственно из США, ибо именно американские компании заинтересованы в строительстве на территории России хранилищ. Зато согласно противоположному мнению, американцы, контролирующие 90 процентов данного рынка, как раз наоборот, не хотят наших атомщиков туда пускать.

Еще надо добавить к этой обстановочке “гринписовцев”, которые с обезьяньей ловкостью сновали по думским крышам, охрану, которая неумело гонялась за ними, группы пикетчиков с плакатами, призывающими ввозить топливо обязательно и не ввозить ни в коем случае. И доносящиеся из зала заседаний энергичные голоса депутатов: “Козлы!”, “Шизы!” И слезные призывы спикера хоть кому-то из депутатов подтянуться в зал и поработать...

Скажут: это обстановка нижних коридоров. А там, наверху, все иначе. Там эксперты, консультанты, советники всех рангов. Там все просчитано, продумано, согласовано, проверено. Что-то, конечно, продумано. Но ведь почему-то все мы в той или иной мере согласны с Григорием Явлинским, когда он заявляет, что не хочет даже обсуждать выгоды и детали предлагаемого Минатомом проекта. Потому что все заработанное будет разворовано. А останется нам только ввезенное в Россию ядерное топливо. Позиция, что и говорить, безнадежная. По этой логике страну вообще можно прикрывать.

Но ведь и любой трезвомыслящий атомщик скажет вам первую заповедь: позволить себе атомную энергетику может лишь сильное государство. Есть у нас сегодня такое государство? Нет. А атомная энергетика есть. Что же ее – закрывать? Невозможно. Потому что на ней держится оборона, без нее рухнет энергоснабжение страны, в ней занято огромное количество людей.

А еще у нас есть огромное количество ядерных отходов, которые в любом случае надо перерабатывать. Но нет на это средств. Их либо можно заработать, как предлагает Минатом, либо искать в бюджете.

Минатом, бьющийся за выгодный проект, можно понять. Но также можно понять и реакцию на термин “захоронение радиоактивных отходов” искалеченного Чернобылем общества. Тем более что атомщики с колоссальным трудом преодолевают последствия своего положения в советские времена. Тогда отрасль была сверхсекретной, сверхзакрытой, отчитывалась только перед высшим начальством. Тогда не было нужды объясняться с людьми.

Зато в послечернобыльскую эпоху создался целый корпус профессиональных “экологов” и “зеленых”, чьи пророчества и объяснения всегда доступны и обязательно ужасны. Немудрено, что сегодня, согласно опросам, против ввоза облученного топлива 90 процентов населения. А парламентские противники – причем из числа либералов-рыночников – требуют таких формулировок закона, чтобы вся возможная прибыль изымалась у атомщиков – для финансирования экологических программ под контролем независимого от Минатома бюджетного фонда. То есть пусть атомщики зарабатывают, а тратить будут другие, что рыночным принципам как бы не соответствует, зато очень соответствует незабываемым идеям продразверстки.

Дума рассмотрение закона отложила. Противники закона сочли это своей победой, но боятся, что его примут, когда он выпадет из общественного внимания. Атомщики говорят, что готовы еще и еще объяснять свою позицию, хотя в принципе такие сложные и важные решения должны приниматься не на митингах. Но судя по тому, как часто министр Адамов ставит в пример депутатам де Голля и других политических лидеров, которые умели брать ответственность на себя, главная его надежда на помощь президента. Да и представитель Кремля в Думе заявлял, что президент за выход на этот рынок, где мы конкурентоспособны, хотя нас туда и пытаются не допустить.

Проблема сложнейшая. Но и положение наше таково, что избегать решений уже невозможно – приперло. А приборов, излечивающих в один момент все болезни, даже в Думе не сыскать.

 

БОРИС РЕЗНИК: ГОЛОСОВАТЬ ПО КОМАНДЕ СВЕРХУ — УНИЗИТЕЛЬНО!

 

На минувшей неделе Оксана Дмитриева, Иван Грачев и Евгений Ищенко были исключены из состава группы “Народный депутат” Госдумы РФ. В знак протеста из этой же группы ушел и заместитель председателя Комитета по информационной политике Борис Резник, который позже поделился с нашим корреспондентом подробностями этой истории:

 

– Группа “Народный депутат” состоит из депутатов, избранных по одномандатным округам. Когда она создавалась, нас собирали руководители, то есть те, кто создавал ее, и люди из кремлевской администрации. Всем говорили, что консолидированного голосования не может быть в природе.

У меня нет возражений против того, чтобы поддерживать политику президента, тем более что по многим позициям я ее разделяю и был даже доверенным лицом Путина во время выборов. Но постепенно руководство группы нам стало говорить, как надо голосовать по всем вопросам. Один из примеров такого давления – голосование по бюджету в первом чтении. Всем было ясно, что правительство скрывает от людей дополнительные доходы, не показывает их в бюджете. Я и Оксана Дмитриева потребовали, чтобы макропоказатели были увеличены, и отказались голосовать за бюджет в первом чтении до тех пор, пока это не будет сделано. В результате бюджет едва-едва – с перевесом всего в шесть голосов – прошел. У правительства не было уверенности, что он пройдет во втором чтении, и оно выполнило все требования, которые мы предъявляли: были увеличены суммы на социальные, инвестиционные программы. То есть мы оказались в конечном счете правы.

История с так называемым консолидированным голосованием повторилась совсем недавно, когда правительство решило еще раз вернуться к Закону о бюджете, чтобы перераспределить дополнительные доходы в связи с долгами Парижскому и Лондонскому клубам. На заседании меньше всего говорили о долгах и доходах. Камнем преткновения стала пресловутая 100-я статья Закона о бюджете, где запрещается приватизировать крупные предприятия-монополии: РАО “ЕЭС”, Завод им. Гагарина в Комсомольске-на-Амуре, где выпускают знаменитые истребители, железные дороги и т.д. А тут вдруг правительству понадобились 15 млрд. рублей, и, оказывается, без продажи крупнейших предприятий оно не может их найти. Но это не так. Деньги есть, и в огромном количестве. Только золотовалютные запасы Центробанка сегодня превышают 30 млрд. долларов. Исправно поступают деньги от продажи нефти и газа. Продавать предприятия до тех пор, пока не прописаны правила их продажи, нельзя. Мы посчитали, что выполняется заказ неких олигархов, которые решили прикупить самое последнее, что еще осталось. Поэтому, когда принималось решение о консолидированном голосовании, восемь человек из группы высказались против этого. А во время самого голосования уже 12 человек были против.

Поначалу наши руководители вели разговор об исключении 12 человек. Потом решили, как прежде бывало, для острастки, чтобы напугать остальных, наказать только четверых. По какому принципу нас отбирали, не знаю, но выбор пал на Оксану Дмитриеву, Ивана Грачева, Евгения Ищенко и на меня. Причем сама процедура была совершенно омерзительная: приготовили четыре листочка с нашими фамилиями и по одному приглашали членов группы к ее руководителю Райкову, требуя, чтобы они поставили свои подписи. К счастью, многие не подписались. По мне нужного количества подписей не набрали, а по остальным – набрали и просто объявили, что они исключены. Без обсуждения! За что, почему – не смогли даже сформулировать. Кстати, вопрос по пресловутой 100-й статье был снят самим правительством: ее не стали трогать. Все проголосовали нормально, в том числе и мы. Поэтому юридических оснований никаких нет.

Я заглянул в федеральный закон о статусе депутата. Согласно статье 1, депутат Госдумы является “представителем народа, уполномоченным осуществлять законодательные и иные полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и настоящим федеральным законом”. Никто не вправе ограничивать эти полномочия. Более того, “неправомерное воздействие на депутата Государственной Думой, оказанное в целях изменения характера его деятельности, влечет за собой ответственность, предусмотренную уголовным законодательством” – это статья 42 того же закона о статусе депутата. Статья 12 дает ему право решающего голоса по всем рассматриваемым вопросам. А статья 85 регламента Госдумы устанавливает, что “депутат не только голосует лично, но и реализует при этом собственное волеизъявление”. При этом подчеркивается: “Принуждение депутата к солидарному голосованию ущемляет его право на самостоятельное волеизъявление и неправомерно ограничивает его право на голосования”. В регламенте вообще нет такого института, как солидарное голосование.

Поэтому я вышел из группы “Народный депутат”, заявив о своем протесте против насаждаемого там беспрекословного подчинения чиновному диктату, выраженному в унизительной форме принуждения депутатов-одномандатников голосовать по команде сверху. Я написал: если не будет пересмотрен вопрос об исключении из группы наших коллег Дмитриевой, Грачева и Ищенко, заявляю о своей солидарности с ними и добровольном выходе из группы. Поскольку их вывела регламентная группа из списка “Народного депутата”, я тоже ее покинул.

Кстати, эта история никак не связана с голосованием по вотуму недоверия правительству. Я вообще отказался голосовать ни за вотум недоверия, ни за доверие правительству, потому что считаю, что правительство надо менять, но не по принципу “шило на мыло”. Нужно корректировать экономический курс правительства. Смысла же в простой замене одних на других нет никакого.

 

Записал Армен ГАСПАРЯН

 

© "Литературная газета", 2001

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
ПОЛИТИКА
ОБЩЕСТВО
ЛИТЕРАТУРА
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
Читайте в разделе ПОЛИТИКА:

В. НАДЕИН
МУДРЕЕМ, ОДНАКО?
Уроки российско-американского кризиса

А. ПАВЛОВ
Александр ЛИВШИЦ: ОБ ЭКОНОМИКЕ США БЕСПОКОИТЬСЯ НЕ СТОИТ
И о курсе американского доллара тоже

ПИСЬМО ИЗ ПЕРЕДЕЛКИНА
ИСКУШЕНИЕ "ОДНОЙ ГРЕБЕНКОЙ"

Н. ПАРИЦКАЯ
БЕЗ НТВ МЫ НЕ ЗНАЛИ БЫ ГОРЬКОЙ ПРАВДЫ

И. СЕРКОВ
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТХОДЫ

Б. РЕЗНИК:
ГОЛОСОВАТЬ ПО КОМАНДЕ СВЕРХУ - УНИЗИТЕЛЬНО

ОПРОС "ЛГ"
ЕСТЬ ЛИ ПРОТИВОЯДИЕ ТЕРРОРИЗМУ?

ГОД ПУТИНА: МНЕНИЯ

Н. ЖУРАВЛЕВ
КРИТИЧЕСКИЕ ДНИ

А. ЦИПКО
СТАНЕТ ЛИ ОН НАРОДНЫМ ПРЕЗИДЕНТОМ?

АНКЕТА "ЛГ"
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

НАША ГАЛЕРЕЯ
О КОМ НЕЛЬЗЯ НЕ СКАЗАТЬ

ДАЙДЖЕСТ

Ян КЕЛЕР
"ГЕРОЙ ВЕКА" ПОДАЕТ В ОТСТАВКУ
Средний класс- конец легенде

ПРОБИТЬСЯ К ЧУЖОЙ ДУШЕ
По мнению лауреата Гонкуровской премии А. Маканина, литература - это последний оплот свободной мысли

"СВЯТОЙ" РЭКЕТ