На главную страницу
НАУЧНАЯ СРЕДА
№18 (5923) 14 - 20 мая 2003 г.

ПОРТРЕТ НАУКИ НА РУБЕЖЕ ЭПОХ


КРУГОВОРОТ ЖИЗНИ В ПРИРОДЕ

Моисей НАППЕЛЬБАУМ (печать Ю. КУВШИННИКОВА) Александр МАРОВ

Что действительно должно нас поражать – это бесконечное многообразие и разнообразие форм земной жизни. Когда начинаешь вдумываться в неизмеримое количество видов, например, одного только комара, берет полная оторопь: зачем их столько и кто все это наизобретал? Такие загадки ставит природа перед каждым, кто подступается к ее “мастерской”, и одним из крупнейших исследователей живой материи был выдающийся советский ботаник-эколог академик Борис Александрович КЕЛЛЕР (1874 – 1945). С ранних лет он посвятил себя одной всеохватывающей идее, о которой говорил так: “Мне кажется, что вся моя научная работа представляет естественное логическое развитие одного основного стремления, которое я определил для себя еще в юности: изучать растение в его отношении к окружающей среде”. Это привело к тому, что ученый по праву считается создателем школы советских экологов. Поставленная цель заставляла видеть природу в неразрывном единстве, заниматься не только различными отделами ботаники – географией, систематикой, физиологией и анатомией, но также и почвоведением, и климатом. Вслед за растением и его экологическим распространением ученый устремлялся в самые труднодоступные места страны, возглавлял научные экспедиции в Поволжье, Южный Казахстан, Колхиду, на Алтай и т.д. Большое значение и известность ему принесли исследования по экологии солончаковых растений – голофитов. Изучая растения-экстремалы, их приспособляемость к засоленным и пересушенным почвам, рельефу Прикаспия, он выявлял и резервы сельскохозяйственного освоения этих земель, наступления на засуху. Его работа “В области полупустыни” еще 1907 года стала классической. А посмертно опубликованный труд “Основы эволюции растений” обобщил огромный запас наблюдений и закономерностей, связанных с выживаемостью и приспособляемостью, наследственностью и изменчивостью, внешностью и “внутренностью” растений в разных условиях окружающей среды. Как и многие классические ученые той поры, он увлеченно и талантливо наставлял молодежь, писал для школьников и начинающих натуралистов популярные книжки по ботанике, географии, экологии и физиологии растений.

Невидимая простым глазом жизнь может быть еще кипучее и уж для нас-то не менее злободневна, чем видимая. Накаты то ВИЧ-инфекции, то “атипичной пневмонии” озадачивают и тревожат уже не отдельных людей, медики и микробиологи оказываются на острие проблемы выживания человечества в целом. Академик Валерий Александрович ЧЕРЕШНЕВ представляет актуальнейшую ныне для всех племен и народов дисциплину – иммунобиологию. Пришел в нее из медицины, потому что уроженец Дальнего Востока оказался в юности на Урале и после соликамской школы окончил с отличием Пермский мединститут. Несколько десятилетий назад надо было иметь незаурядную проницательность и чувство будущего, чтобы в кандидатской и докторской диссертациях “заглянуть” в проблематику, которая взбудоражит нас на пороге ХХI века. Чуть перешагнув за сорокалетие, он был избран директором нового тогда Института экологии и генетики микроорганизмов в Перми. Сфера научных интересов ученого – иммунология, патофизиология, экологические проблемы, иммунофизиология, общая патология – касается самого широкого круга современных явлений и процессов, влияющих на нашу жизнь. От ядерных поражений и техногенных загрязнений воздуха и воды до распространения невиданных инфекций. Все живущее на Земле должно быть защищено от напастей, а от каких и как именно, мы не узнаем без фундаментальной науки. Опыт и авторитет академика Черешнева показывают, что у подлинной науки нет периферии, там, где настоящий ученый, там всегда ее центр. Может показаться удивительным, что председателем Уральского отделения РАН стал не геолог, не металлург, “профильный” для рудно-промышленного края, а иммунобиолог, но и это говорит об авторитете высококлассного ученого у коллег. Научные медали и премии, названные легендарными именами Тимофеева-Ресовского, Мечникова, П.Л. Капицы тоже обозначают ту глубинную магистраль познания, которую он продолжает. Наука о жизни неразрывна – от мельчайших ее частичек до биогигантов флоры и фауны, как и взаимно питающие друг друга открытия и мысли истинных исследователей.

Выпуск составлен при участии специалистов Лаборатории научно-прикладной фотографии и кинематографии РАН. Архивные материалы подготовлены Зоей Ефимовой (ЛАФОКИ – Институт истории естествознания и техники РАН).

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
ОБЩЕСТВО
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
ЛИТЕРАТУРА
ИМЕНА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе НАУЧНАЯ СРЕДА:
ВЕКТОР РАЗВИТИЯ
ОСНОВА ОСНОВ

КОРПУС ЛАУРЕАТОВ
ПЕРВЫЕ И ГЛОБАЛЬНЫЕ

Евгения НОВОСАД
СИМВОЛ НОВОЙ БИОЛОГИИ

Владимир ГУБАРЕВ
ТАЙНЫ АТОМНОГО СЕРДЦА

ВЕСЕННЯЯ ОКОЛИЦА
ПОЧЕМУ СТЕПЬ ЛЫСАЯ?

ПОРТРЕТ НАУКИ НА РУБЕЖЕ ЭПОХ
КРУГОВОРОТ ЖИЗНИ В ПРИРОДЕ
Людмила КОХАНОВА
ПРОРОКИ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ
Евгений АРТЮШКОВ
КОЛЕБАНИЯ СУШИ, А НЕ ВОДЫ
Георгий ЧЕРНИКОВ
АЭС В МОГИЛЕ?
Борис ШВИЛКИН
ЭФФЕКТ БУРАТИНО
Андрей БАРСУКОВ
ХВОСТИК ХРОМОСОМЫ