На главную страницу
МИР И МЫ
№29 (5932) 16 - 22 июля 2003 г.

НЕВОСТРЕБОВАННОЕ ТЕЛО

На фото в половину газетной полосы она выглядела точь-в-точь как при нашей встрече. Перечитываю фразу: “Тело убитой уже два месяца лежит невостребованным в лондонском морге” – и вспоминаю живую, заразительно смеющуюся Оксану.

Пушкинский клуб минутах в десяти от центра английской столицы. Но здание довольно затрапезное. В тот зимний день здесь собралось десятка три человек. Одна из местных русскоязычных газет объявила конкурс на лучшее стихотворение с пушкинской строкой “Скучая, может быть над Темзою скупой”. Премии – под тысячу долларов.

В зале читали стихи и Александра Сергеевича, но больше собственного сочинения, “под Пушкина”.

– Взгляните вон на ту в углу. Преуспевающая проститутка, – сказал вдруг мой знакомый, солидный болгарский политолог.

Ничего себе! Подсаживаюсь к броской, чуть расплывшейся блондинке и спрашиваю:

– Вы тоже участница конкурса?

– Нет. Просто люблю Пушкина. А вы разве нет?

Оксану Родионову нашли в час ночи в субботу. Ее задушили. Она лежала на полу в гостиной четырехкомнатной квартиры в фешенебельном районе. Канал, катера, даже гондолы… Потому его называют “Лондонская Венеция”. Вместе с Оксаной жили еще две русские. Тоже проститутки. А в соседних домах – лорд Спенсер, брат принцессы Дианы, популярная уже которое десятилетие певица Лулу, знаменитый танцор Майкл Флэтли, другие сливки британского общества.

– Судя по всему, это преступление связано с борьбой за секс-бизнес и за его передел в Соединенном Королевстве, – заявил глава департамента по борьбе с наркотиками и проституцией Скотленд-Ярда суперинтендант Саймон Хамфрис.

Обычно на убийство проститутки, тем более закордонной, в Англии не обращают внимания. Одной темной личностью больше, одной меньше… Но признание высокого полицейского чина вызвало грандиозный шум.

Тогда в Пушкинском клубе Оксана рассказала мне о многом. Она сама из Междуреченска. Раньше этот сибирский городок жил благодаря тракторному заводу. Но в последние годы завод пришел в упадок. Родионовы-старшие (отец – водитель грузовика, мать работает на фабрике) получают на двоих меньше ста долларов в месяц.

– А я сейчас за час – в четыре раза больше, – засмеялась Оксана.

– Как ты попала сюда?

– Встретила в Сибири парня. Он предложил поехать в Лондон. Обещал сделать паспорт и визу. Действительно сделал. Я получила студенческую визу. Здесь стала ходить в свободное время в “Метрополь” – это языковой колледж.

– В свободное от основного занятия время?

– Конечно. Меня еще в аэропорту Хитроу, куда я прилетела, ждали новые хозяева.

– Русские?

– Да. Я знала, к кому еду. И зачем.

– Тому сибирскому парню ты много заплатила?

– До сих пор отдаю долг. Каждый месяц пятьсот фунтов стерлингов.

Вначале она ютилась в каморке под Лондоном и была девушкой по вызову. Но быстро “росла над собой”. Стала трудиться сразу на четыре эскортных агентства. Вскоре обзавелась солидной и постоянной клиентурой.

Почему такой успех? Один из ее бывших VIP-гостей после убийства долго перечислял в полиции достоинства Оксаны. Во-первых, Russian Beauty. Во-вторых, “настоящая бестия в постели”. Кроме того, жила в прекрасной квартире с видом на канал и к тому же в престижном районе (для англичан этот фактор порой решающий).

– Работа сразу в четырех агентствах для меня – тьфу. Я же сибирячка, с физподготовкой у меня все в порядке, – помнится, смеялась Оксана. И опять заразительный смех.

– Значит, жизнью довольна?

Услышав мой вопрос, сразу помрачнела и замахала руками:

– Да вы что! Я попала в такую передрягу! Врагу не пожелаю. И никуда не денешься. Разве на тот свет…

Позже, после ее гибели, мне стало ясно, что Оксана ничего не преувеличивала.

Жена отговаривала меня: ты с ума сошел, не вернешься домой! Но отказываться было уже не к лицу…

Он выглядел лет на сорок, загорелый, в элегантном сером костюме. Гуляем по Гайд-парку, и он с достоинством повествует свою историю. Правда, предупредив, что его имени никто не должен знать.

– Почему я согласился с вами увидеться? Еще с советских времен читаю газеты. Теперь их тут покупаю. Вот и решил рассказать вам о нашей войне. Да, война идет не только в Ираке и против международного терроризма, но и в Лондоне. Какая? Британскую секс-индустрию хотят монополизировать четыре группировки. Русские, албанцы, литовцы и сербы. Особенно жестоко мы воюем за передел собственности. Помните, раньше “центром разврата” считался Сохо?

Как не помнить! В прежние времена чуть ли не каждый знакомый, приехав сюда, просил первым делом повести его в стриптизные клубы, секс-шопы и на прочую “клубничку” Сохо. А потом попробуй вывезти оттуда нашего соотечественника, отдавшего тамошним красоткам всего себя с кошельком в придачу.

– Последние лет десять в Сохо стало тяжело работать – везде полицейские или люди в штатском. Каждая третья девица – их агент. И мы сделали упор на район возле вокзала “Пэддингтон”.

Я не стал уточнять, кто “мы”. И без того знал, что меня вывели на главного “авторитета” в русской группировке на Британских островах. В начале девяностых она контролировала весь Сохо, затем, правда, уступила некоторые “точки” албанцам. Постепенно “передислоцировалась” в более богатые места. Однако несколько лет назад ей, как я слышал, пришлось убраться подальше и от “Пэддингтона”. Причина та же, что в Сохо: полиция накрыла район своим “колпаком”. Каждую ночь налеты на бордели и квартиры путан. Новым центром проституциистала “Лондонская Венеция”.

– Но на нее положили глаз эти гады – албанцы. Забросили туда своих девок. А наших стали выжимать. Запугивать. Избивать. Одну трижды ударили ножом… И клиентов переманивают всеми способами.

– Оксане тоже доставалось?

– С ней хуже. Ее перевербовали. И эта сука согласилась. Давала и нашим, и вашим. “Отстегивала” наши деньги. Информировала их о ситуации в “стане врагов”.

От прежнего лоска моего собеседника вдруг не осталось и следа. Брызгал слюной, матерился.

– Таких надо наказывать. Безжалостно. И албанцев. Мы раздавим этих гадов!

Сейчас полиция усиленно расследует убийство Оксаны Родионовой. На допросах побывали не меньше сотни человек. С мая за решеткой – 20-летний Сергей Щербаков, студент из Хакни, что на востоке Лондона. В магистратном суде на Хорсферри-роуд мне сообщили, что его обвиняют в убийстве мисс Родионовой. Возможно, студент и понесет наказание. Но мой собеседник из Гайд-парка наверняка не пострадает. Как и в родной России, до “заказчиков” вряд ли доберутся. И гибель Оксаны, конечно же, не остановит поток рвущихся сюда новых искательниц приличных заработков. В Министерстве внутренних дел Великобритании мне назвали впечатляющие цифры: в Лондоне около 5 тысяч проституток из России, чуть меньше – из Украины, 3 тысячи – из Литвы.

Кто из них станет следующим “невостребованным телом” в здешнем морге?

Михаил ОЗЕРОВ, соб. корр. “ЛГ”, ЛОНДОН

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
МИР И МЫ
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИСКУССТВО
ПАНОРАМА
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПОРТФЕЛЬ"ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе МИР И МЫ:
Дмитрий РАДЫШЕВСКИЙ
ТЕРРОР И ДУША