На главную страницу
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
№19 (5924) 21 - 27 мая 2003 г.

АКТУАЛЬНО


АДМИНИСТРАЦИЯ БУША – САМАЯ ИДЕОЛОГИЗИРОВАННАЯ

Известный американский ученый доктор Блэр Рубл приехал в Москву на юбилейную встречу выпускников Института русских исследований им. Джорджа Кэннана, который он и возглавляет. Этот институт, где изучаются проблемы стран бывшего Советского Союза, работает в Вашингтоне уже 10 лет. Сотни российских ученых, политиков и общественных деятелей проходят стажировку в Институте Кэннана. Кто-то учится месяц, кто-то целый год. Вернувшись домой, они не теряют связей друг с другом – существует в России некое неформальное “кэннановское землячество”…

Господин Рубл, вы считаете себя знатоком России?

– Я езжу в Россию больше тридцати лет, даже жил здесь некоторое время – учился в аспирантуре Ленинградского университета. Но и сегодня не могу сказать, что понимаю до конца Россию. Именно поэтому мне все здесь у вас интересно.

А вам интересно было наблюдать, как у нас митингуют с протестами у посольства США?

– У нас тоже было яростное сопротивление войне, тоже прошли массовые митинги и демонстрации. Ведь война – это всегда страшно, и все нормальные люди хотели бы обойтись без войны. Но, знаете, как только военные действия в Ираке начались, все акции протеста в Америке немедленно прекратились.

Но в других-то странах начало войны вызвало особо бурную реакцию. Как же могла Америка сохранять спокойствие?

– Хороший вопрос. Чтобы на него ответить, нужно вспомнить вьетнамскую войну. Тогда американцы наглядно увидели, что наши военные очень болезненно воспринимают антивоенные акции. Они воспринимают их как протест против них самих. Им это кажется предательством. Так что протестуя против политики войны, граждане должны по-человечески щадить солдат. Они ведь рискуют жизнью.

А вы сами ходили на антивоенные митинги?

– Нет, не ходил.

Вы поддерживаете президента Буша?

– Я не голосовал за Буша. И теперь не поддерживаю его политику. Слабость нынешней американской политики я вижу в том, что мы принимаем решения, не учитывая исторического контекста, не просчитывая долговременных последствий.

Неужели Буш искренне считает, что этой войной можно освободить иракский народ и спасти мир от угрозы терроризма?

– Знаете, ожидать искренности от политиков было бы наивно. Однако я не могу согласиться, когда мои европейские или канадские друзья говорят, что Буш начал войну исключительно из-за иракской нефти. Если бы причиной был такой циничный расчет, войну можно было бы остановить переговорами. Но в том-то и дело, что администрация Буша – самая идеологизированная администрация из всех, которые мне, например, довелось пережить. Они действительно уверены, что война в Ираке поможет установить там демократию. Больше того – поможет прекратить израильский конфликт.

А вы верите в такой идеальный исход?

– Хочется надеяться, что я окажусь не прав, но… Думаю, что после победы в Ираке нас ждут такие сложные проблемы, о которых мы сегодня даже не подозреваем. Вот Буш обещает иракцам быстро построить демократию, а я все думаю о России и понимаю, что это мучительно трудно – строить демократию в посттоталитарном обществе. Да и возможно ли вообще строить на расстоянии?

А как само американское общество переживает “иракский синдром”?

– Сразу после событий 11 сентября перед Америкой встал вопрос: какой страной мы будем? Сохранится ли американская демократия, которой мы так гордимся? Многие люди, напуганные терактами, считают, что мы должны ради безопасности пожертвовать правами человека. Хотя на самом деле такой альтернативы – безопасность или права человека – не существует. Там, где попираются права человека, безопасность жизни никому не гарантирована.

После 11 сентября в Америке был принят так называемый “патриотический пакт”, ограничивающий ряд прав человека. Считалось, что это мера временная, но вот уже прошло полтора года… В первую очередь ограничения касаются, конечно, мигрантов. Америка, считавшаяся беженской цивилизацией, сегодня фактически отказывается принимать мигрантов. Есть список, кажется, из 26 стран, граждане которых не могут получить въездных виз в США.

Американская трагедия 11 сентября вызвала резкое ужесточение миграционной политики и у нас в России...

– Россия, как всегда, демонстрирует крайности. Поэтому я и говорю, что мне трудно понять Россию. Чтобы ваша страна могла стать великой державой, какой ее хочет видеть президент Путин, надо бы широко открыть двери для возвращающихся соотечественников. Ведь население России уменьшается на миллион человек в год, и через некоторое время Россия может превратиться в маленькую европейскую страну. Неужели этого кто-то у вас хочет?

Есть мнение, что это Америка хотела бы ослабления России…

– Смешное мнение. Америке, наоборот, выгодно, чтобы Россия была сильным государством. И меня лично радует прогресс, который в каждый приезд я наблюдаю в России. Прямого пути к демократии, конечно, не существует. Но все-таки Россия так продвинулась, что назад ее повернуть никому не удастся. Наш институт много работает с российской глубинкой. И меня часто поражает высокий уровень молодых ученых, которые работают в таких местах, где, казалось бы, науки и быть не может. Я знаю, что у этих ученых колоссальные проблемы, особенно финансовые, но они все равно пробиваются.

На мой взгляд, самая тревожная, фундаментальная проблема России – это кричащее социальное неравенство, разрыв между богатыми и бедными. Капитализм в России уже в некотором смысле существует, а социальных программ, открывающих перед людьми возможность самореализации, почти нет. Насколько мне известно, весь годовой бюджет России меньше той суммы, которая выделяется на школьное образование одним только городом Нью-Йорком. Это говорит о слабости государства, оно не в состоянии помочь тем, кто не имеет своих ресурсов для старта, в том числе мигрантам.

И вот на этом фоне американская администрация стала призывать Россию простить Ираку долги СССР…

– Это, конечно, нелепость. Если мир хочет видеть Россию демократической, западные страны должны были бы уже давно простить России все долги Советского Союза. Ну а что касается отношений с Америкой… Главным ее другом Россия, к сожалению, не стала, но и врагами назвать наши страны нельзя. Отношения США и России гораздо теплее, чем у США с рядом европейских государств. И возврат к климату “холодной войны”, я абсолютно убежден, в нынешнем мире просто немыслим.

Беседовала Лидия ГРАФОВА

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
300 ЛЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ПРЕМИЯ
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ:

Алексей ВАРЛАМОВ
ДАЧНЫЕ СТРАСТИ