На главную страницу
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
№19 (5924) 21 - 27 мая 2003 г.

ДАЙДЖЕСТ


ФАТАЛИЗМ ПО-ФРАНЦУЗСКИ

У социологов, кажется, работы прибавилось! Вот обобщенный результат нескольких зондажей последнего времени: 58 процентов французов верят в то, что счастливый случай может в корне изменить их жизнь.

Откликаясь на интенсивный спрос искателей такого счастья, которое достанется даром или за сущий бесценок, рынок, где им торгуют, полнится всевозможными лотереями, конкурсами и викторинами. Амулеты разного вида стали непременным атрибутом модной одежды. Азартные игры снова переживают свой бум. Дразнить судьбу в надежде разом решить свои жизненные проблемы – удел, так считалось еще недавно, авантюристов, но не благопристойных граждан с устойчивой психикой. Теперь это входит в набор характерных признаков современного человека – раскованного и рискующего: отчего не попробовать, ведь у других получается ?..

Психолог Ришар Визман, восемь лет изучавший эту проблему, вопреки всему продолжает настаивать: истинная удача не приходит сама собой. Она достается лишь тем, кто активно ее добивается.

Ренессанс фатализма связан с крушением всяческих идеологий, исчезновением веры, упадком влияния партий и профсоюзов. Место этих отживших ценностей занимает инфантильная убежденность в том, что борьба за место под солнцем менее результативна, чем игра случая и терпеливое ожидание манны небесной. Откликаясь на это охватившее мир поветрие или, напротив, сами его порождая, искусные пиарщики через все доступные им каналы, включая искусство, а не только телеэкран, эфир, страницы газет и журналов, вколачивают в головы коварную мысль: тот, кто не ударил палец о палец, чтобы самому сделать свою судьбу, получает желанное быстрее и проще, нежели кующий эту судьбу в поте лица.

Журнал “Эль” на полном серьезе убеждает своих читательниц, что браслет с прикрепленным к нему амулетом служит надежной защитой от всех невзгод. Почему бы и нет? Ну обзаведитесь хотя бы для смеха этой ширпотребной дешевкой: вдруг именно ей вы будете обязаны приятным пляжным знакомством? Курортный роман, конечно, еще не судьба, но на время сгодится и он. Возродилась, уже не впервые, дурацкая игра в “цепочку писем”. “Если вы не отправите это письмо еще в 24 адреса, вас ждет несчастье”, – угрожает приславший вам свой привет неведомый доброжелатель. Что лучше: подвергнуть риску свое благополучие или потратиться на конверты с марками? Для большинства ответ очевиден: почтовое ведомство у них в неоплатном долгу.

Антрополог Лилиана Кучинская утверждает, что никогда еще не было стольких адептов у африканских божков, как в последнее время. За них, как за соломинку, хватаются студенты накануне экзаменов, предприниматели, приступая к трудным переговорам, чиновники, ждущие повышения в должности. И даже интеллектуалы при постигшей их беде, дабы она не повторилась. Невероятным спросом стали пользоваться пришедшие из арабской Африки миниатюрные украшения типа “руки Фатимы”, которые якобы спасают от “сглаза”. Конечно, египетские талисманы штампуются вовсе не в Африке, а тут же, под боком у тех, кто их продает.

Долгое время вера в удачу считалась признаком отсутствия воли, свидетельством душевной пассивности. Сегодня все наоборот: она означает сильный характер. Ответы на вопрос социологов “Верите ли вы в удачу?” позволяют определить меру активности нового поколения. Но, помимо чисто научной, решается и задача вполне прагматическая. “Охотники за головами” – руководители предприятий и исследовательских центров – пуще всего боятся нарваться на “амулетчиков”, на беззаботно ждущих своего звездного часа. И то верно – каких открытий, какой изобретательности можно ждать от ловцов удачи? С другой стороны, на каких “активистов” могут рассчитывать, скажем, государственные структуры или сфера образования, притом любого уровня? Затраты нервной и физической энергии для того, чтобы ковать счастье своими руками, не окупаются потом ни в каком смысле, даже в случае кажущегося успеха. Пятая часть молодежи от 18 до 24 лет не рассчитывает вообще ни на что, кроме фортуны, которая им, глядишь, улыбнется.

Всевозможные викторины плодятся в невероятном темпе, притом все они, соперничая друг с другом, настаивают на максимально скором ответе участников: от быстроты реакции вроде бы и зависит удача. Нет ничего проще объяснить ваш неуспех: вы замешкались, вас опередили... Возможно, опередивших вовсе и не было. Проверить это не сможет никто. Главное – вас втянули в гонку. И вы уже обречены.

Еще одно поветрие: триумфальное возрождение всяческих суеверий требует безжалостной борьбы с укоренившимися в сознании приметами вчерашнего дня. Тринадцатое – несчастливое число? Враки: все точно наоборот. Кем это доказано? Не задавайте глупых вопросов: число покупок и деловых контрактов, не говоря уже о заполненных фишках лото, в пятницу 13 числа (редко встречающееся в году совпадение) возрастает на 300 процентов в сравнении с другими днями. Более сильного доказательства быть не может.

Некоторые экономисты и социологи полагали, что тяга к играм любого рода исчезнет с ростом уровня жизни. Как бы не так! В 1954 году максимально возможный выигрыш был равен годовой зарплате рабочего. Это могло принести для семьи разве что пьянку на радостях, хороший летний отпуск и подарки на день рождения. Сегодня максимальный выигрыш равен десятилетнему заработку рабочего высокой квалификации, чей статус вчера еще считался очень престижным. Сегодня же только и думают, как из него выскочить, ибо престижная жизнь и престижный статус далеко не всегда совпадают. Десять годовых зарплат!

Доводы разума бессильны перед стойко утвердившейся верой в счастливый шанс. Ни для кого не секрет, что в лото есть мизерный шанс выиграть огромные деньги – один из 13 миллионов возможных. Однако осознание этого никого еще не остановило. Конечно, неизмеримо больше людей участвуют в малых играх, которые сулят весьма скромный выигрыш – каких-нибудь пять, десять, пусть даже сорок евро. В среднем два из трех заядлых игроков выигрывают хотя бы раз в году, а один из пяти даже чаще. Если за само участие в этой гонке им приходится платить, то теряют они гораздо больше. Но кто вам считает?! Темпы, темпы... По числу гонцов за счастьем испанцы превосходят французов, а первенство на всем европейском пространстве держат хладные финны.

Такие игры существуют в Европе с XV века. И тогда уже все понимали, сколь ничтожен шанс разбогатеть с помощью игры. Но все доводы разума разбиваются о непреодолимое и вечное: “Ну а все-таки... Ну а если...” Не является ли то, что мы называем азартом, подсознательной надеждой на чудо? Подсказку дает такая цифра: 78 процентов французов, которые участвуют в “ловле удачи”, это мелкие служащие, пенсионеры, рабочие невысокой квалификации и те, кто по каким-то причинам оказался вообще не у дел. Без комментариев...

Наиболее подвержены суевериям те, чья профессия связана с особым риском, например, моряки. Никто не позволит себе заговорить на борту о зайце – одно только упоминание этого безобидного зверька, по поверью, приносит несчастье. Однако сейчас боязнь разгневать судьбу овладевает и теми, кто в обычной жизни ничем особенно не рискует. Вероятней всего, это связано с тем, что гигантское количество природных, социальных и иных катастроф, которые обрушиваются на людей в последнее время, вызывает у многих чувство беспомощности и обреченности. Независимо от того, насколько они правы, люди перестают чувствовать себя хозяевами своей судьбы. Это уже не инфантилизм, с которым худо-бедно можно как-то бороться, а укореняющееся сознание своей ничтожности, разрушить которое может только удача в виде посыпавшегося с неба золотого дождя. Вызвать самому этот дождь невозможно, остается только ждать и надеяться, надеяться и снова ждать.

Перевел из журнала “Экспресс” Аркадий ВАКСБЕРГ, соб. корр. “ЛГ”, Париж

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
300 ЛЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ПРЕМИЯ
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ПОРТФЕЛЬ "ЛГ":
Валерий БОСЕНКО
ПРОБНЫЙ КАМЕНЬ СЕРДЕЦ

ДАЙДЖЕСТ
ФАТАЛИЗМ ПО-ФРАНЦУЗСКИ