На главную страницу
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ “ЛГ”
И ПОСТОЯННОГО КОМИТЕТА СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА
№19 (5924) 21 - 27 мая 2003 г.

ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР


ЧЕЛОВЕК ОГЛЯНУЛСЯ...

Книгу для детей известного белорусского поэта Миколы Малявки “Усадьба, или Хата с материнскою душою” сразу же после выхода ее в свет критики назвали “книгой в полном смысле слова необыкновенной, уникальной, и не только в творчестве самого автора, но и во всей нашей литературе для детей”. Назвали справедливо, поскольку она представляет собой этнографическую детскую энциклопедию, которой в Беларуси никогда еще не было. Книга “Усадьба, или Хата с материнскою душою” получила специальную премию Президента Республики Беларусь в номинации “Художественная литература” за 2002 год.

Николай Александрович, насколько мне известно, многие из материалов, составивших книгу “Усадьба, или Хата с материнскою душою”, печатались в свое время в журнале “Вясёлка”, где вы работаете. Как родилась идея “собрать” книгу? Знали ли вы тогда, что эти статьи когда-нибудь станут целой книгой?

– Действительно, года четыре или пять я вел в журнале рубрику “Наш музей”, где в виде отдельных статеек печатались эти материалы. Но я не думал и тем более не знал, что получится книга. Мы даже уже закрыли эту рубрику, как неожиданно редактор “Вясёлки” Владимир Липский мне подсказал: “Микола, это же почти готовая книга! Собери, скомпонуй, придумай композицию – и будет книжка...”

Так я и сделал. Композицию выстроил так, чтобы через всю книгу прослеживался путь человека – от колыбели до кладбища. А посреди – все, что составляло человеческую жизнь: быт, занятия, игры, питание, празднования, короче говоря, “особенности национальной бани, рыбалки, кухни” и так далее. Я постарался, чтобы через всю книгу проходили два главных героя – хозяин и хозяйка. Эпиграфом взял народную поговорку “Хата плачет без хозяйки, а гумно – без хозяина”. Они у меня не всегда конкретные, но, когда работал над книгой, безусловно, видел своих мать и отца...

Некоторые из журнальных зарисовок я переделал, расширил, что-то полностью переписал. Пользовался научными справочниками, специально ходил в музеи. Кроме того, я хотел, чтобы книга была не только познавательной, но и интересной. Дети ведь не станут читать просто сведения, пусть и литературно оформленные. Пересыпал текст стихами, загадками, песнями, даже анекдотами (конечно же, деликатными). И кое-что получилось.

То, что получилось, оценено по заслугам. Но вместе с тем меня не отпускают и тоскливые мысли: для кого это все? Возьмут ли в руки эту роскошную книгу городские дети, которые, возможно, не видели большинство из тех вещей, о которых вы пишете?.. Да и вы сами, судя по предисловию, проводите границу между сельчанами и горожанами: “Для нас, сельчан, усадьба – это наследство, которое получили мы от предков и которое должны достойно передать своим детям и внукам”.

– Да, для городских детей это закрытая тема. Но ведь именно для того, чтобы они все же потянулись к своему роду, к своим корням, и создавалась эта книга.

И все же – для кого она?

– Для всех детей. Во-первых, даже в минских школах не так уже мало этнографических музеев. Я это знаю, потому что с сотрудниками “Вясёлки” часто выступаю в школах. Дети и учителя из таких школ обязательно заинтересуются “Усадьбой”. Тем более, что структура книги продумана так, чтобы ее можно было использовать на уроках: в конце каждой главы детям задаются вопросы в качестве своеобразного домашнего задания.

А во-вторых, не будем забывать и о том, что пока мы считаемся деревенской нацией. Рядом с каждым городским ребенком обязательно находится мать, бабушка или еще кто-то из старших, кто не забыл, что такое деревня. Многие из них сами смогут летом побывать в деревне и сравнить иллюстрации, увиденные в книге, с реальными предметами деревенского быта. А художник Евгений Ларченко, нужно отметить, постарался на славу.

Кстати, он работал независимо от вас?

– Мы вдохновляли друг друга. Я знал, что он человек не случайный, многое видел, но главное, любит все белорусское. Его работа как художника была во многом похожа на мою. Он тоже использовал дополнительные материалы, специально ходил в музеи смотреть на старые вещи, рисовал с натуры в деревне, изучал старинные рисунки, фотографии и так далее. Кое-что он подсказал мне как автору.

Можно ли сказать, что ваша книга отражает особенности именно вашей “малой родины”? Или же это широкий взгляд на Беларусь?

– Я родился и вырос в Миколаевщине Столбцовского района, на родине Якуба Коласа. Что и говорить, красивые, богатые места. И, конечно же, я отталкивался от того, что видел в родительской хате, в родной деревне. Ту же завалинку, которая, кстати, бытовала далеко не везде в Беларуси. Те же кросна, которые мы доставали с отцом с чердака и на которых зимой работала мать. Жернова, безмен, ступа, сундук... Помню ветряк. Когда-то им владел кузнец Велей, который был баптистом, по субботам не мог работать. За то, что он не выходил на работу в колхозную кузницу по субботам, его арестовали. Отсидел лет шесть или семь, но от принципов своих не отказался. Хорошо помню лапти, без них нас, ребят, не пускали в школьный спортивный зал...

С другой стороны, я старался показать особенности всех регионов, и здесь мне помогали справочники, музеи, друзья, коллеги. Например, к лукошку и коробу я добавил вереньку, хотя вереньками у нас не пользовались. Это круглая или продолговатая коробка, лубяная, берестяная, из лозы, которую раньше носили так, как сегодня подростки носят рюкзаки. Или, скажем, у нас бытовала лохань, но не было бука. Про бук мне подсказал коллега по журналу Микола Чернявский. Был кожух, но не было свитки, было пряслице, но не было коловорота и так далее.

Николай Александрович, вы заканчиваете свою книгу словами: “Есть такая легенда: человеку сказали, чтобы он, уходя из дома, не оглядывался назад, иначе превратится в столб соли. Человек оглянулся... Да и как не оглянешься, если родная усадьба – это целый мир. Впереди, за таинственной границей горизонта, новые дороги, новые люди, новый мир. Но на всю оставшуюся жизнь остаются в памяти “порог, высеченный из воспоминаний; двери на завесках-песнях сверчка; окна, застекленные глазами близких; хата, укрытая крыльями ласточек...” Цитата из Максима Танка. Прекрасные слова, но это все же поэзия. А как с прозой? В каком состоянии сегодня ваша родная усадьба? Часто ли там бываете?

– Родителей моих давно нет. Хата стоит. В ней, по сути, все, как было и раньше. Есть при хате сад и огород. Каждую весну, лето и осень я там бываю один либо с семьей. Проводим там отпуск, засеваем поле, возделываем грядки. На зиму хату закрываем, и она, осиротевшая, ждет, когда мы снова приедем и ее согреем...

Вообще теперь в Миколаевщине много дворов пустует даже летом. Хозяева уезжают, хату так и не продают, а сносить ее без их разрешения никто не имеет права. Так она и умирает. Мучительно, страшно. В одном из своих стихотворений я описываю такую смерть: хата оплывает, и крыша, будто крышка гроба, ее накрывает...

Родственники Коласа живут сегодня в Миколаевщине?

– Племянники живут. Дядя Юзик, как называли брата Коласа, умер давно, сестра Маня умерла года три-четыре назад.

Мне кажется, Колас еще как-то прозвучит в вашем творчестве...

– Уже года два я работаю над романом в сонетах. Почему-то пришла именно такая форма. Роман будет называться “Старая земля”. Как бы вопреки Коласу с его “Новой землей”. Этот роман именно о том, что произошло с той новой землей, которую так хотели приобрести наши деды и прадеды, которую им было трудно нажить и которую они с такой любовью возделывали. У них никогда не было сорняков. Я помню свою мать: она за лето четыре или пять раз полола грядки, закончит с одного конца – начинает с другого...

Теперь эта “старая новая” земля зарастает. Умирают хаты. Мельчают люди...

Собственно, об этой “старой новой” земле и моя “Усадьба...”.

Беседу вел Микола ВИЧ

© "Литературная газета", 2002

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
300 ЛЕТ САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ
ПЕРЕКРЕСТНЫЙ ДОПРОС
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ЧЕЛОВЕК
ПРЕМИЯ
БЕЗЗАКОННАЯ КОМЕТА
ИСКУССТВО
ИНФОРМАЦИЯ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ "ЛАД"
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ЛАД":

СВЯТОЕ СЛОВО

Игорь ЛУЧЕНОК:
“ЛЮДИ КУЛЬТУРЫ ДОЛЖНЫ ОБЪЕДИНЯТЬ”

Дмитрий ГРЫЗУНОВ
ШКУРНЫЙ ВОПРОС

Любовь ТУРБИНА
ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ

ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР
ЧЕЛОВЕК ОГЛЯНУЛСЯ...

Алесь КОЖЕДУБ
ВИЛЕНСКАЯ МАДОННА

Александр КРИВОНОС
КОШМАР

ПОЭЗИЯ