На главную страницу
НАУЧНАЯ СРЕДА
№18 (5923) 14 - 20 мая 2003 г.

РЕКТОРСКАЯ КАФЕДРА


ПРОРОКИ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

Московский государственный открытый педагогический университет им. М.А. Шолохова всем своим существованием опровергает общепринятую истину, что нет пророков в своем отечестве. Более полувека он отстаивает право на создание отечественной системы заочного, в новых дефинициях – дистанционного или открытого образования. Об этом наш корреспондент беседует с ректором, академиком Российской академии образования, профессором Юрием КРУГЛОВЫМ.

 

Юрий Георгиевич, ваш вуз заочный, педагогический. Но он одним из первых стал называться открытым. Тем самым вы подтвердили, что соотноситесь с мировыми стандартами. Как вам это удалось?

– Вуз организован в 1951 году на базе Центрального заочного отделения старейшего педагогического вуза России – МГПИ им. В.И. Ленина. Его историческим предшественником были открытые еще в 1872 году Московские высшие женские курсы (МВЖК) профессора В.И. Герье.

Специфика нашего вуза заключается в том, что он возник сразу как научно-методический центр по заочному образованию. И многие годы был единственным специализированным педагогическим заочным вузом. Первыми его студентами стали демобилизованные участники войны и учителя, учеба которых была прервана войной.

Другое дело, что, когда я пришел ректором, уже начались изменения в обществе. Сначала перестройка, потом бурные волны демократии. И, конечно же, пришлось в соответствии со временем каким-то образом крутиться в этой ситуации.

В Москве не хватало учительских кадров, как, впрочем, и до сих пор их не хватает. Москва попросила открыть дневные отделения, что мы и сделали. Было это пятнадцать лет назад. Так что вуз из заочного превратился в вуз с тремя формами обучения. И заочное, и вечернее отделение – это традиционно, но добавилось и дневное.

Вы готовите специалистов для Москвы?

– Да, много лет мы выпускаем учителей для Москвы и ближайшего Подмосковья. Удивительно, вроде профессия учителя, мягко выражаясь, не востребована в обществе. Однако интерес к гуманитарному образованию, педагогическому, не исчезает. У нас из года в год хоть помаленьку, но конкурс не падает, а растет. В среднем на одно место по три – четыре человека. Но по ряду специальностей (психология, иностранный язык, дефектология, например) конкурс зашкаливает за 10–15 абитуриентов.

В целом интерес возрастает, но, поскольку государственный план приема стабилен, мы расширяемся за счет внебюджетной подготовки. Если говорить о запросах времени, то благодаря существующему законодательству мы можем расширить образовательные, пусть даже платные, услуги. Например, мы уже достаточно долго развиваем непедагогические специальности: есть лицензия на журналистику, дизайн, юриспруденцию, психологию. Я думаю, что если этим специальностям учит педагогический, гуманитарный вуз, то это вполне оправдано.

У нас, например, преподается педагогическая психология. Это составная часть подготовки учителя. Мы даже можем говорить о своей научной школе в этой области. Так почему не расширить свои возможности и не готовить психологов? Это касается и других специальностей. Например, у нас есть художественно-графический факультет, поэтому есть дизайн как одна из востребованных сегодня профессий. У нас сильный филологический факультет, появилась и журналистика. У нас сильные преподаватели по социально-политическим дисциплинам, отсюда – юриспруденция.

Что дал вузу университетский статус? Чему это вас обязывает?

– Институт превратился в университет в 1995 году. А в 2000 году МГОПУ присвоено имя классика советской и русской литературы М.А. Шолохова. Мы уже где-то около десяти лет являемся университетом. Главная наша обязанность – обучать больше и лучше. В настоящее время университет насчитывает 19 факультетов. На них осуществляется подготовка кадров по 26 специальностям и 26 направлениям послевузовского образования.

Но мы к тому же значительно расширили и свое образовательное пространство. У нас открыто 16 филиалов. Они располагаются в восьми регионах России.

Но университет – это не только учебный, но и научный процесс.

– Естественно, поэтому последние годы мы очень много внимания уделяем науке. И студенческой в первую очередь. Буквально три недели назад в станице Вешенской университет провел Всероссийскую студенческую конференцию по творчеству М.А. Шолохова. На днях была проведена еще одна международная конференция по лингвистике. Девятая уже. Недавно по дошкольному образованию провели межвузовскую конференцию. Сегодня в университете начинается конференция “Русское литературоведение в начале ХХI века”. А через неделю будет проходить Всероссийская конференция, уже третья по счету, по творчеству Шолохова. Университет без развития науки не университет. У нас в последние годы увеличились бюджетные ассигнования на науку: в прошлом году они составили больше 10 млн. рублей. Нам удалось, как модно сейчас говорить, найти свою нишу. Мы знаем, в чем сильны. Сегодня государство финансирует наши исследования в области педагогики, информатики, дистанционного образования. И не только.

И все-таки преобладает гуманитарная составляющая?

– У нас ведутся серьезные научные исследования по всему спектру научных знаний. Например, кафедра физики основными направлениями исследований выбрала физику полупроводников, спектроскопию, физику квантовых и волновых процессов. Кафедру химии в 1951–1960 годах возглавлял известный ученый в области защиты металлов и сплавов от коррозии С.А. Балезин. Он был основателем нового научного направления, главой научной школы, изучающей защиту металлов с помощью специальных веществ-ингибиторов. Нынче кафедру возглавляет профессор В.И. Яшкичев – крупный специалист в области структуры воды, водных растворов и гидратации ионов. Он автор оригинальной модели коллективного движения молекул в воде. Исследования ученого широко известны не только в стране, но и за рубежом.

У нас сильная кафедра биологии. Становление ее связано с именем профессора Н.П. Лаврова, специалиста с мировым именем по вопросам биологии и акклиматизации животных. Круг научных исследований профессора Н.А. Воронкова, который сегодня возглавляет кафедру, охватывает экологию, охрану и рациональное использование лесов. Есть интересные исследования по актуальным вопросам почвенной зоологии, по проблемам использования почвенной фауны как индикатора окружающей среды, биогеоценологии, по различным актуальным аспектам охраны и рационального использования природных ресурсов.

Но мы все-таки вуз педагогический, и научная деятельность во многом зависит от этого. Я буду несправедлив, если не скажу, что важнейшим направлением в научно-исследовательской работе университета является изучение передового опыта лучших школ и учителей. Вуз постоянно осуществляет значительное количество исследований по различным психолого-педагогическим проблемам. В этой связи особо надо отметить кафедру психологии, созданную в 1954 году. Одно время ее возглавлял известный специалист профессор М.В. Гамезо.

В научных проектах мы активно сотрудничаем с ведущими вузами страны, научными учреждениями РАН и РАО.

Мы долго искали приемлемые формы организации научных исследований, исходя из учета специфики университета. Сегодня крупные исследования, как правило, ведутся в университетских межвузовских центрах. Одним из них является Центр дистанционного образования (МЦДО). Достаточно известен и наш Центр экологического образования (ТЭКО-центр). Сегодня им осуществляется проект “Экологическое образование в Европе”.

Шолоховский центр занимается изучением творческого наследия писателя. У нас в институте, кстати, созданы Музей М.А. Шолохова и класс-музей Ю.В. Бондарева.

С 2000 года в структуру университета входит Институт информатизации образования – ИНИНФО. Он решает задачи информатизации общего образования и подготовки педагогических кадров.

Как в это вписываются лично ваши научные интересы?

– Я закончил филфак МГУ им. М.В. Ломоносова. Занимался, будучи студентом, древней литературой. Научным руководителем у меня был известнейший ученый Н.К. Гудзий. Своими занятиями фольклором я обязан другому талантливейшему ученому-фольклористу и переводчику – П.Г. Богатыреву. Изучением и собиранием фольклора занимаюсь до сих пор. Кстати, вот уже несколько лет наши студенты-филологи ездят на фольклорную практику, часть из них настолько увлеклась им, что организовали даже фольклорный ансамбль.

Студенты сейчас очень увлечены народным творчеством. Они открыли для себя: оказывается, есть другое искусство, не то, что показывают по телевидению, не то, что звучит по радио, не то, что выдают за русский фольклор. Оказывается, есть еще настоящий фольклор. Открыли для себя ансамбль Дм. Покровского. К сожалению, его уже нет в живых, а ансамбль привлекает к себе внимание, и что очень важно – молодежи. Участники этого коллектива стали консультантами нашего студенческого фольклорного ансамбля. Это высокая культура и наука одновременно.

Вы заложили основы российского непрерывного образования. У нас не было другого вуза, который бы столь последовательно отстаивал интересы человека работающего. Вы сохраняете эту традицию?

– И сохраняем, и приумножаем. Я вспоминаю один из съездов учителей. На нем присутствовали преподаватели педучилищ и студенты старших курсов педучилищ. Так вот, помню, что некоторые из них плакали. Я не ради красного словца это говорю. Студенты выступали и говорили, что же государство с ними делает: мы учимся, учимся и учимся – по восемь-десять лет получаем профессию!

А я в свое время начинал работать после университета в Целиноградском педагогическом институте и уже в самый первый год своей работы столкнулся с выпускниками педагогических училищ. Их брали на первый курс вуза после училищ. Два года они до этого уже учились профессии, а их брали на первый курс. Таким образом, фактически они получали высшее образование в течение семи-восьми лет. Но за эти годы устанешь учиться!

И возникла идея – я уже в то время в министерстве работал – двухступенчатой подготовки учителей. Человек учится два года в училище. Потом поступает на второй или на третий курс, в зависимости от способностей. При этом он не теряет годы.

Я всегда удивляюсь, когда нам начинают навязывать англо-американскую систему. Вот, дескать, у них как надо, а у нас все не так. Не согласен с этим в корне. У нас давно существует своя отлаженная система. Ее только надо назвать в соответствии с международной терминологией. Ведь по сути, человек, заканчивая нынешний педколледж, и является бакалавром!

Одна из ваших идей – идея создания комплексов. Какова ее судьба?

– Внедряется, но не так, как хотелось бы… Наша давняя идея – замкнуть по вертикали учреждения образования: детский сад–школа, педколледж–университет–институт повышения квалификации. Но из-за подчиненности, финансирования из разных “карманов” (федеральный, региональный, муниципальный) по-настоящему крепко и эффективно это удается сделать очень немногим. Знаю только один университет, который успешно развивает такой комплекс, – Волгоградский госпедуниверситет. Витает в воздухе и другая идея – создание университетских округов. Было это когда-то, тогда, когда университетов было мало. Но сейчас объединять в округе под управлением одного университета всех – маниловщина. Ну появятся, может быть, еще канцлеры, президенты (любим мы высокого звучания слова), но будет ли это лучше хотя бы в чисто управленческом плане?

К сожалению, приходят новые люди, не зная многого, не имея определенного опыта, они начинают что-то перестраивать. Хорошо это или плохо?

– Увы, мы с этим сталкиваемся постоянно. Нам с регулярной настойчивостью предлагают: давайте уберем все, что было сделано, давайте сделаем что-нибудь новое. В результате, например, упрямо предлагают заменить заочное образование дистанционным. Однако мы считаем, что заочное образование в том виде, в каком оно сложилось в Советском Союзе, в России, – система очень удачная. Пока лучшего не придумано. Конечно же, необходимо менять средства доставки информации студенту-заочнику. Что значит компьютер в школе, в вузе? Это техническое средство. Могу только сказать, что компьютеризация образования реальна, необходима, но не сегодня и не везде достижима. Компьютеризация необходима, но тогда, когда компьютер станет дешевым. Целую систему переориентировать моментально невозможно. Надо экономически все взвесить. А то получается пока очередная “гонка вооружений”. При всем при этом надо отдавать себе отчет в том, что дистанционное образование – это просто другое средство доставки информации до студента или до учащегося. Если раньше была книга, то сейчас, в недалеком, надеюсь, времени – компьютер, компьютерные программы, Интернет и пр. Но все пока в будущем, особенно для сельской школы. Вообще сельская школа – это больная проблема. И в советское время, и в царской России.

Сегодня, к сожалению, наблюдаю упадок интереса к образованию в деревне. Да и откуда ему быть, если закрываются школы, потому что нечем платить учителям, если плохие дороги, а ребята ходят пешком за пятнадцать километров в школу?

Я, между прочим, сельскую школу заканчивал, пешком ходил до райцентра 17–18 километров. Но каждый день. В летние, осенние, весенние дни – велосипед. Час с лишним проедешь – хорошо себя чувствуешь после этого! Зимой – на лыжах. Был интернат при школе. Ничего, нормально…

Это было на Дону. И те, кто хотел учить своих детей, и дети, которые хотели получить среднее образование, получали его.

Главное, чтобы у человека было желание учиться.

Но государство должно создавать условия для реализации этого желания. Вот мы и пытаемся эти условия максимально создать.

Людмила КОХАНОВА

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
ОБЩЕСТВО
ТОЧКА ЗРЕНИЯ
ЛИТЕРАТУРА
ИМЕНА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ СРЕДА
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе НАУЧНАЯ СРЕДА:
ВЕКТОР РАЗВИТИЯ
ОСНОВА ОСНОВ

КОРПУС ЛАУРЕАТОВ
ПЕРВЫЕ И ГЛОБАЛЬНЫЕ

Евгения НОВОСАД
СИМВОЛ НОВОЙ БИОЛОГИИ

Владимир ГУБАРЕВ
ТАЙНЫ АТОМНОГО СЕРДЦА

ВЕСЕННЯЯ ОКОЛИЦА
ПОЧЕМУ СТЕПЬ ЛЫСАЯ?

ПОРТРЕТ НАУКИ НА РУБЕЖЕ ЭПОХ
КРУГОВОРОТ ЖИЗНИ В ПРИРОДЕ
Людмила КОХАНОВА
ПРОРОКИ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ
Евгений АРТЮШКОВ
КОЛЕБАНИЯ СУШИ, А НЕ ВОДЫ
Георгий ЧЕРНИКОВ
АЭС В МОГИЛЕ?
Борис ШВИЛКИН
ЭФФЕКТ БУРАТИНО
Андрей БАРСУКОВ
ХВОСТИК ХРОМОСОМЫ