На главную страницу
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ “ЛГ”
И ПОСТОЯННОГО КОМИТЕТА СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА
№19 (5924) 21 - 27 мая 2003 г.

Игорь ЛУЧЕНОК:

“ЛЮДИ КУЛЬТУРЫ ДОЛЖНЫ ОБЪЕДИНЯТЬ”

Игорь Михайлович, мы с вами встретились в преддверии Дня славянской письменности и культуры, традиционно он празднуется 24 мая. Что значит этот праздник для вас?

– Для меня это большой праздник. Славяне – один из самых многочисленных народов на земле, но исторически они всегда были разделены на восточных, западных и южных славян. Потом добавились конфессиональные размежевания, например, в Беларуси есть и православные, и католики. Уже в самом конце двадцатого века произошел распад Югославии, крупной славянской страны, в которой жили православные, католики и мусульмане – и все при этом славяне.

Праздник славянской письменности и культуры должен способствовать объединению славян, ведь у нас много общего, и прежде всего – письменность, которую дали нам Кирилл и Мефодий.

Вы народный артист СССР и Беларуси, председатель Белорусского союза комBпозиторов, лауреат многих премий...

– Я еще заслуженный деятель культуры Польши и председатель Центральной военно-шефской комиссии. Последнее особенно важно. Мы проводим концерты для солдат, для пограничников, в которых участвуют известные российские и белорусские поэты, певцы и композиторы. Совместно мы укрепляем границы наших государств.

Можно сказать, вы добились в жизни всего, чего хотели. Или чего-то еще не хватает?

– Я вспоминаю своих учителей Анатолия Васильевича Богатырева в Минске, Владимира Николаевича Салманова в Ленинграде и Тихона Николаевича Хренникова в Москве. У Хренникова скоро 90-летний юбилей, а он все пишет и пишет. В этом плане я тоже чувствую себя неудовлетворенным. В Санкт-Петербурге скоро большой праздник, и к 300-летнему юбилею города на стихи Юрия Петровича Воронова, бывшего редактора “Литературной газеты”, с которым мы были дружны, я написал произведение о блокадниках. “Мне кажется, когда гремит салют, погибшие блокадники встают. Они к Неве по улицам идут, как все живые, только не поют”. Я уже послал эту песню Эдуарду Хилю, она из цикла “Война не нужна”. Война действительно не нужна, но возможна. Сейчас вообще очень сложное время. Кажется, что многих молодых людей интересуют лишь попса, наркотики и доллары. На самом деле вечные ценности остаются.

Расскажите, пожалуйста, о своих корнях. Как становятся композитором?

– Музыкантом я стал совсем не случайно. Мой папа был самородок. В двадцатые годы мальчиком он играл на скрипке, но до конца своих дней так и не знал нот. Мой дед Лука был звонарем в деревне Язовки Игуменского района, пел в церковном хоре. Первый народный артист Беларуси Голубок узнал о моем отце и пригласил в свой театр. В двадцатые годы этот театр ездил по всей Беларуси на лошадях и давал спектакли. Мой папа работал в нем десять лет, потом пошел учиться на рабфак, в мединститут, закончил его и стал врачом. Но всю жизнь с ним была скрипка. Он учил меня играть на аккордеоне, фортепиано, цимбалах, делал все, чтобы я стал музыкантом. Первым произведением, которое я сыграл, был “Полонез Огиньского”. Отец его очень любил. А моя мама была из дворянской семьи Жуков, родом из города Бобруйска. Свое дворянское происхождение она от нас скрывала. Я, конечно, по убеждениям коммунист, но, если говорить честно, в семнадцатом году семья Жуков была разрушена.

Значит, музыкантом вы стали благодаря родителям?

– Первоначально меня учил отец. А в 50-м году я поступил в музыкальную школу при консерватории. Там были очень хорошие педагоги. Гармонии и сольфеджио, например, меня учила Маргарита Сергеевна Миненкова, партизанка (слава Богу, она до сих пор жива). Преподавателем фортепьяно был Г. Шершевский из ленинградской школы Софроницкого. Кстати, экзамен в Ленинграде у меня принимал Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Он поставил мне “тройку”, но сказал, что этого парня надо учить, точнее, переучивать. Вообще, мне везло на преподавателей.

С кем из поэтов вы работали?

– Я писал песни на стихи российских поэтов Чепурова, Ошанина, Рождественского, Дементьева. Но больше всего я работал, конечно, с белорусской поэзией. Янка Купала, Якуб Колас, Максим Богданович, Элоиза Пашкевич (Тетка), Аркадий Кулешов, Петрусь Бровка, Нил Гилевич, Геннадий Буравкин... Много работал с хоровыми коллективами Цитовича, Ширмы, народным оркестром Жиновича.

Я знаю, что Геннадий Иванович Цитович, записывая народные песни, пешком обошел всю Беларусь. Не было ни одного уголка в республике, в котором он не побывал бы. Вы много ездили в своей жизни?

– Цитович был замечательным фольклористом. У нас в республике очень хорошая школа фольклористики – Цитович, Чуркин, Ширма, Можейко... Должен сказать, в странах Европы с фольклором туго, найти исполнителей народных песен практически невозможно. А у нас в Беларуси фольклор сохранился, особенно на Полесье. Когда учился в консерватории, я дважды ездил на Гомельщину, в Житковичский и Лоевский районы. Там был забавный эпизод. Мы хотели записать песни в исполнении мужчин. Чаще всего поют женщины, а нам нужны были исполнители-мужчины. Узнали фамилии хороших певцов и по местному радио пригласили их вечером в школу. Они все явились туда с вещами.

Почему?

– Были уверены, что их арестуют. Они нам спели песню “Ой забялелi снежкi, ой забялелi белыя на крутой гары...” Там чудесные распевы.

Я знаю, что вы возили туда Владимира Мулявина.

– Да, Мулявин взял с собой еще Борткевича и Кашепарова. Я хотел, чтобы они услышали народную песню, что называется, живьем. Кстати, и Ширма, и Цитович поначалу встретили Мулявина с подозрением. Ширма говорил: “Какие-то африканские ритмы!” Цитович тоже пожимал плечами: “Они мамку превращают в обезьянку”. Но потом и тот, и другой признали Мулявина. Он был большой талант.

Игорь Михайлович, какие проблемы у нынешнего председателя Союза композиторов?

– Они такие же, как и в Москве. Прежде всего, это проблемы творчества. Я вспоминаю Максима Танка. Он председатель Союза писателей, я председатель Союза композиторов. Гуляем как-то перед зданием ЦК партии, куда нас вызвали на совещание. Я его спрашиваю: “Евгений Иванович, как дела в Союзе писателей?” – “Да все хорошо, – отвечает, – проводим отчетные, партийные и профсоюзные собрания, путевки в Дома творчества делим... Есть, правда, одна мелочь...” – “Какая?” – “Хороших произведений мало”. Вот это главная проблема. Сейчас все жалуются на отсутствие государственного финансирования. Но я считаю, что при прежнем государственном строе было много нахлебников, не создававших ничего путного и требовавших при этом бесчисленных льгот. Сейчас мы учимся зарабатывать деньги. Наш творческий союз всегда проводил государственную политику. У меня самого и многих моих учеников целый пласт произведений военно-патриотической тематики. Моей песней на стихи Роберта Рождественского “Если б камни могли говорить” в 1971 году открывали Брестский мемориал. 9 мая этого года в Москве по телевидению впервые прозвучала моя песня на стихи украинской поэтессы Веры Боярко “Рыдала музыка в метро”. Главное – работать, и тогда в творческом союзе все будет в порядке.

Вы являетесь председателем Комиссии по утверждению гимна Союзного государства Беларуси и России. Много текстов обсудили?

– Сейчас в Комиссии 430 текстов. Большинство авторов ориентируются на музыку

А. Александрова. Мы договорились, что итогом работы нашей Комиссии будет концерт в Кремлевском дворце, в котором прозвучат лучшие произведения, и не только гимны. Я, кстати, написал “Вальс Дружбы” на стихи Николая Добронравова: “Я судьбу предсказать не берусь, наша жизнь – это радость и грусть, если ты в моем сердце, Россия, значит, в сердце моем Беларусь!” На последнем заседании Комиссии от российских коллег поступило неожиданное предложение: а нельзя ли гимном Союзного государства сделать какую-нибудь белорусскую народную песню? Конечно, гимн есть гимн, но в этом предложении я вижу глубокий смысл. Белорусская народная песня имеет очень высокую репутацию. Например, все знают песню “Бывайте здоровы!”, которую поют и по-русски, и по-белорусски.

Но у этой песни есть авторы.

– Да, слова Адама Русака, музыка Исаака Любана, русский текст Василия Лебедева-Кумача, но эта песня сделана в фольклорной традиции. Такой песни нам не хватает сейчас.

Какими вам видятся перспективы Союзного государства?

– Я знаю и сторонников, и противников Союзного государства. Однако единственное, что не вызывает сомнений, – это то, что наши люди хотят жить в дружбе. Помню, когда разваливался Советский Союз, в Кремле известный юрист из Свердловска Сергей Алексеев сказал мне: “Политики не справились, и теперь вы, люди культуры, должны способствовать объединению”. Повторяю, тяга к дружбе была, есть и будет, и в песне она проявляется, может быть, сильнее всего. Я мечтаю о сильной Беларуси, но и не хочу диктата чиновников со стороны. Политики могут меняться, но дружба между нашими народами должна оставаться всегда.

Беседу вел Алесь КОЖЕДУБ

© "Литературная газета", 2002

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
300 ЛЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ПРЕМИЯ
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ЛАД":

СВЯТОЕ СЛОВО

Игорь ЛУЧЕНОК:
“ЛЮДИ КУЛЬТУРЫ ДОЛЖНЫ ОБЪЕДИНЯТЬ”

Дмитрий ГРЫЗУНОВ
ШКУРНЫЙ ВОПРОС

Любовь ТУРБИНА
ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ

ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР
ЧЕЛОВЕК ОГЛЯНУЛСЯ...

Алесь КОЖЕДУБ
ВИЛЕНСКАЯ МАДОННА

Александр КРИВОНОС
КОШМАР

ПОЭЗИЯ