На главную страницу
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
№33 (5936) 13 - 19 августа 2003 г.

ПОЗИЦИЯ


УКРАИНСКИЙ ГВОЗДЬ

Сергей МАРКЕДОНОВ

На днях вышла в свет книга президента Украины Леонида Кучмы под названием весьма многозначным – “Украина – не Россия”. Тем самым действующий президент Украины еще раз продемонстрировал российским политикам, в чем отличие подходов украинской элиты к российско-украинским отношениям от подходов российских. Если наши все время апеллируют к общему, то украинские политики руководствуются прежде всего тем, что нас различает и разделяет. И делают все, чтобы этих различий было как можно больше.

24 августа 1991 года Верховный Совет Украины принял Декларацию о государственном суверенитете. Для Советского Союза это было “началом конца”. После Declaration of Independence по-украински говорить о конструировании обновленного Союза мог лишь узкий круг ничего не понявших и ничему не научившихся кремлевских мечтателей, окружавших президента М.С. Горбачева.

Сказать, что Украина играла для Советского Союза (равно как и для Российской империи) особую роль, значит, не сказать ничего. Москва начала присоединять территории Украины в XVII веке и завершила этот процесс с окончанием Второй мировой войны. Для СССР Украина была наглядной демонстрацией его внешнеполитических достижений и военной мощи. Ни Галиция, ни Закарпатская Русь, ни Буковина не входили в состав Российской империи. “Собирание” Украины рассматривалось и имперскими, и советскими вождями как особая “братская” миссия по воссоединению трех восточнославянских народов и сохранению исторического наследия Киевской Руси. Отсюда и особое привилегированное положение (что бы там ни писали сегодня идеологи “Украинского Пьемонта” из Львова) УССР в “братской семье народов”. В неофициальной табели о рангах Украина была младшей сестрой РСФСР, но более “старшей” по отношению к другим союзным республикам.

Представители украинской партийно-политической элиты неизменно занимали ключевые посты в союзном госаппарате. Два генсека КПСС, Н.С. Хрущев и Л.И. Брежнев, начинали свое восхождение к кремлевским вершинам в киевских, запорожских, днепропетровских коридорах власти. Особый статус Украины в союзном государстве отмечал и первый президент независимой Украины образца 1918 года Михаил Грушевский, видя в национальных органах власти, Академии наук предтечи украинской государственности. Декларация 24 августа 1991 года стала чертой, отделившей политическое бытие младшей старшей сестры России от суверенного государства. Без Украины союзное государство теряло и военно-политический, и социально-экономический, и, главное, идеологический смысл.

Акт 24 августа получил дополнительную легитимность на референдуме по вопросу о выходе Украины из состава СССР 1 декабря 1991 года. В результате на карте мира появилась вторая по размеру и пятая по численности населения страна Европы, по площади на треть большая, чем Кувейт и Ирак, вместе взятые, и более чем в два раза большая, чем территории ФРГ до ее объединения с восточными землями. Образование “незалежной” Украины” стало, таким образом, крупнейшим геополитическим изменением после окончания Второй мировой войны.

Это изменение тем более уникально, что вновь появившееся государство обязано своим рождением не актам национально-освободительной борьбы и самопожертвованию украинской властной элиты. Достаточно вспомнить августовские событие 1991 года на Украине. Абсолютно невнятное выступление по ТВ председателя Верховного Совета республики Леонида Кравчука о том, что “этого все давно ждали” – чего ждали: государственного переворота или наведения “порядка”? – отсутствие массовых акций, сопоставимых с защитой в Москве Белого дома. Добавим сюда тот факт, что территория Украины была собрана не борцами за украинскую “незалежность”, а российскими императорами и генсеками КПСС. Ведь Сталин мог образовать отдельную Западно-Украинскую СССР, а Хрущев оставить Крым в составе РСФСР. Не зря даже в кругах украинских националистов ходит шутка о необходимости поставить в Киеве или Львове памятник “лучшему другу физкультурников и летчиков” как собирателю украинских земель.

“Незалежная Украина” – результат провалов и просчетов руководства КПСС и СССР. Увы, но и лидеры посткоммунистической России до сих пор не могут преодолеть перестроечный синдром и выработать адекватную политику в отношении соседнего государства. Подходы типа “никуда они не денутся” перемежаются с грозными декларациями в адрес Украины и дополняются время от времени заверениями в славянском братстве и более тесной интеграции.

Между тем совершенно очевидно, что задача украинского направления российской политики вовсе не в том, чтобы раздавать комплименты тому или иному политику в Киеве и бряцать оружием, вспоминая Крым. России необходимо поддерживать не того, кто хочет использовать ее ресурс посредством пророссийской риторики для собственного утверждения, а того, кто действительно готов в силу той или иной причины стать “нашим человеком” в Киеве.

России нужно не участие в политических химерах и утопиях, будь то “славянское единство” или евразийство, а эгоистичный в лучшем смысле этого слова курс. Этому многое способствует. И кризис идентичности в братском государстве, и пока еще мощные социокультурные связи между нашими народами, и сильные русские общины. Каждый пятый гражданин Украины – русский. Если же добавить сюда тех украинцев, которые считают русский родным языком, то это число увеличится на порядок. Главное – не упускать открывающиеся возможности…

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ТЕМА НОМЕРА
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИСКУССТВО
ЛЮДИ КАК РЕКИ
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ:

МАЛЕНЬКИЙ ЮБИЛЕЙ БОЛЬШОГО ДЕФОЛТА

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ

Сергей МАРКЕДОНОВ
УКРАИНСКИЙ ГВОЗДЬ