ИСКУССТВО


ТЕЛЕОБОЗРЕНИЕ


“РУССКИЙ ДОМ” УГРЮМ И ТЕСЕН

Николай ЖУРАВЛЕВ

 

Несмотря на громкие события, теленеделя выдалась на редкость серая. И погруженная в прошлое, хотя и самое разнообразное. Вновь взывают к старым симпатиям плачущие богачи (по ТВ-6), которые когда-то первыми стали убедительно разъяснять, что те, у кого много денег, тоже люди. По новому кругу пошли “Дикий ангел” (РТР) и “Селеста” (Ren TV).

Но чтобы мы не очень увлекались позолоченными интерьерами “новых латинов”, нам продолжают напоминать про наше собственное бедное и суровое прошлое, в котором мы плакали за просто так, без всяких денег.

В этом меня интересует одна загадка: как формально, юридически и фактически не зависящие друг от друга каналы улавливают идеологические флюиды и начинают дудеть в одну дуду.

Возьмем один день – среду. Шесть фильмов про революцию, советскую власть и борьбу с расхитителями соцсобственности, каковую в принципе расхитили уже довольно успешно и, главное, легально. В том числе и телевизионную.

Первый канал вновь прокатал “Рожденную революцией” и “Хождение по мукам”. “Культура” – “Над Тиссой”, “Раскол” (о II съезде РСДРП) и “Битву на Неретве”. ТВЦ – “Опасные гастроли”. ТВ-6 – “Белеет парус одинокий”. М1 – “Будни уголовного розыска”, “Инспектора Лосева” и “Двойной обгон”. Ren TV – “Зеленый фургон”. И это не все. Так что эхо “борьбы с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем” (вторая часть названия ВЧК) докатывается до нас вполне раскатисто.

В то же прошлое ненароком нас отправил и г-н Николаев, который президент Якутии-Саха (где алмазы России). Заявив, что “мы сравниваем весну с пробуждением природы”, а нынешнюю весну – с именем Путина, глава субъекта сильно погрешил не столько против языка, сколь против логики, поскольку сравнивать весну с самой собой как-то никому никогда не приходило в голову, а уподобить приход Путина к власти весеннему половодью можно только получив орден второй степени. Тут любители отечественной истории не могут не вспомнить, как на двадцать каком-то съезде КПСС едва воцарившийся (в первый раз) в Грузии товарищ Шеварднадзе сравнивал Леонида Ильича с горным орлом и чем-то еще сияющим и родниковым.

Таким образом, родная номенклатура устами своего резко континентального воеводы обозначила тот механизм одурманивания вождей, перед которым не устоял ни один из наших прошлых правителей, за исключением Горбачева, которого, к счастью, никто и не одурманивал.

Что до дурмана, то пора заметить “Русский дом”, который построил Крутов. Говорят, что рейтинг у него не ахти, что утешает, но совсем его из-за этого не замечать было бы ошибкой.

Программа небольшая по формату и отличается какой-то нарочитой искусственностью и герметичностью. Фон, на котором священнодействует ведущий, не естественные русские пейзажи, по которым и рыскать не надо в поисках красоты, а нечто нарисованное, очень идейное и чахлое.

На этом фоне Александр Крутов очень любит беседовать с профессором и генерал-лейтенантом Николаем Леоновым. Хотя я никак не могу понять: то ли сам Крутов ни с кем больше беседовать не хочет, то ли с ним никто особенно рассуждать не рвется. Так что получается какой-то все более унылый междусобойчик двух внешне вполне почтенных мужей, старательно пытающихся выглядеть умными, сдержанными и очень патриотичными.

Я однажды участвовал в телевизионных дебатах с генералом Леоновым и могу засвидетельствовать, что это умнейший и образованнейший человек. Даром, что ли, он, о чем не упоминается в титрах, не просто генерал-лейтенант, а генерал КГБ, бывший начальник аналитического управления этой организации. Причем я это сообщаю не в укор, а наоборот. Потому что меня удивляет, как можно при таких способностях ввалиться в такую беспросветную идеологическую и интеллектуальную узость. И на голубом глазу соглашаться, например, с утверждением ведущего, что русский народ никогда никого за всю свою историю не обижал.

Простите, но я прошу избавить меня (как русского) от такой защиты. Это русские – одна из главных имперских наций мира никого не обижала (то есть не завоевывала, не присоединяла, не русифицировала, не депортировала)? Вот уж воистину услужливый идеолог опаснее врага.

А то, что на прошедшей неделе несли оба почтенных гражданина, не лезет ни в какие ворота. Я имею в виду больной для всех нас, лишенных возможности невозбранно пользоваться благами крымского климата, вопрос о взаимоотношениях русского, украинского и татарского населения полуострова. К слову, те, кто читал пронзительно тоскливую фантазию Василия Аксенова, вспомнят, как писателем была сконструирована система возможных отношений между всеми перечисленными народами в нормальных условиях существования.

И не обижающий никого Крутов, и полностью согласный с ним генерал-аналитик, не моргнув глазом, возмущаются требованиями крымчаков предоставить им землю и опасаются, что при таком росте их населения и при овладении пахотной землей весь Крым станет татарским. То есть вернется наконец к тем, кому испокон веков принадлежал. Вернется к тем, кого варварски депортировал незлобивый русский народ во главе с братьями славянами Сталиным и Берией.

Спасибо им за наше счастливое завтра, в котором, не ровен час, столкнутся эмоции народов, искусственно втравленных в патологическую ситуацию.

Так что, г-н Крутов, вы бы лучше подумали о том, как на самом деле можно было бы решать проблему. А чтобы легче было понять, что к чему, просто представьте себе, что это русских всех скопом от родных осин заслали бы к черту на кулички, а через полвека мы попытались бы вернуться к ним. А там уже давно осели и прижились какие-то иные, тоже насильно переселенные люди, и им тоже деваться некуда. Пат, который не решить без мата.

На прошедшей неделе удивил Сергей Доренко – любимая мишень всех критиков. Но все-таки негоже, считая себя свободным, действовать по принципу: “кто не с нами, тот против нас”, даже когда говорит дело. А потому даже не скрепя сердце я считаю необходимым признать, что пространный монолог Доренко с разъяснениями по поводу открытого письма Березовского президенту был действительно по существу дела.

Странно, но почти все, кто так или иначе комментировал текст и устные объяснения известного олигарха, никогда не вспоминали название его произведения. А оно не лишено смысла: “Личная свобода – главный закон демократического общества”. Разве это не то, что волнует нас всех, разве не ради этого мы ходили на митинги, или сочувственно внимали репортажам о них?

А потому я могу только согласиться с ведущим программы имени себя – критики магната чисто по-большевистски смотрят на то, кто говорит, а не слушают, что говорит. Читатели “ЛГ” наверняка читали Томаса Манна и помнят, как в “Признаниях авантюриста Феликса Круля” последний дал исчерпывающую форму имморализма: “важно не что и как, а кто”.

Разве нас не волнуют и не пугают странные административные телодвижения новой администрации, разве мы не имеем достаточных оснований (хотя бы на личном историческом опыте) для опасения, что очередные благие намерения приведут в очередной ад? Пусть хоть раз в жизни мы ошибемся, но пока нет основательных причин для оптимизма, нельзя с непозволительным после 15 лет перестройки и демократии застоявшимся инфантилизмом кидаться на нелюбимого олигарха даже тогда, когда он пытается отчаянно выступить в защиту свободы и демократии. Или, как на этот раз остроумно заметил Доренко, перестать мыть руки из нелюбви к производителю мыла

© "Литературная газета", 2000