На главную страницу
ЧЕЛОВЕК
№19 (5924) 21 - 27 мая 2003 г.

ПРАВО


БЛАГОЕ ДЕЛО

Мировых судей снова призвали служить Отечеству

ГЛАСНЫЙ, СКОРЫЙ, ПРАВЫЙ И МИЛОСТИВЫЙ

В ноябре 1998 года Государственной Думой был принят Закон “О мировых судьях в Российской Федерации”. Событие это знаменовало возвращение к правовым традициям России, заложенным во второй половине XIX века. Тогда в результате судебной реформы 1864 года возникли мировые суды, которые должны были, по выражению министра юстиции империи Замятнина, стать “краеугольным камнем гласного, скорого, правого и милостивого суда”.

Но после 1917 года все вернулось к истокам бесправия. И лишь на закате ХХ столетия вновь призвали служить Отечеству мировых судей.

Они появились, но их пока немного – в основном на периферии. Журналисты пишут о мировых редко и вскользь, показывают их на ТВ мало и мельком.

Почему, ведь дело им доверено крайне нужное?

Ответ прост: на рассмотрении у мировых судей дела сугубо житейские. В них почти сплошь скучный быт, разделы имущества, разводы супругов, трудовые споры. Разве их описание – достойное занятие для современного журналиста? Какая свадьба без баяна, какое событие нынче без серийного убийцы, маньяка, безжалостного киллера или вора-олигарха?

Однако ваш корреспондент не стал соблюдать “традиции”…

– Идти вам надо прямо, – пояснила женщина с хозяйственными сумками на автобусной станции в подмосковном Клину.

Оглядев меня, полюбопытствовала:

– А вам какой дом требуется?

– Двадцатый. Где мировые судьи.

В глазах женщины блеснул участливый интерес.

– Вы случайно не с “Химволокна”? Опять вам зарплату задерживают?

…В небольшой cерый дом можно попасть просто и без хлопот – никто у входа не остановит, не уколет суровым: “Вы к кому? Зачем?” В судейские комнаты, украшенные государственным гербом и национальным флагом, без боязни просовываются любопытные головы. Но в основном приходит сюда народ молчаливый и серьезный: в кулаке зажата повестка, в глазах – вопрос.

Я – как все, только пришел без вызова. И вопросов у меня множество.

ДОКАЗАТЬ, УБЕДИТЬ, ПОЛУЧИТЬ

Татьяна Васильевна Кудряшова облику судьи соответствует: внимательные глаза, строгий пробор в каштановых волосах. Говорит убедительно, но слова не царапают слух нотками металла.

Однако не простой она судья, а мировой. Оттого, наверное, суровости в ее облике нет и в помине, да и привычнее Татьяне Васильевне не поучать людей, а убеждать. Не обрушивать на головы грозные статьи закона, а предлагать их, как довесок к совестливым доводам.

Она рисует на бумаге круг и делит его на дольки.

– В Московской области 294 участка мировых судей. Вот этот, семьдесят пятый, мой. Видите, центр Клина захватывает и до границы с Истринским районом идет. Получается, как будто торт нарезали, правда?

Вам самый “вкусный” кусок достался?

– Обычный… У меня, как и полагается по Закону “О мировых судьях”, территория из расчета от 15 до 20 тысяч человек.

С чем идут к мировому судье?

– Занимаюсь имущественными спорами по искам, не превышающим пятисот минимальных размеров оплаты труда, расторжением брака, назначением алиментов. Административные правонарушения, практически все трудовые споры, за исключением восстановления на работе, мои. Бывает, начислена сумма, но до работников не дошла. Тогда выдаю судебный приказ на выплату…

Случается, за защитой к мировому судье идет в полном составе целый завод или фабрика, если таковые расположены на ее участке. Ведь и вашего корреспондента приняли за человека, чей кошелек исхудал по вине нерадивых или нечестных работодателей.

– Дорожно-транспортные дела, о лишении водительских прав тоже в моей компетенции, – продолжает Татьяна Васильевна. – Если надо определить порядок пользования земельными участками, опять же ко мне идут…

Никого не сажаете?

– Могу в случае необходимости… У меня ведь и уголовные дела со сроком наказания до 3 лет лишения свободы: клевета, оскорбления, побои, не повлекшие за собой длительную потерю здоровья, мелкое хулиганство. Новый УПК разрешает милиции проводить дознание и выносить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Предлагают обеим сторонам обращаться непосредственно к мировому судье.

Каков статус мировых судей?

– Нам и федеральным гарантирована неприкосновенность.

Вам когда-нибудь угрожали?

– Пока нет, хотя понятно же, что любое решение одну из сторон, конечно же, не устраивает. Все может произойти… Кстати, хотите юридическую задачку в виде анекдота? Поступило дело, одна из сторон дает судье взятку в 10 тысяч долларов, другая – 20 тысяч. Что делать, знаете?.. Надо вернуть второй стороне 10 тысяч и судить честно!

Я смеюсь, а она притушенно улыбается. Может, вспоминает своих “героев”, которые каждый Божий день открывают дверь в ее кабинет. И все норовят что-то отспорить, доказать, убедить, получить. Впрочем, список практических глаголов у истцов гораздо длиннее. Уловок для достижения целей тоже хватает.

Давно при исполнении, Татьяна Васильевна?

– По закону мировые работают три года. У нас, в Клину, судьи назначались областной думой 30 марта, а приняли их на работу в судебный департамент 16 апреля 2001 года. Получается, работаю уже два года. Соглашусь ли на следующий срок? Еще не знаю…

НОВОЕ – ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ?

Оставим на некоторое время мирового судью Кудряшову из начала ХХI века и перенесемся в середину XIX столетия – как раз в то время на российских просторах начали вершить суд ее коллеги. В Указе правительствующему сенату от 20 ноября 1864 года Александр II намеревался “возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего”.

Напутствие царя-реформатора актуально и нынче. Дай Бог, чтобы возвращение к институту мировых арбитров отозвалось благами для людей. Подчеркнем – для людей простых, в основном средне– и малоимущих, не обремененных большими доходами и могущественными связями.

Есть еще одна причина, по которой российские юристы стряхнули пыль со старинных фолиантов. Добиться быстрого решения дела в суде не удавалось ни при старой советской, ни при новой российской властях. Заинтересованным лицам ничего другого не остается, как искать обходные или далеко не самые легальные пути решения конфликта. Что происходит, давно известно: престиж судебной власти неуклонно падает, а правовой нигилизм получает мощную поддержку…

Конечно, резонно было бы предложить увеличить число районных судей, но где их столько взять? Впрочем, если даже умножить их число, то воз непомерных проблем они вряд ли разгрузят – велика Россия и часто районный суд расположен весьма далече от большинства населенных пунктов.

А мировые, хочется надеяться, станут ближе людям в прямом и переносном смысле. Во-первых, потому, что живут они здесь же, в округе, достаточно хорошо знают и истцов, и ответчиков. Значит, больше у судьи будет возможностей заключить мировую – свои же люди. Во-вторых, вряд ли осмелится человек, облеченный не только законом, но и доверием земляков, вынести противозаконное решение.

К МАНДАТАМ ПОЧТЕНИЯ НЕТУ

Люди, которые к вам приходят, с законами хоть немного знакомы?

– Хорошо, если понаслышке. Часто на досудебной подготовке вижу – человек просто хочет, чтобы исполнилось его желание! Начинаю говорить про закон и слышу в ответ: “Почему вы настроены против меня?” Пытаюсь спокойно разъяснить, что и другая сторона имеет точно такие же права. Куда там! Начинается разговор на повышенных тонах…

То есть к мандатам почтения нету?

– Когда-то в судейской комнате царила тишина – люди и опасались власти, и уважали ее. Сейчас, увы, по-другому. Недавно из моего кабинета женщина буквально вытаскивала свою дочь, орущую так, что стены тряслись. Она принесла заявление, адресованное начальнику жилищного хозяйства: у нее над головой соседи делают ремонт, и ей это мешает. Убедить ее в том, что она пришла не по адресу, не удалось…

Поражаюсь: идут ко мне просто скандалисты! Смотришь так и эдак: предмета спора-то нет, а все равно они пороги обивают. Типичный аргумент – мне сказали: не забивай голову ерундой, иди прямо в суд…

Часто пытаются использовать как адвоката: “Выиграю дело, не выиграю? Почему? Что надо сделать?” Услуги-то адвокатские дорогие – не всем по карману… Я же по закону консультировать не имею права. Как ни доказываю – все равно обижаются.

Иногда приходят просто сумасшедшие. И их надо убеждать, потому что на помощь звать некого. Разве что моего секретаря, но она тоже хрупкая женщина…

МИРОВОЙ СУДЬЯ – ДРАМАТУРГ МИРА…

Дел для мировых судей в дореволюционной России находилось великое множество. Кстати, его компетенция распространялась на гражданские дела, сумма иска по которым не превышала 500 рублей, и на дела об уголовных преступлениях, за совершение которых не могло быть назначено наказание, превышающее один год лишения свободы. Получается, что нынешние мировые прав имеют больше, чем предшественники…

Среди обилия унылых и скучных дел, над которым дремали писари и приказные, встречались истинные драмы, наполненные любовными приключениями, хлещущими через край страстями. Герои судебных дел теряли голову от светлых и темных чувств. Потом истцы и потерпевшие становились персонажами романов, рассказов, повестей. Упомянуты дела мировых и не раз у Тургенева, Чехова, Аверченко. Изрядную пищу для своих произведений почерпнул из собственной практики мировой судья Кинешмского уезда Александр Островский. В частности, одна из его лучших пьес – “Волки и овцы” была навеяна процессом над игуменьей Митрофанией, который слушался в октябре 1874 года. Подсудимая обвинялась в мошенничестве и вымогательстве.

Кстати, и о героях знаменитой “Бесприданницы” первыми узнали судьи, а уж потом над драмой молодой женщины пролили слезы зрители и театральные критики.

Между прочим, из шинели мировых вырос не один Александр Островский. К примеру, Афанасий Фет, еще не став стихотворцем, носил внушительную судейскую мантию…

ЖАЛЬ, НЕЛЬЗЯ ПОГОВОРИТЬ ПО ДУШАМ…

А у вас, Татьяна Васильевна, есть что “подбросить” литераторам?

– Вполне возможно… Лично я без устали поражаюсь упрямству, наглости, черствости людей, тому, как неразборчивы и грубы они бывают в выборе средств…

Умирает женщина – остается квартира, земельный участок. Наследники: пять братьев и сестра. Договорились так – один обращается в суд и, когда все решается, имущество продают, деньги делят на всех. Но к нотариусу обратились два брата, один из которых получил свидетельство на право пользования половиной квартиры. А другой пострадал из-за одной буквы! Дело в том, что мать у обоих – Наталья Андрияновна – у одного брата в паспорте записано верно, у другого же – Андриановна. И брат, получивший полквартиры, не собирается ни с кем делиться. Второй кусок жилплощади “разрезали” на всех, кроме… Да, того самого, у которого буква “не в порядке”.

– Братья и сестра – люди немолодые, еще недавно интересовались друг другом, справлялись о здоровье, и вдруг все связи рвутся напрочь. Были родные – стали чужими! Я хоть и человек нейтральный, но понять этого не могу, хочется собрать их, поговорить по душам. Но нельзя…

Ваше удивление всегда смешано с огорчением?

– Отчего же, бывает, и радуюсь… Недавно слушалось какое-то скучное дело – просто тоска зеленая. И вдруг из соседней комнаты доносится крик – громкий, а по интонации просто душераздирающий: “Ну за что ты со мной так? Я же тебя люблю! Люблю!!!” Оказывается, рядом супружескую пару разводили, а муж ни за что с женой не желал расставаться, в этот день прямо в суде на колени рухнул. Вот какие страсти в мировом суде иногда кипят! Опять же, чем не сюжет для писателя?

Неужели развели их?

– Женщина все-таки настояла. А его мне было по-настоящему жаль… Случается наоборот: выношу приговор, но если по-человечески, по здравому смыслу, то никогда не вынесла бы такого решения…

Сидит передо мной здоровый мужик. В который уже раз судят его за уклонение от алиментов. По равнодушным, пустым глазам вижу – работать никогда не станет и ребенку от такого папаши ждать нечего... Прошло следствие, дали ему по 157-й статье максимальный срок – четыре месяца исправительных работ. Все! Больше ничего по закону с него взять нельзя. А мне так хочется ему “прибавить”!

ГРУСТЬ В ГЛАЗАХ

Народ с адвокатами приходит?

– По-разному бывает. Часто исковое заявление приходится возвращать. Как клиент сказал, так адвокат и записал. Собственно говоря, назвать его так, язык не поворачивается… Но свои 300–400 рублей за составление документа получит.

Вы сразу определяете, кто из двух сторон прав?

– Да, есть вещи однозначные. Но часто при подаче заявления истину трудно установить. Пока обе стороны не выслушаешь, картины ясной не получишь… Кстати, есть так называемые дела оценочные – выслушать и оценить, кто прав, а кто нет.

Как долго вы можете рассматривать судебное дело?

– Месяц. Мы ведь для того и приставлены, чтобы процесс ускорить… Вычтите из 4 недель досудебную подготовку, которая может продолжаться от 7 до 20 дней, и останется сущая малость. Хоть из кожи вон, но в сроки уложись…

Срок рассмотрения неподвижен, как гранит?

– Нет, есть дела, которые в производстве могут находиться и дольше – свыше 3 месяцев, например. Порой требуется назначить по делу экспертизу, увеличивающую срок. Ответчики живут в разных местах. К тому же не близко. Да болеть им “разрешается”…

Кстати, федеральные судьи могут рассматривать дела вдвое дольше нашего.

Как оценивают коллеги работу мировых судей?

– На совещании по итогам прошлого года хорошие слова говорили – качество рассмотрения дел у нас выше, чем в федеральных судах, а отмен приговоров и обжалований меньше…

Но отчего не гаснет грусть в глазах моей собеседницы? Почему то и дело слышны досадливые нотки в ее словах? Спросить об этом напрямик? Делать это не решаюсь, но на предположения отважусь.

По статистике, к мировым судьям перешло около 80 процентов всех дел. По Московской области эта цифра превысила 78 тысяч. Но доминирует мнение: быт, мелочевка, там и думать нечего. Хотя опытные юристы прекрасно знают, насколько сложны и тонки бывают материи именно гражданских дел. Да и знаний для их расследования требуется немало…

На бумаге федеральные и мировые судьи равны. Но в зарплате первые лидируют с большим отрывом. Зато у вторых на рассмотрении гораздо больше дел: у моей собеседницы за минувший год их прошло 450, у коллег было и больше.

Удивился я еще одному обстоятельству – внешнему, о котором вскользь уже упоминал. Вход в здание мирового суда открыт любому, словно это не уважаемый храм Фемиды, а контора или склад. Случайному пришельцу не возбраняется заглянуть в судейскую комнату, окинуть ее внимательным взором. Хорошо, если это безобидное, праздное любопытство…

ЧАСТО ХОЧЕТСЯ ПОМОЛЧАТЬ…

Проверяют вас, Татьяна Васильевна?

– А как же! Каждый квартал составляю подробный отчет – в каком состоянии каждое дело. Проза жизни: иногда варю суп и думаю, думаю… Домашние знают, что в это время меня “переключать” на бытовые разговоры нет никакого смысла. Вообще часто хочется просто помолчать…

Жили-были в одной квартире отец и его сын со своей подругой. Молодые регулярно пили, гуляли с дружками-приятелями, чему третий обитатель жилища был совсем не рад. Однажды утром отец из своей комнаты не вышел, но никто на это внимания не обратил. Шумные “праздники” продолжались, а за стенкой стояла мертвая, в прямом смысле этого слова, тишина…

Наконец человека хватились: открыли запертую изнутри дверь, он лежал на полу – как оказалось, умер три дня назад. Брат похоронил его за свой счет, а тем временем сын с матерью получили субсидию на погребение, приватизировали и продали квартиру, получили вклад по сберкнижке покойного.

Сын не чувствует за собой никакой вины, не знает и знать не хочет, где похоронен отец. Бывшая жена кроет бывшего супруга последними словами. Жизнь продолжается…

В одной из статей Устава гражданского судопроизводства есть такие слова: “При предварительном объяснении с обеими сторонами мировой судья предлагает им прекратить дело миром... Меры для склонения тяжущихся к примирению мировой судья обязан принимать и во время производства дела...” А вам часто удается достичь согласия?

– Скажу так – нередко. Получает человек повестку, для некоторых это уже сигнал к действию. Либо приносят долг, либо уже “созрели” для компромисса. Мол, обязуюсь убытки или ущерб компенсировать, давайте документ составим. Нормально, почти как у хороших знакомых. Все мы люди, и заботы-хлопоты одинаковые. И, главное, понятные. Мне в этом случае остается только прекратить производство по этому делу, чем я очень бываю довольна…

Татьяна Васильевна задумчиво вертит в руках тяжелый нагрудный знак судьи. Он словно бы ее символ, призывающий к действию: все время надо кого-то мирить.

Благое, между прочим, дело.

Валерий БУРТ, КЛИН, Московская область

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
300 ЛЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ПРЕМИЯ
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ЧЕЛОВЕК:
Валерий БУРТ
БЛАГОЕ ДЕЛО

Борис РУДЕНКО

СМЫСЛ ЖИЗНИ
ШКАЛА УСПЕХА