На главную страницу
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
№18 (5923) 14 - 20 мая 2003 г.

РЕВАНШ ТРИУМФАТОРА

Вместо послесловия к Московскому пасхальному фестивалю

ИТАР-ТАССГрандиозный по масштабу Второй Московский пасхальный фестиваль, представивший вниманию слушателей более сорока (в том числе и благотворительных) концертов, имел две абсолютные кульминации, решенные в жанре open-air – действ на открытом воздухе. Их местом были избраны самые сакраментальные точки Москвы – Соборная площадь Кремля и Поклонная гора. И то, что там произошло 4 и 9 мая, бесспорно, войдет в историю экстраординарных событий московских музыкальных фестивалей.

Задуманная впервые на территории Кремля, уникальная мультимедийная постановка Мариинским театром “Бориса Годунова” Мусоргского, съевшая около миллиона долларов фестивального бюджета, по воле “небесной канцелярии” должна была захлебнуться в московском дожде и шквальном ветре. И захлебнулась, утратив свое истинное музыкальное лицо! Но… вынырнула, обретя черты глобальной театральной катастрофы. Увы, постановщиками не были предусмотрены противопогодные защиты для музыкантов и их дорогостоящих инструментов. Большая часть оркестрантов отказалась выйти под дождь. Режиссер и директор фестиваля были за то, чтобы отменить представление. Настоял маэстро Валерий Гергиев, категорически лишенный пораженческих инстинктов. Он не Кутузов, и он не покинул Соборной площади Кремля. Он сделал ставку на своих героических певцов (и не ошибся!). Они достойно спели оперу и без оркестра – под “плывущие” звуки рояля. А великий маэстро к концу действа трагически стоял в своем черном дождевике и кожаной бейсболке перед пустыми пультами, как “печальный Демон, дух изгнанья”. Прав ли он был? Вопрос остается без ответа, если не считать ответом реплику режиссера постановки Андрея Могучего: “Гергиев, конечно, чумовой мужик”…

Зато полный реванш взял дирижер-экстремал на Поклонной горе в день всенародного праздника 9 Мая. Погода стояла роскошная.

Небеса сияли. Великолепный оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева выступал на открытой сцене, под символической стеллой мемориального комплекса, перед ветеранами Великой Отечественной и многотысячной толпой приехавших на “новом метро” москвичей и гостей столицы. И это был огромный симфонический праздник, близкий по восторженной атмосфере к стадионным молодежным действам. Десятки динамиков разносили звуки популярных сочинений Глинки, Чайковского, Римского-Корсакова, Прокофьева, Равеля по всей Поклонной горе. В толпе, завороженной музыкой, и яблоку негде было упасть. И даже маленькие дети надолго замирали от восторга и удивления, сидя на плечах своих родителей. А Гергиева не отпускали. Ему орали без конца: “Еще! Еще!” И он дирижировал на бис своего любимого Вагнера (антракт из “Лоэнгрина”), а потом знаменитое адажио из “Щелкунчика” Чайковского и, наконец, духоподъемный Марш Радецкого. В тот час он стал абсолютным любимцем народа, своим “чумовым мужиком”, который запросто просил “пожалеть и отпустить оркестр”, потому что “мы вечером еще играем в консерватории”.

Два последних симфонических концерта Валерия Гергиева в Большом зале и в Московском Международном доме музыки подвели итоги фестивалю. Совершенно ясно, что композитором ‹ 1 в представленных симфонических программах стал для Гергиева ранний Стравинский с его блестящей, сделавшей эпоху в музыке ХХ века, стилизацией архаических народных обрядов и языческих “варваризмов”. Первыми симфоническими звуками фестиваля стала “Свадебка” Стравинского, последними – его “Петрушка”. Справедливые упреки в неуместности “языческого пафоса” в дни православной Пасхи не останавливают маэстро. Тем более что Всемирный оркестр, которым Гергиев дирижировал в день торжественного закрытия фестиваля, стал его блистательным и гибким партнером в воспроизведении таких экспрессивных и взрывных партитур, каким является “Петрушка” Стравинского или, скажем, “Дон Жуан” Рихарда Штрауса.

Впрочем, справедливость требует признать, что выдающимися интерпретациями дирижера стали и Четвертая симфония Шостаковича, и “Скифская сюита” Прокофьева (любимые “варваризмы”!), и ослепительная симфоническая пьеса “Уарзон” Гия Канчели (подарок композитора-грузина к 50-летию дирижера-осетина), и концерты Глиэра и Глазунова, где солировали лучшие из молодых участников фестиваля – сопрано Анна Нетребко и скрипач Вадим Репин.

История, разумеется, отметит и подвиг магического “раздвоения” дирижера-титана. В дни Московского пасхального фестиваля Гергиев сумел “зачать” четырьмя вечерами и XI Международный фестиваль “Звезды белых ночей”, который будет продолжаться в юбилейном Санкт-Петербурге три месяца, вплоть до 5 августа.

Тамара ГРУМ-ГРЖИМАЙЛО

“ЛГ” и ее читатели пусть с опозданием, но зато искренне поздравляют члена общественно-редакционного совета нашей газеты Валерия Гергиева с 50-летием и желают новых творческих успехов!

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
ОБЩЕСТВО
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
ЛИТЕРАТУРА
ИМЕНА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте на ПЕРВОЙ ПОЛОСЕ:

Тамара ГРУМ-ГРЖИМАЙЛО
РЕВАНШ ТРИУМФАТОРА

АКТУАЛЬНО

Игорь СЕРКОВ
МИНИН И ОСТРОВСКИЙ

ЛГ-РЕЙТИНГ

СОБЫТИЕ