На главную страницу
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
№15 (5920) 16 - 22 апреля 2003 г.

“СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ” В ОБЪЕКТИВЕ

Александр Родченко. Цирковой номер “Рейнское колесо”. 1940Международный фестиваль “Мода и стиль в фотографии” впечатляет размахом: его выставки чуть открываются каждый день на самых престижных выставочных площадках Москвы – в “Новом Манеже” и Московском центре искусств на Неглинной, в ЦВЗ “Манеж” и Музее современной истории России на Тверской, в зале “На Солянке” и в “Фотоцентре” на Гоголевском, в клубе “На Брестской” и в Государственном литературном музее, практически во всех галереях современного искусства… Более того, выставочным пространством стали линии Петровского пассажа, бутика “James” на Тверской, ресторана “Корт-кафе”, кафе “Цирюльня”… Фотография, впрочем, покоряет не столько агрессивностью массированного наступления, сколько неотразимостью образов соблазна.

“Русские модели и модельеры в Париже. Первая половина XX века” – экспозиция, подготовленная Александром Васильевым (Музей современной истории России), – можно воспринимать как точку отсчета, с которой ХХ век начинает свое описание “сладкой жизни”. То, что в роли моделей знаменитых французских домов моды оказались русские аристократки, выглядит не столько прихотливой случайностью истории, сколько закономерностью вкуса. Образ элегантной, утонченной красавицы на этих снимках – образ красоты аристократической прежде всего. Красоты, равно не совместимой с моветоном, плохой осанкой и дурным воспитанием. Русские княгини на французских подиумах оказались идеальным воплощением этой аристократической идеи, поскольку фактически они играли самих себя (в прежней, разумеется, жизни в России). Замечательно, что этот образ продержался в Европе практически до конца 50-х. По крайней мере, на выставке (в Московском центре искусств) Жанин Ньепс, чей двоюродный дедушка был изобретателем фотографии, дамы, проплывающие перед влекущими витринами модных магазинов, несут еще этот отпечаток утонченного вкуса и безупречного воспитания, что мы видели на снимках 20-х годов.

Фотоагентство Keystone View-Co. Inc. Княгиня Елена Трубецкая. 1920-еНо одновременно в 20-е годы о своих правах заявляет культура, которая еще недавно, до Первой мировой войны, в общепринятом мнении была за границами хорошего вкуса. Это дамы полусвета и жены лавочников равно полюбили демонстрацию достатка в нарядах, яркость косметики, пестроту стилей. Но для настоящих дам это было невозможно. Газовые атаки и горы трупов в окопах по всей Европе изменили не только границы послевоенного мира, но и сместили представление о ценностях. Жажда наслаждений у выживших вкупе с ощущением сиюминутности собственной жизни требовала яркости и доступности зрелища. В том числе и женской красоты. “Чарльстон в магазине деликатесов” – этот номер в берлинском музыкальном ревю был как раз то что надо. Много еды и много женщин – это и есть воплощенная мечта изголодавшегося солдата. Экспозиция “Берлинские кабаре. 20–30-е годы” в Московском центре искусств демонстрирует эту жажду жизни здесь и сейчас. Женщины, словно дрессированные лошадки, поднимают ножки в бешеном канкане, на их головах развеваются немыслимые перья, но эротика еще требует наивного оправдания “культурным” сюжетом. Так, в ревю “Для тебя” обнаженная красотка, чей белоснежный приспущенный шарфик, естественно, ничего не прикрывает, входит в рамку с разорванным холстом. Сюжет называется “Живой эскиз”. Автор фото, укрывшийся под именем Рембрандт, явно не лишен чувства юмора.

Аристократическая высокая мода и доступный для масс образ красоты в начале 20-х еще живут в параллельных мирах. Но граница между ними не так уж непроходима. Лучшее тому доказательство – Марлен Дитрих, выросшая в военной аристократической семье и завоевавшая подмостки сначала Берлина, а затем и киноэкраны мира.

К началу 50-х встреча аристократического мира с “низким”, мелкобуржуазным происходит… на страницах таблоидов. И – неизбежно обретает черты трагикомедии. Короли сходят с трона, чтобы въехать по физиономии заждавшемуся их фотографу. Кинозвезды в безупречных костюмах с нефотогеничным оскалом рвутся прямо в ненавистный объектив. Но щелчок затвора на мгновение опережает удар по камере. Охоту папарацци за знаменитостями, превращающуюся в кадры фильма, можно увидеть на выставке “Избранное” Тацио Секкьяроли в Новом Манеже. Мальчишка с рабочей римской окраины, оставшийся после войны единственным кормильцем в семье, он предпочел фотоаппарат в качестве орудия пролетариата не в последнюю очередь потому, что тот был легче лопаты. Его снимки “сладкой жизни” на римской Виа Венето создали ему скандальную славу. И – неожиданно для него самого – создавали новые представления о “стильной” жизни. Феллини не случайно приглашает его в качестве постановочного фотографа для работы над “Сладкой жизнью”. Он продолжил работу с Секкьяроли и на других картинах. Границы между репортажем и постановочной фотографией моды начинают размываться, точно так же, как границы между модой от кутюр и прет-а-порте.

Один из самых интересных и загадочных сюжетов нынешнего фотофестиваля – экспозиции, посвященные цирку. “Магия цирка” из собрания Европейского дома фотографии (включая цикл Сары Мун, посвященный цирку Дурова), “Парад-алле” Александр Родченко (это все в залах Нового Манежа), “Российские клоуны” (“На Солянке”) создают неожиданную и свежую альтернативу образам аристократической элегантности и буржуазного шика. Гимнасты и укротители, клоуны и цирковые атлеты – по определению носители самого демократического искусства. Фотографии их не несут привычного глянцевого соблазна, зато создают образ красоты, неразрывной от мужества и точного расчета, физического совершенства и безупречной выдержки. Очень неожидан Родченко. Специально для этой экспозиции был реконструирован последний номер журнала “СССР на стройке”, посвященный цирку. Александр Родченко, Варвара Степанова и Георгий Петрусов работали над ним с января 1940 года. Номер был сдан в печать 17 июня 1941-го. И по понятным причинам так никогда из печати не вышел. Условный мир цирка у Родченко выступает как мир подлинный, всамделишный, говоря детским языком. А мир реальный – условным миром “понарошку”. Точно по Славою Жижеку: “Вымысел более реален, чем социальная реальность, где все играют свои роли”.

Жанна ВАСИЛЬЕВА

P.S. Фотофестиваль проводится при поддержке “Альфа-банка”, компаний “Kodak”, “Volkswagen”, “Bosco di Ciliegi”.

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
ОБЩЕСТВО
МНЕНИЯ
ЛИТЕРАТУРА
ПАМЯТИ ПОЭТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
КНИЖНЫЙ САЛОН
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ПОРТФЕЛЬ "ЛГ":
НАШЕ ОБЩЕСТВО РАЗВРАЩЕНО НЕВЕРИЕМ
Прозаик, главный редактор журнала “Москва” Леонид БОРОДИН отвечает на вопросы “ЛГ”

Жанна ВАСИЛЬЕВА
“СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ” В ОБЪЕКТИВЕ