На главную страницу
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
№19 (5924) 21 - 27 мая 2003 г.

Председатель Совета попечителей благотворительного фонда “Участие” Сергей Михайлов:

Я АМНИСТИРУЮ ВСЕХ ОБИДЧИКОВ

МИХАЙЛОВ Сергей Анатольевич родился 7 февраля 1958 года в Солнцевском районе Москвы; окончил Московский государственный институт коммунального хозяйства и строительства; кандидат экономических наук; мастер спорта СССР по греко-римской борьбе; крупный российский предприниматель; председатель Совета попечителей благотворительного фонда “Участие”; награжден пятнадцатью орденами Православной церкви, медалями; один из ведущих организаторов, спонсоров и участников открытия первой российской дрейфующей полярной станции в Арктике – СП-32.

 

Дмитрий БЕЛОВЕЦКИЙ Армен ГАСПАРЯН

Армен ГАСПАРЯН, шеф-редактор отдела “Специальные проекты”. Вы только что вернулись с Северного полюса. Как вы там оказались?

– В 1991 году с распадом СССР закончила свою работу последняя отечественная дрейфующая станция. С тех пор исследовательская работа там не велась. Бывший полярный летчик, мой товарищ Александр Орлов как-то высказал идею о возрождении российской дрейфующей станции на Северном полюсе. Наш фонд выделил средства. И мы с президентом Ассоциации полярников Артуром Чилингаровым полетели на Северный полюс и открыли станцию.

Моя роль заключалась в финансировании этого проекта. К сожалению, у государства бюджетных денег на это не было.

Нам хотелось, чтобы президент и правительство обратили внимание на актуальность проблемы продолжения освоения Северного полюса.

Дмитрий БЕЛОВЕЦКИЙ, заместитель главного редактора “ЛГ”. Это же заведомо убыточный проект…

– А мы и не преследовали цель обогатиться. Наша задача – помочь государству. Чтобы оно прозрело, чтобы люди почувствовали – Россия возрождается. Ведь с распадом Советского Союза многое здравое и нужное для страны было забыто…

Д. Б. У вас личная, человеческая ностальгия по ушедшей стране… Согласен, мы потеряли великую державу. Я, например, часто вспоминаю то время. Мы с вами, кажется, ровесники…

– Это время нельзя забыть. В нем были свои плюсы и свои минусы. Но то, что случилось, факт исторический. Уверен, Россия со временем все же наберет силы.

Мы, естественно, не сможем в одночасье стать экономически сильным государством. Для этого нужно время. Вот сейчас-то и нужно помочь своей стране…

Д.Б. У меня такое впечатление, что слова “бизнесмен”, “предприниматель” сейчас без ассоциации с чем-то негативным у нас не произносят.

– Моисей, когда выводил евреев из Египта, сорок лет бродил. Потому что Господь хотел, чтобы евреи, бывшие рабами, не попали ими на Землю обетованную. На нее должны были вступить свободные люди. По-другому мыслящие… Ментальность раба мешает человеку мыслить иначе.

Ментальность нашего человека тоже надо изменить. Многие еще живут теми, советскими, идеалами. Единицам, таким, как я, удалось сделать свой бизнес. Стать состоятельным человеком.

А.Г. У вас нет ощущения, что наш предприниматель сегодня – самый незащищенный класс…

Д.Б. Того, кто занимается бизнесом, закон не защищает, а унижает. Любого из них можно обобрать налогами, вменить совершенно надутые обвинения…

– Пройдет немного времени, и усовершенствуется законодательство. Люди будут смотреть на жизнь абсолютно по-другому. В сознании советского человека было заложено: кто богатый, тот плохой. Это было даже во всех русских народных сказках. И это до сих пор осталось: если богатый – вор. А вот о патриотизме российского предпринимателя, служении Родине, к сожалению, никто не задумывается.

Д.Б. У вас есть внутренняя обида на тех людей, которые легко и попадя склоняли ваше имя?

– У меня нет обиды на этих людей. Это было какое-то всеобщее заблуждение. Когда я приехал из Швейцарии, то сказал себе, что ни на кого не обижаюсь. Я амнистирую всех обидчиков.

Д.Б. Внутренне.

– Юридически тоже. Я мог подать в суд на некоторые издательские дома за то, что меня тогда просто разрывали, представляли чуть ли не каннибалом.

И я сказал себе: никаких претензий не будет. Но с момента, как был вынесен приговор женевского суда, подтвердивший мою абсолютную невиновность, я оставляю за собой право взыскивать за все. У меня есть юридическая служба, которая отслеживает все публикации…

Д.Б. У вас не было впечатления, что к началу этой вакханалии только что выпестовавшемуся “демократическому” обществу нужен был антигерой? И выбрали вас…

– Да, у меня было такое ощущение. Расскажу конкретный случай. Президент Коста-Рики Хосе Мария Ригерас вручал мне паспорт почетного консула и просил аккредитации в российском МИДе. Наши дипломаты, к сожалению, никак тогда не отреагировали. Сразу же наши газеты затрубили такое!.. Всякое вранье пошло: у Михайлова поддельные документы… Хотя у меня была фотография, где рядом со мной стояли министр иностранных дел и президент Коста-Рики, и все подписи и печати были абсолютно верными. А пресса писала: незаконно, он за все заплатил и прочую чушь.

Д.Б. А зачем вам нужно было гражданство этой центральноамериканской страны?

– Это было продиктовано интересами бизнеса. В полномочия почетного консула входит решение экономических вопросов. Мы с министром торговли Коста-Рики затевали очень интересные проекты, связанные в том числе и с освоением Севера нашей страны. Это было одобрено президентом Коста-Рики. Все происходило на высшем государственном уровне. Но, к большому сожалению, негатив, который еще присутствовал в умах наших доморощенных чиновников, проявился и в этом конкретном случае. В прессе, как я уже говорил, писалась откровенная ложь. Через год мне позвонили из президентского дома Коста-Рики, извинились и сказали, что российские власти не дают возможности назначить меня на этот почетный пост. Просили выслать коста-риканский паспорт обратно. Я выслал. Там поставили отметку, что паспорт закрыт, и вернули его мне.

На момент задержания меня властями Швейцарии было очевидно, что паспорт закрыт. Несмотря на это, следователи кантона Женева обратились с запросом в посольство Коста-Рики: на каком основании у российского гражданина Сергея Михайлова паспорт вашей страны? Было отвечено: паспорт закрыт. Хотя в течение двух лет этот факт муссировала вся Европа.

А.Г. После всего этого вы стали по-другому относиться к свободе слова?

Д.Б. Я, например, за цензуру. Между прочим, цензоры в царской России были одними из уважаемых людей. Цензура необходима не только в СМИ, но и во всех областях нашей жизни…

– Конфуций сказал: “Все хорошо в меру”. Таково и мое мнение. А мера определяется морально-нравственными понятиями и законодательством.

Д.Б. Опубликован список пятидесяти самых богатых людей России. Вас в нем нет…

– К сожалению… В России богатый – значит юродивый. В народе их просто не понимают, не любят. А потому, что народ сам небогат. Сам народ живет плохо. Мы здесь, в Москве, живем хорошо. Худо-бедно, люди выживают. Но Москва не вся Россия. Если проехаться по стране, она нищая. Нищая до сих пор. Вот когда наш человек перешагнет порог нищеты, почувствует гордость за себя, за Родину – тогда он не будет осуждать тех, кто живет лучше его.

А.Г. Чем занимается фонд “Участие”?

– Это благотворительный фонд. Следовательно, он занимается благотворительностью. За десять лет его существования, скажу без ложной скромности, сделано немало. За это время мы вложили в благотворительную деятельность около десяти миллионов долларов. Это строительство детских домов, церквей, монастырей, больниц… Просто помощь неимущим людям… У меня пятнадцать орденов за благотворительную деятельность.

Д.Б. Как стать членом вашего фонда? Я должен разделять ваши идеи, устав?

– Да.

Д.Б. Я должен участвовать материально?

– Посильно. Тогда какой же смысл? Но вы можете и не быть членом нашего фонда, а просто перечислять деньги в него. Но вы должны знать: ни один рубль не уходит на сторону. Именно этим мы горды.

Д.Б. Но массовый потребитель ничего об этом не знает…

– В Библии сказано: пусть твоя левая рука не знает, что делает правая. Мы не стараемся акцентировать внимание на этом. Это просто душевный порыв. Вот несколько дней назад к нам обратился человек. Сказал, что вычитал в газетах о нашем фонде и конкретно о том, что он шефствует над детским домом, где живут дети, больные болезнью Дауна. Позвонил и говорит: “У меня дома есть два баяна и аккордеон. В совершенно нормальном состоянии. А я знаю, что для детей, больных этой болезнью, очень важно развивать координацию движений, пальцев. Я не знаю адреса, поэтому прошу вас передать эти инструменты детскому дому”. – “А кто вы? Что вы? – спрашиваем мы. – Может, у вас кто-то из родных болен этой болезнью?” – “Да никто и ничто, – отвечает он, – у меня все хорошо. Просто в газете прочитал и хочу подарить…” И подарил. Эти музыкальные инструменты мы отвезли в детский дом.

А.Г. В России можно строить свое финансовое благополучие честно?

– Давайте прежде всего определим, что такое честность. Я вам скажу честно, что законодательство в России для бизнесменов ужасающее. Это честно. Так же честно, что вся страна получает зарплату “по-черному”. Экономике страны необходимо научное обоснование. Когда это произойдет, все будет абсолютно честно. А пока честность идет от души, от сердца. И то не у всех…

Д.Б. Тем не менее образ “волка”, грызущего всех и вся, активно пропагандируется на всех телеканалах… Сегодня самый популярный и раскупаемый фильм – сериал “Бригада”. Там создан романтический образ бандита, бизнесмена, депутата… Главный герой фильма – некий собирательный образ, который особенно любим нашей молодежью…

– Это, может быть, первый российский фильм, где, как вы называете, бандиты показаны с простой человеческой стороны. Там показаны и плюсовые, и минусовые стороны их жизни. Они идут своим путем. А путь показан правдивый. Действительно, смотришь, и в голове возникают какие-то аналогии с нашей жизнью. В этом есть какие-то плюсы. Если раньше показывали бандита, то только негативно. Он мог съесть и ребенка. Этот фильм иной. В финале картины всех героев убивают. В этом есть философский смысл. Если бы они все закончили свой жизненный путь благополучно, то уверяю, зрительский эффект был бы не тот. Не было бы симпатии к ним. А учитывая, что наш русский народ любит мучеников, тех, кто заболел, страдает, умер, фильм и получился таким. Это гениальная идея режиссера и продюсера Саши Иншакова.

Д.Б. Я понимаю вашу мысль. Фильм выигрывает за счет художественности. Не за счет романтического ореола бандитов, а именно за счет человеческих судеб героев.

– Конечно. Скажите, кто бы мог донести до обывателя такой правдивый момент: в Чечне продают оружие… И тут появляется спецназ и уничтожает и продавцов, и покупателей. Этот момент как бы невидимый… Он переносит акценты с одних на других… Здесь связь и с Госдумой, и со спецслужбами… Обывателю очень интересны такие моменты. И такая еще сцена: поставка наркотиков… Ставится условие – не в Россию, а через нее в другие страны… Очень много важных вопросов подняли авторы фильма. Потому фильм необычный. И концовка, как я уже сказал, очень правильно выверена.

А.Г. То есть это не руководство к действию для нынешней молодежи…

– Конечно, нет. Это возможность задуматься, чем все кончается…

Д.Б. Посмотрев этот фильм, многие шестнадцатилетние подростки скажут: “Елки-палки, это же мой путь в жизни. Я стану таким бандитом, нормальным, и будет у меня все хорошо…”

– И в итоге его зарежут или убьют.

Д.Б. Но каждый думает, что это его не коснется…

– Не согласен. У них взрываются машины. Они постоянно находятся в опасности. В итоге там, где они абсолютно не ждали, их режут. Вот этот вот основной у них был… Саша Белов… Он остался без семьи, без друзей. Он не может даже назвать себя. Понимаете, трагедия! Тут, наоборот, фильм предупреждает: если идти его путем, то вероятность того, что ты закончишь скоро жизнь на кладбище, составляет 95 процентов…

Д.Б. У вас была мысль уехать из России?

– Да, у меня такая мысль была. Но я никогда не оставлял надежды, что в итоге я обязательно вернусь в Россию. Я был оправдан на Западе и приехал сюда добропорядочным гражданином. Иначе здесь, в стране, на меня была бы организована дальнейшая травля… Даже с возможной ликвидацией.

Д.Б. Может, тут какая-то личная неприязнь? Может, у вас личный конфликт с кем-то из власть имущих? Может, вы о нем и не знаете? Или говорить не хотите…

– Контрразведка Швейцарии получила абсолютно достоверные сведения о том, что господина Михайлова должны экстрадировать в Россию, и после этого он будет устранен. Цитирую документ: “…Сегодня организация СОД передала нам, что она получила сообщение из двух совершенно разных следственных органов России, в которых говорится о том, что в самое ближайшее время официальная просьба о выдаче Михайлова Сергея будет передана министром Российской Федерации. Один источник информации отмечает, что после выдачи Сергей Михайлов будет убит”…

Д.Б. Если есть какая-то дискредитация, то она чем-то должна быть обоснована…

– Вот вы говорили, что кто-то хочет признать какого-то одного человека виновным за все существующие в стране проблемы. Я могу привести еще кучу примеров этого. Хотя бы с тем же Листьевым… Кому-то захотелось свалить всю вину на одного человека. Это удобно… Этого человека нет в стране, ответить он не может, поэтому давайте его всячески поливать.

Д.Б. Пребывание наших граждан за границей, я имею в виду не туризм, а вашу историю, историю Павла Павловича Бородина… Почему мы, великое государство, не можем отстоять своих граждан? Почему страна всей своей мощью не встала на защиту Михайлова, Бородина?.. Таких много, которым приписывают и несуществующие грехи…

– Вот вы сказали “грехи”. Я думаю, что Россию за 70 с лишним лет правления большевиков, как могли, отторгали от веры в Бога, внедряли в храмы стукачей, фиксировали крещения, венчания, отпевания… Тогда большинство русских людей стали безбожниками. А ведь если ты не имеешь внутри себя Бога, появляются соблазны.

Писание говорит: “Возлюби ближнего своего”. Прощай ему все. На милосердии основывается мир. А здесь как раз было нечто ужасное. Думаю, всему виной – массовый атеизм. Так что это не слабость государства, а отсутствие духовности.

Чем человек религиознее, тем он духовнее. Чем он духовнее, тем он добрее. Не добренький, а именно добрый… Добрый сердцем.

А.Г. Вы считаете, что смирение поможет выжить человеку в сегодняшних условиях, когда многие живут по закону джунглей?

– Смирение и терпение – это две сестры. Я вас уверяю, что законы в жизни так изобретены, что смиренный и терпеливый человек в жизни получает, как правило, больше, чем импульсивный и несдержанный. Это как ехать в городе на машине. Будешь ехать спокойно и соблюдать правила – доедешь быстрее. Будешь рваться, постоянно нарушать – не доедешь.

Д.Б. По долгу своей работы я очень много времени провел на войне. Видел жестокость как с одной, так и с другой воюющей стороны. Какова в этих условиях должна быть реакция на жестокость? Все прощать?

– Война – это абсолютно иная плоскость. На войне действуют другие законы. Потому очень сложно разобраться в сегодняшних событиях, происходящих в Чечне. Но даже на войне должны присутствовать общечеловеческие ценности. Скажем, вопрос о пленных… Вот сейчас много говорят о Буданове, о том, что он изнасиловал чеченку…

Д.Б. На самом деле на войне нет правил. Нет никаких понятий об общечеловеческих ценностях…

А.Г. А что же тогда “честь русского офицера”?

Д.Б. На войне нет чести. Есть победитель и побежденный…

– Я с вами не согласен. Есть честь. Вспомните, как было раньше. Выходило войско перед войском. Стояло. С нашей стороны – Пересвет. Со стороны татар – Челубей какой-то. У них была битва. А обе дружины стояли и наблюдали. Это для чего делалось? Для того, чтобы показать, что не звери бьются, а воины.

На войне всегда должна быть этическая сторона. Специальная этика. Можно, конечно, и так войну вести. Но жестокость всегда порождала жестокость. А вот если вы на жестокость ответите милосердием, поверьте, цветы вырастут на камне.

А.Г. Вы участвовали в выборах в Государственную Думу. Вы чувствовали в себе политический потенциал?

– Я, безусловно, был готов к тем задачам, которые ставил перед собой. Во время предвыборной кампании в Таганроге меня спрашивали: “А что вы можете сделать для этого города?” Тогда я отвечал: не берусь за многое, но вот дороги и водопровод сделаю точно. Там было полное бесправие и безвластие. Представляете, сколько средств там было разворовано, если только на праздничный салют, обычный фейерверк по случаю Дня города, тамошние власти умудрились списать 400 тысяч долларов?! Там был просто хаос. Кстати, красный пояс.

Тогда я был готов выполнить свое обещание, чего бы мне это ни стоило. Такова моя внутренняя организация. Но на тот момент я не был угоден и был просто отстранен от выборов. В изуверской форме. Оказывается, нашли какое-то “нарушение”. Чего скрывать, незадолго до выборов я действительно был гражданином Греции. Но за пару месяцев до начала предвыборной кампании я отказался от греческого гражданства. Мою просьбу удовлетворили не через два, как требовалось, а через два с половиной месяца. Я все сдал: паспорт, военный билет… Я уже не был греком, потому и написал в анкете: гражданином Греции не являюсь. Из этой страны пришла официальная бумага, подтверждающая это. Потому я никого не обманул. Хотя даже по существующему закону можно быть депутатом, имея двойное и даже тройное гражданство. Но местная прокуратура внесла протест… Так что все понятно: не хотели и не пустили. И не надо. Я, честно говоря, и не расстроился. Подумал: что Бог ни делает, все к лучшему.

Д.Б. Теперь у вас только российское гражданство?

– Только российское.

А.Г. Дороги и водопровод – это для города, безусловно, много. А в масштабах страны вы в состоянии “сдвинуть горы”?

– А арктическая станция “Северный полюс-32”? Разве не показатель?

Д.Б. А наш президент знает, кто главный организатор и спонсор этой экспедиции?

– Думаю, что Владимиру Владимировичу доложили. Потому что денежный вопрос постоянно обсуждался. Двенадцать лет ничего не было, а тут вдруг раз – и на проект появились деньги. Конечно же, им известно, кто их дал.

А.Г. Вы не любите вспоминать Швейцарию?

– Я люблю Швейцарию, но без ее юриспруденции. Там доходило до маразма. Маразм заключается в следующем: в Швейцарии арестовывается российский гражданин. Ему предъявляют обвинения в нарушении не швейцарского, а российского законодательства. Приезжают полицейские из Бельгии, Австрии, США, Израиля. А Россия, которая, казалось бы, должна салютовать по этому поводу, заявляет, что у нее с господином Михайловым никаких проблем нет.

Роберт Ливенсон, старший офицер, специалист по русским вопросам, например, заявляет: “У нас есть своя агентурная сеть в России, и наши осведомители говорят о том, что господин Михайлов является тем-то и тем-то…” Тогда спрашиваю я свидетеля защиты – бывшего генпрокурора, бывшего министра юстиции Америки Рамси Кларка: “Господин Кларк, если бы офицер российских спецслужб сказал, что у него на территории США есть разветвленная агентурная сеть, которая говорит о ее гражданах то-то и то-то… Как бы вы с ним тогда поступили?” – “Господин Михайлов, – отвечает бывший прокурор США господин Рамси Кларк, – его бы тут же арестовали”. Потом тот же офицер Ливенсон говорит: “В США в 1994 году на Михайлова заведен ряд уголовных дел”. Я опять спрашиваю Рамси Кларка: “Это возможно?” – “Как бывший генеральный прокурор США я до сих пор имею возможность просматривать любые криминальные файлы. Лично я смотрел файл господина Михайлова. Там ничего нет!” Жюри в шоке… И такое было ежедневно.

Д.Б. Почему американцы развернули эту кампанию против российского гражданина?

– Американцам нужно просто опорочить русского человека. Почему так происходит? РУБОПы, ГУБОПы дают самую ужасную информацию, за которую сами же не отвечают. Например, в моем случае следователь Упоров написал целый памфлет, где утверждал, что я занимаюсь недвижимостью, проституцией, наркотиками, оружием… Словом, я ужасный тип, которого надо 25 раз расстрелять. И послал эту бумагу факсом. В России факс не является документом, а в Швейцарии – это документ, по которому можно задержать человека. В том же факсе он добавил, что на господина Михайлова имеется такое количество компрометирующих материалов, что отослать сразу их нет возможности. Но скоро это будет сделано. Целых два года швейцарцы, не отпуская меня на свободу, ждали эти документы… Потом стали искать, нет ли компромата на меня в Европе, в мире…

Я могу рассказывать про Швейцарию бесконечно…

А.Г. Расскажите.

– Когда меня арестовали, помимо того, что “сгорел” огромный контракт в несколько сот миллионов долларов, у меня к тому времени был смертельно болен отец. Я показал местным следователям заключение швейцарского профессора, а они верят только бумагам своих врачей, где говорилось: отец может умереть в любой момент. Я прошу их дать мне возможность быть с отцом. Они молчат. И вообще, девять месяцев секретили мое дело: я находился под арестом, не зная за что. И вот впервые за эти девять месяцев меня вызывает на допрос следователь. Я бросился к нему: “Господин следователь, у меня горит контракт, у меня отец болен…” – “Господин Михайлов, почему вы не скажете, как я выгляжу?” – жеманно отвечает он. Следователь был гомосексуалистом, причем открыто подчеркивающим свою половую ориентацию. Я говорю ему раздраженно: “Хорошо выглядите! Но у меня умирает отец…” Он мне: “У нас сегодня будет самый короткий допрос”. – “Почему? – ужасаюсь я. – Мне есть что сказать, я готов ответить на любые вопросы”. – “А потому, – улыбается он, – что я иду к стоматологу”. Тут меня перемыкает: “Тебе не к стоматологу, а к гинекологу надо!” Он обалдел. Спрашивает переводчицу: “Он так и сказал?” Девушка вся покраснела: “Да”. С этого момента у нас пошла непримиримая борьба.

А.Г. После завершения судебного разбирательства вы выдвинули ответный иск. Вы получили деньги?

– Получил полмиллиона долларов.

Д.Б. И где эти деньги? Они в бизнесе или работают на фонд?

– Эти деньги не работают на фонд. Почему я должен отдавать их фонду? Это личные деньги. Лежат в одном из московских банков, и я ими пользуюсь при каких-то сделках…

Но деньги здесь ни при чем. Я никогда и ни при каких обстоятельствах не смог бы отмыться и приехать в Россию, если бы швейцарцы признали меня виновным. Я эти два года мучился для того, чтобы спокойно жить в России. Ведь такое количество грязи было вылито на меня…

Д.Б. У Сергея Михайлова есть рецепт борьбы с преступностью? Может быть, и на государственном уровне…

– На государственном уровне рецепт очень простой. Во-первых, я бы в российских школах сделал обязательным урок Закона Божьего. Чтобы дети изначально понимали, что есть добро, а что – зло. Это начало, которое я бы внедрил.

А второе – экономика. Ничего выдающегося я не скажу, но во всех экономически развитых странах уровень преступности низкий. Зачем человеку совершать преступление, если у него есть где поспать, что поесть?

Д.Б. В США что ни день, то в школах перестрелки…

– А это от бездуховности. Они ведь в Бога не верят. К моему сожалению, они верят в американский доллар. У нас преступность от недоедания, а у них – от жира.

Д.Б. А с конкурентами в бизнесе вы говорите о Боге? Даете им читать Библию? Или поступаете по законам рыночного времени?

– Я веду только цивилизованный бизнес. Скажем, кто-то вложил деньги в какое-то предприятие и прогорел, потерял их. Для одного человека это трагедия. А верующий человек скажет, что это жертва.

Д.Б. А если кто-то лично вас “кинул”… Вы потеряли огромные деньги и знаете, по чьей вине. Вы так же жертвенно отнесетесь к этой потере?

– Я поставлю себя на место этого человека: он “кинул” меня специально или по нужде?

Д.Б. Я говорю о тех, кто специально это сделал.

– Специально меня никто не “кидал”. Таких не было.

Д.Б. Хорошо. Как быть тому, у кого подобные ситуации были? Деньги-то не вернуть… Прощать по Библии?

– Зачем же? У нас в государстве есть различные инстанции, структуры, которые занимаются этими вопросами. Надо и в суды обращаться. Пожалуйста, этим институтом мы пользуемся. Успешно пользуемся. Выигрываем много дел. Тут уже включается государственная машина, которая защищает своих граждан, налогоплательщиков…

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
300 ЛЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ПРЕМИЯ
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ