На главную страницу
НАУЧНАЯ СРЕДА
№18 (5923) 14 - 20 мая 2003 г.

ЧАЕПИТИЯ В АКАДЕМИИ


Директор–Генеральный конструктор ОКБ “Гидропресс” Юрий Драгунов:

ТАЙНЫ АТОМНОГО СЕРДЦА

Специально для олигархов в документах “Атомного проекта СССР” нашел Постановление СНК СССР

№229-100сс/оп “О проектировании и подготовке оборудования Горно-обогатительного завода” от 28 января 1946 года, подписанное председателем Совета Народных Комиссаров Союза ССР И. Сталиным. Для непосвященных сообщаю: “сс/оп” – это “Сов. секретно. Особая папка”, то есть допуск к документу ограничен узким кругом людей, а “горно-обогатительный завод” – это первый промышленный реактор для получения плутония.

В этом постановлении говорилось:

“а) организовать при Подольском заводе Особое конструкторское бюро по разработке технического и рабочего проекта ‹ 1859 горно-обогатительного завода, укомплектовав это бюро необходимым составом конструкторов.

В дальнейшем указанное ОКБ при Подольском заводе именовать: “Особое конструкторское бюро по конструкциям гидропаропрессового оборудования” (сокращенно “ОКБ Гидропресс” НКТМ)…”

Документ позволяет нам избавиться от одной легенды, которая прочно утвердилась в истории. Ее автором был академик Н.А. Доллежаль, который утверждал, что отсутствие информации из США о реакторе для наработки плутония и позволило ему создать “вертикальный вариант”. И он, в конце концов, оказался намного эффективнее. Николай Антонович часто повторял, что не всегда разведка помогала делу, но частенько и вводила ученых и инженеров в заблуждение… Оказывается, был известен и “горизонтальный вариант” реактора: просто он создавался в ОКБ “Гидропресс”, но в то время Н.А. Доллежаль не знал об этом. Его конструкция оказалась удачнее, а потому по его проекту и был построен первый плутониевый реактор.

Антон МЕНЬШОВПоначалу предполагалось построить на Южном Урале “мини-реактор”. Он должен был быть побольше, чем тот, что пустил И.В. Курчатов в лаборатории ‹ 2, но меньше большого, промышленного, где будет нарабатываться плутоний для первой бомбы. Но вскоре Курчатов отказался от этого – времени катастрофически не хватало, и было решено идти сразу к конечной цели.

ОКБ “Гидропресс” вскоре получило новое задание. Впрочем, до нынешнего дня “особые задания правительства” для его сотрудников обычное дело.

Почему я вначале упомянул олигархов? А дело в том, что они пытаются приватизировать ОКБ “Гидропресс”. Главный их аргумент, что это предприятие не относится к оборонному комплексу.

В нашей долгой и обстоятельной беседе с директором-генеральным конструктором ОКБ “Гидропресс” доктором технических наук Юрием Григорьевичем Драгуловым мы говорили и об этом.

А начал я ее так:

О вашем ОКБ ходит две легенды. Первая: один олигарх решил вас купить. Однако он узнал, что вы не принимаете участия в создании ядерного оружия, и потому потерял всякий интерес. Другая легенда прямо противоположная. Мол, олигарх узнал, что вы были связаны с созданием оружия, испугался и решил не связываться с вами… Есть ли у этих легенд хоть какая-либо основа?

– Истина все-таки в ином... Один крупный предприниматель уже купил ряд предприятий атомной промышленности. Однажды он собрал у себя всю “команду”, с которой работал, и спросил, что нужно сделать, чтобы “атомная часть бизнеса” работала эффективно и давала прибыль. И большинство специалистов ответили ему: надо купить “Гидропресс”. Пошла “волна”, в моем кабинете побывали многие люди, которые выясняли, как можно приватизировать “Гидропресс”. Побывал здесь и один из олигархов. Вел себя как хозяин. Начал говорить о том, что обещал Путину выиграть тендер в Финляндии на строительство АЭС. Я популярно объяснил, что это сделать не удастся, так как нет документации. “А китайская у меня есть!” – заявил он. Пришлось объяснять, что в Финляндии нужно иное. Мы ведь профессионалы и прекрасно знаем, что необходимо в Китае, а что в Финляндии. По-моему, тогда он задумался. Мне показалось, что впервые…

Минутку! Насколько я помню, но в Китае атомную станцию строит Россия.… Или уже наши олигархи?!

– Олигархи… Парадокс в том, что сегодня в Китае и Индии строят АЭС не государство, не Минатом России, а они. Бюджетные деньги передаются олигархам, и они реализуют их на внешнем рынке.

– Но ведь это запрещено!

– В России, к сожалению, законы создаются для того, чтобы их обходить! Есть такая организация – “Атомстройэкспорт”, именно она подписывает контракты на строительство АЭС в Индии и Китае. Есть еще “Атомэнергоэкспорт”. Это акционерные общества. Те, у кого контрольный пакет акций или их достаточно большое количество, те и владеют ими… В общем, через цепочку разных фирм дело организовано сегодня так, что все находится в руках олигархов. Точнее, одного из них…

Имеет смысл называть его?

– Думаю, он в рекламе не нуждается… Человек он, безусловно, пробивной и энергичный, но совершает одну крупную ошибку: он не считается с интересами Минатома России, а также с теми специалистами, которые в нем работают. Он явно недооценивает роль научных и опытно-конструкторских работ, их ценность. Впрочем, это естественно: когда речь идет о прибыли, то она становится выше, если не учитывать затраты на науку и создание новой техники. А проектные и конструкторские работы при создании АЭС весьма значительны, и без них обойтись невозможно.

Мне кажется, для очень многих ваша информация прозвучит сенсационно! Как известно, уже несколько лет Минатом России убеждает общественность, что контракты на строительство АЭС в Индии и Китае – это крупный успех России на мировом рынке и что нас ожидают большие прибыли. На самом деле прибыли получат олигархи, потому что они начинают потихоньку вытеснять Минатом РФ с рынков. Следовательно, как и нефть, вскоре наш уран будет под их контролем?!

– К сожалению, этот процесс идет весьма интенсивно… Наше основное богатство – это компьютерные коды. В них проекты, результаты экспериментов, поиски и решение, то есть все то, что накапливалось в ОКБ добрых тридцать лет. В них талант конструкторов, “ноу-хау”, оригинальные решения и так далее. И сколько же стоит? Ответ из команды олигарха был краток: “Все это ничего не стоит, так как достаточно переписать данные на лазерный диск – и можно ими пользоваться!” Это иллюстрация подхода к науке и новой технике: мол, в наше время только так нужно обращаться с интеллектуальной собственностью. Когда говорят о том, что мы переживаем “время дикого капитализма”, то это, на мой взгляд, звучит слишком мягко. На самом деле по отношению к науке это “время дикого бандитизма”, так как труд исследователя и конструктора оценивается грошами. Гораздо ниже, чем труд охранника и секретарши в офисе.

Так пусть они и создают проекты АЭС для олигархов!

– Судя по всему, к этому мы и идем… По мировым данным, где-то порядка 10–15 процентов средств при создании АЭС уходит на проектные и конструкторские работы. Расходы на науку подчас определить намного труднее. У нас же считается, что наука – дело государственное, а следовательно, никому, в том числе и олигархам, а точнее, им в первую очередь, платить не надо. И это одна из причин того, что в России наука оказалась на задворках. Но мы в “Гидропрессе” согласиться с этим не можем!

Но разве вас не хотели купить?!

– Это сделать трудно. Хотя бы потому, что у нас средняя зарплата самая высокая в Минатоме и в городе Подольске. В городе мы на втором месте по выплате налогов, а мы ведь не завод, не нефтяная фирма, а проектно-конструкторская организация!

Слово о “Гидропрессе”: “В ОКБ было создано большое количество проектов различных установок и оборудования, в том числе для промышленных реакторов Томского и Красноярского комбинатов, первой в мире АЭС в г. Обнинске, установки с водо-водяными энергетическими реакторами (ВВЭР) для АЭС различной мощности, установки с реакторами на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем (БН), оборудование для установок с реакторами канального типа (РБМК), ядерные энергетические установки для подводных лодок с использованием в качестве теплоносителя сплава свинец-висмут, кипящих реакторов (ВК) и многие другие. Реакторные установки, созданные в ОКБ “Гидропресс”, работают не только в России и странах СНГ, но и в Финляндии, Болгарии, Венгрии, Словакии, Чехии”.

ОКБ “Гидропресс” – государственное учреждение, даете денег в казну гораздо больше, чем приватизированные предприятия?! Зачем же в таком случае вас продавать?!

– Кое-кто в правительстве считает, что унитарные предприятия в принципе не могут работать эффективно, а потому все они подлежат приватизации. Это принципиальная политика экономических реформ. Исключений быть не может – так считают реформаторы. А мы вдруг стали “исключением”! Хотя, на мой взгляд, дело в нормальной организации труда и в нормальной его оплате. Нам удалось избежать приватизации в этом году, так как ОКБ “Гидропресс” отнесено к предприятиям оборонного комплекса.

Значит, теперь могу задать такой вопрос: каким образом вы зарабатываете хорошие деньги и почему вас исключили из списка предприятий, подлежащих приватизации?

– Итак, о деньгах… У меня довольно сложные отношения с “Атомстройэкспортом”, так как я ценю работу наших сотрудников. Как правило, они предлагают ту или иную работу сделать задешево, но я не соглашаюсь. У нас люди высокой квалификации, профессия уникальная, а потому и цена работы высокая.

Но могут найти и других?!

– Нет, не могут, потому что сегодня ни одна фирма в мире не делает столько зарубежных проектов, как “Гидропресс”. Обращаются именно к нам, так как хорошо известно качество работы специалистов и их профессионализм. У нас огромный объем работ в России по достройке новых блоков водо-водяных реакторов (ВВЭР) и по продлению ресурсов аппаратов первого поколения. Таким образом, на сегодняшний день только мы занимаемся ВВЭРами, только у нас находятся соответствующие специалисты, у нас необходимая документация – почему же здесь должны получать нищенскую зарплату?! Любой бизнес, даже тот, который так распространен в России, подразумевает, что уникальные вещи на рынке стоят дорого. Отсюда и соответствующая оплата труда сотрудников.

Если сравнивать Запад и нас. Велика ли разница оплаты за один и тот же труд конструктора?

– Они просто несоизмеримы! И что греха таить, новые проекты для России мы делаем за те деньги, что зарабатываем на Западе.

Правительство России не платит?

– Очень и очень мало… Мы отстояли хорошие цены по Китаю и Ирану, и это дало возможность вести работы по российским проектам.

Неужели только на этом зарабатываете деньги?

– Не только. Документация, сколь бы высокого качества она ни была, не может полностью обеспечить КБ или НИИ. За нее платят, во-первых, мало, а во-вторых, с большим опозданием. И поэтому мы определили для себя иной путь, как мне кажется, нашли принципиально новое решение, определившее судьбу “Гидропресса”. У всех нас, главных конструкторов, была производственная база для создания испытательных стендов. Станки, конечно же, устарели, оборудование тоже, так как они появились у нас где-то тридцать лет назад. Мы поставили перед собой задачу модернизировать производственную базу для того, чтобы изготовлять оборудование для атомных станций. За прошлый год мы отгрузили 135 приводов системы приводов управления и защиты для АЭС в Иране. Что такое привод? Это изделие весом полтонны, в него входит 850 деталей. Это наукоемкое, необычайно сложное, а следовательно, и дорогое оборудование. Именно оно дает нам независимость от бюджетного финансирования.

Добрых полвека звучат призывы о соединении науки и производства, о внедрении новейших достижений в практику… Наконец-то жизнь заставила вас это сделать?!

– На мой взгляд, это один из выходов спасения отечественной науки… Сейчас мы изготовляем привода для АЭС Китая. Их должно быть 270 штук. 68 из них мы уже отгрузили. Это пять железнодорожных вагонов…

В общем, вы стали одновременно и современным заводом?

– Сегодня пошла работа по Калининской станции. “Атомпроект” не хотел с нами заключать договор, мол, “что вы там на коленках делаете?!” Я им говорю: “Приезжайте, посмотрите!” Приехали, посмотрели… “Ты, наверное, со всего Подольска специально для меня рабочих нагнал?”… Нам удалось освоить производства. Да, людей брали с рынка. Да, отсев был большой. У нас в Подольске были громадные заводы, которые рухнули. Люди пошли торговать. Надо было их убедить вернуться в цеха, к станкам. Отобрать из них высококвалифицированных, так как делаем сложное и уникальное оборудование. Это сделать удалось, хотя и было нелегко…

Зарплатой привлекли?

– В отрасли она самая высокая. Повторяю: труд высшего качества! Причем мы не только изготовляем привода, но и обеспечиваем их запасными частями, как говорится, “сопровождаем изделие”. И это работа на многие годы. Думаю, что выполнение таких заказов обеспечивает нам стабильность на ближайшие десять лет.

Но вы же не одиноки на этом рынке, не так ли?

– Была жесточайшая конкуренция с Ижорским заводом. Причем они вели не совсем честную борьбу: они пытались сбить цены в Китае, мол, привода они сделают дешевле! Мне было понятно, что собьют цены на приводах, но добавят деньги на корпусе реактора – там ведь конкурентов у них нет. Аналогичная ситуация была и вокруг Калининской станции.

Как известно, Ижорские заводы – частное предприятие, а вы государственное. Нынче в правительстве считают, что унитарные предприятия работают хуже приватизированных. Вы даже взятки давать не можете… Как же вам удается побеждать?

– Новая техника всегда побеждает! Хотя нам, государственникам, стало намного тяжелее. Ведь сегодня мы имеем дело не с Минатомом, не с “Атомстройэкспортом”, а с одним из олигархов. С ним мы заключаем договоры, а из олигархов, как известно, выбивать деньги намного труднее!

Стоп! Россия, а не олигархи кредитуют строительство АЭС в Китае?!

– Так было раньше. Произошло коренное изменение ситуации: теперь бюджетные деньги идут олигарху, а он уже обеспечивает строительство АЭС в Китае. Да и в Индии тоже. Мы вынуждены умолять олигарха, чтобы он дал нам заказ на АЭС, которые Россия предполагает строить там…

Министры, премьер и президент договариваются с руководством Индии об АЭС ради интересов олигарха?!

– К сожалению, получается именно так… Реакторная установка изготовляется на Ижорском заводе. Мы поставляем ему необходимую документацию, ну, а что касается приводов, то мы их модернизировали, усовершенствовали, а потому и изготовляем.

Простите, что перебиваю! Из ваших слов следует, что теперь в России производство реакторов находится в частных руках?

– Да, это так. Но весь топливный цикл у государства. А без урана реактор – всего лишь “железная бочка”, или “котел”, как говорили раньше.

Но без “котла” уран тоже всего лишь металл!

– Так уж получилось… Развал многих институтов и КБ произошел как раз потому, что они не смогли адаптироваться к новым условиям. Я был назначен директором и главным конструктором в то время, когда “Гидропресс” был в долгах, народ разбегался. Здесь было множество малых предприятий – это типично для современных институтов, и каждое старалось выжить. Пришлось сконцентрировать все в одном месте, перестать разбазаривать и продавать по дешевке документацию, организовать свое производство. Меня поддержали, так как люди поняли: это единственный выход из кризиса. Это и позволило сохранить фирму. Конечно, пришлось освободиться от людей, живущих старыми представлениями, омолодить руководящий состав, и сегодня есть единая команда, которая и ведет “Гидропресс” в будущее.

Слово о “Гидропрессе”: “В 60-е годы широко развернулось международное сотрудничество ОКБ “Гидропресс” с зарубежными странами. В странах СЭВ было построено 27 блоков с реакторами ВВЭР. Работы по сооружению АЭС в Финляндии означали прямой контакт с капиталистическим миром, то есть с мировым рынком. Успешная эксплуатация АЭС “Ловииза” подтвердила высокий уровень разработок ОКБ “Гидропресс”.

Проблемы с кадрами есть?

– Нет. Мы не можем принять всех желающих…

И нет ощущения безнадежности, мол, атомная энергетика бесперспективна – об этом много лет трубили все средства массовой информации?

– Мне кажется, что это была кампания дискредитации одной из самых передовых отраслей в России. Все, что происходило вокруг АЭС, я воспринимаю именно так. Газовый и нефтяной “бум” скоро кончится. Думаю, уже к середине этого века. И что тогда делать людям? Единственный выход – это атомная энергетика. Мы уже привыкли к цивилизованному обществу. Телевизор при свечах не посмотришь…

Вы ощущаете на себе, что атомная энергетика вновь начинает возрождаться: после великого спада начинается новый подъем?

– После Чернобыля пошел распад, но сейчас он остановился. Понемногу начинаем подъем. Ростовскую станцию пустили, а она по уровню приближается к новому поколению. Мы уже находимся в постоянной борьбе. Имеются в виду требования по постоянному повышению безопасности. И такая ситуация, на мой взгляд, свидетельствует о развитии атомной энергетики. Теперь мы уже чаще говорим о будущих блоках, мол, на 2-м в Ростове надо реализовать одни идеи, на 5-м и 6-м блоках в Балакове – другие. Это отрадно.

Меня интересует одна проблема, которая сыграла роковую роль в Чернобыле. Вы занимаетесь водо-водяными реакторами. Они стоят на подводных лодках. При катастрофе “Курска” сработала аварийная защита, хотя судьбу лодки решали мгновения… Таким образом, еще раз подтвердилось: ВВЭРы очень надежны. Почему же на лодках ставили безопасные реакторы, а на АЭС нет?

– Я заканчивал физический факультет МГУ. Мне как физику было ясно, что РБМК использовать на АЭС недопустимо… Но в те времена сталкивались разные интересы. Опыт эксплуатации военных реакторов свидетельствовал, что на них можно работать надежно. Впрочем, и там случались аварии, возникали аварийные ситуации, но о них ничего не было известно. Вот и создалась иллюзия, что военные реакторы можно использовать для атомных электростанций. Это и стало стратегической ошибкой.

А почему не ВВЭРы?

– Тормозило машиностроение. Корпус реактора – это толстостенный сосуд. Освоить их производство было нелегко, и на это потребовались годы. В свое время я был на Ижорском заводе, следил за изготовлением корпуса реактора. Уже после гидравлических испытаний начали мы его “обстукивать”. И вдруг вижу: вываливается из корпуса четвертушка кирпича… Этот случай я запомнил на всю жизнь. Естественно, мы контролируем процесс изготовления реактора, и я всегда обращаю внимание наших конструкторов, что они должны быть очень внимательны, чтобы кирпичи вываливались при изготовлении оборудования, а не во время работы реактора.

Сейчас принят новый закон, согласно которому технические стандарты устанавливает само предприятие. Теперь не следует удивляться, если в корпусах реакторов будут находить кирпичи – их просто узаконят!

– К счастью, у нас пока не так. При разработке технического проекта мы формируем требования к методам контроля и к допускаемым дефектам. Я могу сказать, что год от года уровень требований к изготовлению продукции мы постоянно повышаем… Однако опасность резкого ухудшения качества продукции существует. Это в том случае, если частные предприятия сами начнут проектировать атомные установки.

А разве это нереально?

– К сожалению, такое не только возможно, но уже и существует!

Что вы имеете в виду?

– Вернемся к вопросу, почему мы не были приватизированы. Министр Минатома уделил этой проблеме большое внимание. Он понимает, что “Гидропресс” не может уйти в частный сектор. В этом случае атомная энергетика выйдет из-под государственного контроля…

Это очень слабая гарантия. Я имею в виду министра. Сегодня он хорошо знает ситуацию, а потому возражает против приватизации. Но завтра он заболеет или уедет в отпуск, и его заместитель подпишет соответствующую бумагу… Разве такое исключено?

– Нет. Пока без нас обойтись нельзя. Но завтра тот же Ижорский завод сам начнет изготавливать техническую документацию, и тогда произойдет то, чего вы опасаетесь. Проектные и конструкторские работы, повторяю, недешевы, а потому олигархи постараются и их взять под контроль. И начнут экономить на них точно так же, как сегодня они практически уничтожили прикладную науку и соответствующие институты.

“Опасаюсь” не то слово. Мне кажется, что общественности следует бить в набат! Кто даст гарантию, что в АЭС, принадлежащей олигарху, не начнет накапливаться плутоний. И тогда остается всего один шаг до бомбы. Олигарх с атомной бомбой?! Не правда ли, звучит зловеще?

– Страшновато.

Я сильно фантазирую?

– С позиций нынешней ситуации – да, но завтра это может стать страшной реальностью.

Берия незадолго до ареста потребовал от Курчатова, чтобы тот быстро изготовил водородную бомбу. Он хотел привезти ее в Москву. Так считал не только Курчатов, но и Александров… Водородная бомба была сделана уже после ареста Берии. А если бы ученые выполнили приказ?! Теперь же, после приватизации части атомной промышленности, оказывается, есть принципиальная возможность олигарху сделать атомную бомбу?!

– Атомная энергетика постепенно переходит в частные руки, и это очень меня тревожит…

Как можно говорить об этом спокойно?! Вы – директора крупнейших предприятий, руководители атомной промышленности – только констатируете происходящее?! Почему не стучитесь к президенту, не обращаетесь к общественности?!

– Я согласен с вами и бьюсь против такого развития событий. Ни в одной стране подобного нет, так как, в конце концов, можно потерять контроль государства за ядерными материалами. Это моя точка зрения, которая, к сожалению, не совпадает с линией правительства, которое готово сегодня продать все, получить деньги, а что завтра будет, его не интересует…

Жесткий вывод!

– А разве вы не знаете, как покупаются сейчас предприятия?! Олигарх, к примеру, получил аванс за проект для Индии (это деньги из бюджета России) и за эти деньги может купить два десятка предприятий. Подчеркиваю: покупает за государственные деньги!.. Главное сегодня – это иметь доступ к бюджету, а все остальное необычайно просто… Итак, кредит у государства, покупка предприятия, возвращение кредита, а дальше деньги идут в карман. Схема отработана, и она используется всеми, кого мы называем “олигархами”. Балансовая стоимость “Гидропресса” около десяти миллионов долларов. Если купить его, то достаточно одного заказа на приводы, и все сразу же окупается. И уже десятки миллионов долларов идут не государству, а одному человеку, точнее, его команде. Схема элементарная! Долги олигарха нам, а значит, государству сегодня в несколько раз больше, чем балансовая стоимость “Гидропресса”. Если у него появится возможность нас купить, то он сразу же приобретает высокорентабельное предприятие и закрывает свои долги. Зачем их возвращать самому себе?!

Слово о “Гидропрессе”: “Сейчас коллектив работает над новыми проектами реакторных установок ВВЭР, обладающих более высокой безопасностью, так как в них применены пассивные системы отвода остаточного тепла без вмешательства операторов и без необходимости срочного включения резервных систем энергообеспечения. Эти энергоблоки рассчитаны на электрическую мощность 640 и 1000 мегаватт. Эти проекты предложены заказчикам из СНГ, Китая, Ирана, Индии, Финляндии, с которыми деловые отношения существуют на основе уже заключенных межправительственных соглашений”.

Понимаю, что вам нелегко…

– К сожалению, в борьбе с олигархами правительство нам не помогает. Оно на их стороне… Впрочем, за одно я должен быть благодарен ему. Был момент в нашей истории, когда мне угрожали.

Чем?

– Расправиться физически. Со мной и семьей. Тогда мне была выделена охрана, а семье пришлось уехать на время. Работники ФСБ довольно быстро нашли источник этой угрозы, и все нормализовалось…

Вы об этом говорите так спокойно?

– Живем в такое время.

Подольск, как известно, знаменит не только своими заводами, но и весьма сложной криминальной обстановкой. Вы это ощущаете?

– Нет. Слышал, конечно, о том, что криминальные авторитеты пытаются поставить под свой контроль предприятия и организации, но по отношению к “Гидропрессу” ничего подобного не было. Наше предприятие – одно из очень немногих! – сейчас является опорой города, мы исправно платим налоги, создаем новые рабочие места, а потому и городские власти, и жители города, среди которых есть, без сомнения, и криминальные элементы, относятся к нашему коллективу с уважением. Зачем же им рубить сук, на котором все сидят?!

Владимир ГУБАРЕВ

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
ОБЩЕСТВО
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
ЛИТЕРАТУРА
ИМЕНА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе НАУЧНАЯ СРЕДА:
ВЕКТОР РАЗВИТИЯ
ОСНОВА ОСНОВ

КОРПУС ЛАУРЕАТОВ
ПЕРВЫЕ И ГЛОБАЛЬНЫЕ

Евгения НОВОСАД
СИМВОЛ НОВОЙ БИОЛОГИИ

Владимир ГУБАРЕВ
ТАЙНЫ АТОМНОГО СЕРДЦА

ВЕСЕННЯЯ ОКОЛИЦА
ПОЧЕМУ СТЕПЬ ЛЫСАЯ?

ПОРТРЕТ НАУКИ НА РУБЕЖЕ ЭПОХ
КРУГОВОРОТ ЖИЗНИ В ПРИРОДЕ
Людмила КОХАНОВА
ПРОРОКИ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ
Евгений АРТЮШКОВ
КОЛЕБАНИЯ СУШИ, А НЕ ВОДЫ
Георгий ЧЕРНИКОВ
АЭС В МОГИЛЕ?
Борис ШВИЛКИН
ЭФФЕКТ БУРАТИНО
Андрей БАРСУКОВ
ХВОСТИК ХРОМОСОМЫ