На главную страницу
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
№15 (5920) 16 - 22 апреля 2003 г.

“КОЛОБОК”

Алексей АНДРЕЕВ

История эта произошла не так давно в одном провинциальном театре. Хотя запросто могла произойти и в каком-нибудь другом.

В общем, решили там для детей “Колобок” поставить. Одного только не учли – премьеру перед зарплатой сделали. А так как зарплаты артистам хватало ровно на два дня, если без выпивки, а с выпивкой – на пару часов, то к премьере они, конечно, сильно оголодали.

И вот когда артист Иванов-оглы, который Медведя играл, вышел из-за кулис и страшным голосом сказал: “Колобок, колобок, я тебя съем!”, то Елисеев, который играл Колобка, вдруг отчетливо понял: “А ведь сожрет, гад, сейчас и даже не подавится!”

И вместо того чтобы сказать: “Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел...” – и так далее, он вдруг прыг за пенек! – и оттуда жалобно проблеял: “Не ешь меня, медведь, я ж тебе сто рублей должен”.

Режиссер за кулисами – брык! – и в обморок.

А Медведь – Елисееву: “Все равно не отдашь, батон плешивый, я тебя знаю. А так хоть нажрусь от пуза!”

Елисеев из-за пенька: “Я костлявый очень! А ты себе недавно новые зубы вставил – не жалко?”

Медведь: “Тогда студень сварю!”

Тут режиссер маленько оклемался и стал кричать из кулис: “Не верю! Не верю!”

А Медведь ему: “А ты вообще молчи, Станиславский хренов! Кто мне который год отдельную берлогу обещает – двухкомнатную?! Бабе-Яге небось сразу дал, Кощею с Курочкой Рябой вообще трехкомнатную, а мне, косолапому, шиш?!”

Режиссер тогда стал жену Колобка подталкивать, которая Лису играла: “Спасай, пока вдовой не стала!”

Та из кулис высунулась: “Не ешь его, Медведь, он мой!”

И дети из зала: “Не ешь его, дяденька Медведь, пусть лучше Лиса сожрет”.

“Нет съем! – орет Медведь. – Я знаю: он с женой моей спит... медведицей!”

Колобок: “Вранье! Вон Лиса подтвердит – я вообще не способный!”

И Лиса из кулис: “Не способный он, Медведь, давно ни на что не способный!..”

Дети обрадовались: “Видите, дяденька Медведь, он вообще, оказывается, спать не способный! У него бессонница!”

Тут жена Медведя, дура, из кулис высовывается: “Мишенька, да не спала я с ним ни разу, не спала! Ну ни на секундочку глаз не сомкнула”.

Режиссер труппе шипит: “Господи, да дайте вы ему что-нибудь пожрать! Он же нас сейчас всех схомячит!”

Ну, батон какой-то черствый нашли – и Зайцу в зубы: “Ползи, кинь троглодиту этому!”

Тот на сцену пополз, как партизан, а Медведь увидел его и говорит: “Вижу, Заяц там с батоном ползет. Так сначала я тебя, Колобок, съем, а потом зайцем с батоном закушу. Гамбургером – ха-ха-ха-ха-ха!”

Заяц тут же повернул – и обратно в кулисы. “Я че, дурак, – кричит, – с голодным Медведем связываться?!”

Тут старейший артист Фефелкин, который всю жизнь героические роли играл, лысину Ильича на себя натянул, чтоб за еще одного колобка сойти,

деревянную гранату из реквизита взял – и на сцену: “Жри и меня, сволочь косолапая! Всех не пережрешь!” И гранатой Медведю по башке как даст!

А тому хоть бы хны!

Вырвал у Фефелкина гранату – и прям ему по ленинской лысине хлобысь!

Тот брык! – и все. Что тут началось!

С колосников рабочие Медведю орут: “Заодно и директора нашего сожри! Он уже пятую избушку на курьих ножках к себе на дачу отвозит! А нам ничего стырить не дает!”

Директор из суфлерской будки отвечает: “А кто тюлевый задник своим бабам на платья стырил? Жлобы!”

Пожарник откуда-то сбоку надрывается: “Эй, косолапый, ты сильно не наедайся! Местечко-то оставь. Я щас за своими женой и тещей сбегаю”.

Молодая актриса кричит: “Лучше жену режиссера сожри! А то эта карга толстая до ста лет будет Дюймовочку играть!”

Режиссер тоже увлекся – громко шепчет: “В первом ряду из Управления культуры двое сидят. Съешь их – берлогу дам и премию выпишу!”

А те двое режиссера не слышат, возмущаются: “Прекратить поедание вверенного нам коллектива!”

Тут один из родителей в зале как вскочит: “Так их всех, так, кровопийцев! А то щеки нажрут – я от милиции ушел, я от налогов ушел... От Медведя не уйдут!”

Даже ребенок один не выдержал, закричал: “А биологичка у нас гадина, гадина, гадина! Ты ее, Медведь, не ешь – отравишься. Но укуси как следует, чтоб она сидеть не могла!”

В общем, дети визжат, родители их на всякий случай список по рядам составляют – кого б еще предложить на предмет поедания, а жена Медведя все убивается: “Не ешь их, Мишенька, опомнись – посодют!”

А Медведь от такого количества предложений, похоже, совсем головой двинулся. Про Колобка забыл, подошел к рампе и у зала спрашивает: “Ну, а мэр у вас как? Хороший?”

Родители хором: “Нет! Сволочь последняя!” Медведь: “Придется сожрать!.. А прокурор?” Родители: “Бандит в законе!”

Медведь: “И его сожру! А чиновники как? В целом?” Родители: “Ворье полное!” Медведь: “Ох, и наемся!”

В общем, премьера удалась! Зрители были в восторге! Одним словом, искусство! Задело за живое.

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
ОБЩЕСТВО
МНЕНИЯ
ЛИТЕРАТУРА
ПАМЯТИ ПОЭТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
КНИЖНЫЙ САЛОН
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ:

Алексей АНДРЕЕВ
“КОЛОБОК”

Нестор БЕГЕМОТОВ
ВЕСЕННИЙ ПРИЗЫВ

Лазарь ШЕРЕШЕВСКИЙ
РУБАИ

С УМА СОШЕДШЕЕ

ФРАЗЫ

Лорина ДЫМОВА
НЕ ПОЕДЕМ…

Сергей ГАЛКИН
“ЖИЗНЬ ЕСТЬ СОН”

Михаил ВОЛКОВ
ЧЕЛЮСТЬ

Елена МАЗУР
БАЛЕТ

ЧУДАКИ