На главную страницу
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
№29 (5932) 16 - 22 июля 2003 г.

ОЧЕВИДЕЦ


Э!

Алексей ВАРЛАМОВ

Мы любим новости. Мы очень любим новости. Новости у нас – это что-то вроде общенационального сериала. Допросы олигархов, аресты оборотней в погонах, взрывы, аварии, катастрофы, эпидемии. Хорошие новости мы любим не так горячо. Сообщения о затухании атипичной пневмонии, например, вызвали в информационном мире куда меньше интереса, чем ее нарастание. Ну прошла и прошла. Было б о чем говорить. Одна серия кончилась – пора снимать другую. Известный слоган “Новости – наша профессия” надо поправить: “Плохие новости – наша профессия”.

Разумеется, никто не виноват в том, что в мире происходит дурного больше, нежели хорошего, или, скажем так, дурное более бросается в глаза. Вопрос скорее в ретивости, в готовности, как Бобчинский и Добчинский, по лбу получить, но успеть выпалить:

“Э!” – говорю я Петру Ивановичу...

“Нет, Петр Иванович, это я сказал: “Э!”.

Так и наши СМИ: кто раньше выдаст в эфир или напишет на первой полосе “Э!”.

Два дня спустя после тушинского теракта “Эхо Москвы” сообщает: на юго-востоке Москвы прогремел новый взрыв и туда уже срочно выехала... Кто? Бригада спецназа? Медики? ФСБ? Нет – наша специальная корреспондентка.

В Генпрокуратуре допрос олигарха, нового ректора РГГУ. Весь день там дежурит наш корреспондент. Это становится в конце концов абсурдным. Древний Рим – хлеба и зрелищ. В “Известиях” – респектабельной газете – пишут, что теракт на Дубровке обнажил всю слабость... Первого канала. Канал оказался не готов к освещению теракта. А вот ТВС и НТВ были готовы.

Зато когда началась война в Ираке, Первый не подкачал. Сделал выводы, и с рейтингом у него все в порядке. В общем, кому война, а кому мать родна. И на канале “Россия” очень гордились тем, что их корреспондент раньше всех поведал миру о начале бомбежек. Ну точно Бобчинский. Только ведь его не дверью по лбу, а на самом деле убить могли. И убивали. Вспомним обстрел гостиницы “Палестина” в Багдаде. Гибель испанского журналиста, украинского. А еще там были журналисты американские, которые могли погибнуть от своих же. А могли от иракцев. И все для того, чтобы подать к нашему столу новость горячей. Из первых рук. А стоит ли она того и так ли уж обязательно смотреть войну в прямом эфире?

Да и вообще ситуация, когда цивилизованный мир бомбит (имея – не имея для этого основания, не важно) “дикие” страны, а там в это время работают журналисты из цивилизованных же стран, – не менее чудовищна, чем Саддам Хусейн. Это все равно как представить, чтобы в Сталинграде или блокадном Ленинграде работала телевизионная группа из нацистской Германии, с риском для жизни снимала бомбежки на Невском и усиленно питалась мясными консервами.

У Тургенева есть стихотворение в прозе, называется “Корреспондент”. О том, как сидят за столом два приятеля, пьют чай и вдруг слышат, как на улице кого-то бьют.

“– Слушай, кто бы он ни был, нельзя допустить бессудную расправу. Пойдем заступимся за него”.

Далее перечисляются предполагаемые профессии несчастного: кассир, железнодорожник, военный поставщик... Пусть даже преступник, убийца, вор. Все равно пойдем, отнимем у толпы.

“– Нет... это бьют корреспондента.

– Корреспондента? Ну, знаешь что: допьем сперва стакан чаю”.

А в сущности, что корреспондент? Лицо подневольное. Такой же заложник, как и те, кто на него смотрит. Исполнитель, не заказчик. “Но человека человек послал к анчару властным взглядом”. У массового информационного психоза, в который мы все вовлечены, свой режиссер. С рожками. Задумай теперь Достоевский написать “Легенду о Великом Инквизиторе”, то верней всего вышла бы история о том, как новость о Втором пришествии подается разными каналами в режиме он-лайн.

Информационное насилие взросло у нас, как новая диктатура, буквально на глазах. Еще десять лет назад в октябре 1993 года никто не был готов вести прямую трансляцию от Белого дома, кроме CNN. Сейчас бы и наши не подкачали. Если возникнет новая масштабная заварушка в центре Москвы с танками, демонстрациями, перекрытыми улицами – не Дубровка, которая вся на нервах, а буйная народная стихия, – то уж за кого-за кого, а за наши каналы можно не волноваться! Снимать они научились. Хуже с тем, что снимают. Упаковка оказалась важней того, что в ней упаковано.

И возмущаться тут бессмысленно. Все равно что спорить с репродуктором. Кухонная ситуация, когда остается только сидеть и талдычить, что виновата-де Система. Но ведь не на пустом же месте возникает в иные минуты ощущение, что все наши беды существуют для того, чтобы нам их профессионально показали и мир превратился в информационный полигон.

Конечно, и тут не все так просто. По телевизору опять же прошла недавно передача про бандитскую Казань семидесятых годов. Как вооруженная обрезами шпана расстреливала на улицах людей. Милиция все знала, но шпану не трогала: в Советском Союзе нет и не может быть организованной преступности. Город терроризировали, в прессе ни слова – лучше, что ли? Не лучше. Но только зачем же из крайности в крайность бросаться?

Лучше всего книги читать. Вон та же атипичная пневмония не откуда-то взялась, а из сна Родиона Раскольникова. “Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу... никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований”. И хотя до нас эта болезнь вроде бы не докатилась, а застряла в Пекине, порою кажется: да полно, правда ли не дошла?

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
МИР И МЫ
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИСКУССТВО
ПАНОРАМА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПОРТФЕЛЬ"ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ:
Наталья АЙРАПЕТОВА БИТВА ЗА МОСКВУ

Наталья РИМАШЕВСКАЯ

Евгений ВАГНЕР

Алексей ВАРЛАМОВ
Э!

ИНФОРМАЦИЯ