На главную страницу
ИСКУССТВО
№19 (5924) 21 - 27 мая 2003 г.

МУЗЫКА


ДИСКОТЕКА “У РУСЛАНА”

Сцена из оперы “Руслан и Людмила”Новой постановке оперы “Руслан и Людмила” в Большом театре предшествовала редкая по размаху пропагандистcкая кампания. Говорили об удивительных открытиях, сделанных историками: в российских и зарубежных архивах были обнаружены написанные рукой Глинки партитуры, содержащие более полный по сравнению с общепринятым текст и подробные авторские указания; известный своими оригинальными концепциями музыковед Евгений Левашев создал на их основании версию, включавшую неизвестные ранее фрагменты. Звучало модное слово “аутентизм”: театр специально разыскивал подлинные инструменты глинкинской эпохи, заказывал точные копии старинных труб и валторн – их звучание изменилось за истекшие полтора века особенно заметно. Словом, от музыкального руководителя постановки Александра Ведерникова ждали нового, незнакомого Глинки.

В какой-то момент возникла идея полуконцертного исполнения, с тем чтобы сосредоточиться на музыкально-историческом аспекте вопроса. Такой подход часто используется в европейских театрах: в условиях ограниченных финансов театры и фестивали предлагают так называемые semi-stage постановки – нечто среднее между костюмированным концертом и аскетичным спектаклем. Идея практичная, но достаточно ответственная. От постановщиков в идеале требуется скупыми средствами, без особых визуальных эффектов предъявить внятное и четкое решение, помогающее публике разобраться в происходящем и подталкивающее зрительскую фантазию в нужную сторону. И, естественно, необходим тщательный подбор солистов и качественное музицирование. Любой просчет виден как на ладони, его не спрячешь за помпезными декорациями и режиссерскими уловками.

Пять лет назад Большой уже обращался к подобной практике. По инициативе нескольких солистов было подготовлено полуконцертное исполнение “Нормы” Беллини. Для оформления были взяты две башни из поставленной тогда же “Франчески да Римини”; сгруппированные в глубине сцены, они стали центром, вокруг которого был расположен хор в концертных костюмах. В условиях минимального вмешательства режиссера Марина Мещерякова, Ирина Долженко, Михаил Агафонов и дирижер Андрей Чистяков добились впечатляющего творческого результата, вполне сравнимого с полновесной постановкой. Принимаясь за “Руслана”, театр в итоге не рискнул довериться музыке в той же степени. Взыграло ретивое, и вместо европейского меркантильного аскетизма случился акт бессмысленного азиатского излишества.

Трудно было придумать что-то более не подходящее для музыкальной акции, чем пригласить петербургского режиссера Виктора Крамера, человека в принципе чуждого оперному театру – прошлогодний “Борис Годунов” в Мариинке это убедительно доказал. В программке премьеры Крамер обозначен дважды: сначала как режиссер-постановщик, потом как автор “визуальных идей, объектов, трюков”. Второе определение – в точку, трюков могло бы быть даже поменьше. А вот работа режиссера – самое вроде бы главное в данном случае – выполнена спустя рукава или не выполнена вовсе.

Всю сцену занимает монументальный, просто-таки на века построенный амфитеатр (сценография Александра Орлова). На него то хор поднимется, чтобы высунуть головы в плексигласовых колпаках, то сценический оркестр взберется, чтобы грянуть марш Черномора. Блестят объекты, сияет разноцветными лучами абсолютно дискотечное освещение, солисты прогуливаются по подиуму и демонстрируют вычурные костюмы Ирины Чередниковой. Для концерта средней руки поп-группы в самый раз, для театральной сцены все же бедновато идеями.

Мельтешение на сцене часто отвлекало от музыкальных удач, а они в спектакле были. Стоило режиссеру-затейнику на минуту успокоиться, как прозвучала тонко прорисованная Александром Ведерниковым танцевальная сюита в садах Черномора. Тут-то и пригодилось причудливое звучание специально разысканных старинных диковинок – стеклянных гармоник. Однако в целом работу дирижера трудно назвать удачной. Множество частностей так и не сложилось в единую картину. Спектакль идет “при комнатной температуре”, убаюкивающе монотонно что в торжественной сцене пира, что во взволнованных (судя по тексту) репликах персонажей.

Вновь, не первый уже раз, Ведерникова подводит отсутствие настоящего драматического чутья, способности охватить произведение крупной формы. Это особенно заметно в шедеврах русской классики – “Пиковой даме”, “Борисе Годунове”. Они, словно заговоренные, не даются главному дирижеру Большого.

Обескураживает и подбор солистов, несмотря на то, что состав определялся со всей серьезностью, с учетом проводившейся во время спектаклей аудиозаписи для голландской фирмы Pentatone. Ни одной работы выше среднего уровня при том, что задействованы такие, безусловно, профессиональные певицы, как Мария Гаврилова и Ирина Долженко. Каким образом на партию Руслана был приглашен Тарас Штонда, манерой пения напоминающий провинциального подражателя Шаляпина? Неужели, кроме Александры Дурсеневой, некому петь Ратмира? Возможно, Штонда и Дурсенева имеют свои выгодные качества, просто оказались не на своем месте – в любом случае это вопрос профессионального уровня театра.

Неудача “Руслана” оказалась особенно подчеркнута состоявшимся в эти же дни на новой сцене Большого исполнением кантаты Шенберга “Песни Гурре”. Тут было все, чего недоставало премьере на основной сцене: и осмысленный подбор солистов, и драматургическое единство интерпретации дирижера Николая Алексеева, и удачный рекламный ход, пошедший в итоге на пользу делу, – участие в качестве чтеца популярного Клауса Марии Брандауэра не только привлекло в зал множество публики, но и стало украшением вечера. На выходе из зала темпераментно спорили, кто пел лучше, россиянка Марианна Тарасова или Мелани Динер из Германии; хорош ли австралиец Гленн Уинслейд и насколько оправдана его репутация вагнеровского тенора. И единодушно соглашались: какая замечательная музыка!

Живая реакция на настоящее искусство. Остальное – на каких инструментах играть и какие редакции разучивать – рядом с этим отходит на второй план.

Дмитрий АБАУЛИН

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
300 ЛЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ПРЕМИЯ
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ИСКУССТВО:
Екатерина АМИРХАНОВА
СИЛА ЛЮБВИ
Дмитрий АБАУЛИН
ДИСКОТЕКА “У РУСЛАНА”
Алексей БАРХАТОВ
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ?