На главную страницу
ИСКУССТВО
№33 (5936) 13 - 19 августа 2003 г.

БЫЛОЕ


ДОСТОЯНИЕ РЕСПУБЛИКИ

Юбилейная выставка проекта “Золотая карта России”

Ян ван Сорель. “Мадонна с младенцем”. 1530. Из коллекции Тамбовской картинной галереиТамбов, что хорошо известно, был “на карте генеральной кружком отмечен не всегда”. Это обстоятельство, однако, нисколько не мешало представителям родовитых семейств русской знати обзаводиться в здешней губернии богатыми имениями, украшавшимися, в частности, первоклассными шедеврами русской и европейской живописи. Так, среди густых тамбовских лесов, по которым рыскали вошедшие в пословицу социально активные волки, возникали и ширились уникальные частные художественные коллекции Воронцовых, Строгановых, Чичериных…

В известном году всему этому собирательству наступил конец: полотна были национализированы и лучшие из них отправлены в музеи Москвы и Петрограда. Кое-что, однако, задержалось в губернском центре и со временем легло в основу собрания Тамбовской областной картинной галереи, открывшейся в этом “благонравном”, по мнению Лермонтова, городе сорок с небольшим лет назад.

Выставка из фондов галереи, на этой неделе завершающая свою работу в Инженерном корпусе Третьяковки, стала юбилейной, двадцатой по счету в рамках проекта ГТГ “Золотая карта России”, который призван представлять в столице малоизвестные сокровища провинциальных музеев страны. За четыре года интересующаяся публика могла увидеть лучшие работы из коллекций Калуги, Самары, Перми, Курска и так далее, вплоть до экспозиции из Якутска и остатков разгромленного Грозненского музея изобразительных искусств. Интересующихся, кажется, было не слишком много: в день, когда мы знакомились с тамбовской коллекцией, всех находящихся в залах посетителей можно было пересчитать по пальцам одной руки. Хотя рядом нескончаемый людской поток шел в направлении дверей самой Третьяковской галереи. Конечно, Тамбов – это не брэнд, но хотелось бы пожелать организаторам столь серьезного и важного проекта чуть больше внимания уделять рекламе и промоушену своих акций. Ведь достаточно посмотреть, как сверхактивные галерейщики и кураторы сегодня буквально из кожи вон лезут, дабы привлечь внимание к своим арт-мероприятиям, которые частенько, по совести говоря, ничем, кроме своих агрессивных рекламных и PR-кампаний, и не интересны. Богатейшее художественное наследие, хранящееся в российской глубинке, право слово, заслуживает куда большего внимания и общественного интереса. На выставках из серии “Золотая карта” действительно “есть чего посмотреть”.

В том, что субъектом юбилейного мероприятия проекта стала именно Тамбовская галерея, безусловно, есть и историческая справедливость, и особый смысл. В пресс-релизе выставки собрание названо “одним из самых интересных музеев России”, и это в данном случае отнюдь не дежурный комплимент московских устроителей. Вышеупомянутые тамбовские помещики знали толк в дельной живописи, и, несмотря на бурную деятельность большевистских эмиссаров, решительно отделивших в свое время в их коллекциях “зерна от плевел”, остатки все равно впечатляют. Замечательно, кстати, что среди развешанных полотен то и дело встречаются портреты самих бывших владельцев имений и картин: вот мощный клан старых русских бояр Воронцовых и их многочисленной родни, писавшийся лучшими отечественными живописцами XVIII столетия, вот нервное и своеобразное лицо эффектного англомана графа Строганова кисти Карла Брюллова, вот массивная фигура российского барина-интеллигента, бывшего профессора Московского университета Бориса Чичерина работы Валентина Серова. (Любопытно, что наследником последнего собирателя вполне мог стать будущий наркоминдел Чичерин Георгий, отчасти благодаря которому родовое гнездо Чичериных с говорящим в данном случае названием Караул было в 1918 году оперативно спасено от пожара и разграбления.)

Нужно сказать, что портретная составляющая вообще является ударной силой тамбовской коллекции. Конечно же, блистательны четыре работы Рокотова, таинственные, “туманно” мерцающие “из тьмы веков” и оставляющие, подобно почти всем полотнам этого мастера, загадочную занозу в сердце. Обращают на себя внимание две добротные тропининские вещи, на одной из которых в образе непритязательной “Старухи с чулком”, по мнению ряда исследователей, изображена супруга художника. Традиционно элегантна и вдумчива кисть Константина Маковского, представленная в экспозиции характерным для хорошо узнаваемой манеры передвижника женским портретом.

Рядом несколько достойнейших образцов жанрового искусства. Имена авторов вряд ли скажут много неспециалисту: Грибков, Новоскольцев, Капков, Загорский… Но в этих тщательно выписанных бытовых зарисовках давно ушедшей провинциальной жизни есть, как и в подавляющем большинстве произведений часто безвестных “малых русских” живописцев позапрошлого века, нечто большее, чем просто “жанр”. В них сквозит какая-то трудно передаваемая в словах тоска по лучшей жизни – тоска, дополнительно насыщающая холст и краски то буквально физически чувствующимся душевным надрывом, то резким сатирическим выплеском. Впрочем, в этом нет, наверное, ничего удивительного. Ведь на той части суши, на которой мы имеем горькое счастье жить, художник был всегда больше, чем просто художник, имение – больше, чем только имение, а собиратель живописи – больше, чем всего лишь коллекционер.

Александр А. ВИСЛОВ

© "Литературная газета", 2003

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ
АНОНСЫ И СОДЕРЖАНИЕ ВЫПУСКА
ПЕРВАЯ ПОЛОСА
СОБЫТИЯ И МНЕНИЯ
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ
ТЕМА НОМЕРА
ОБЩЕСТВО
ЧЕЛОВЕК
ЛИТЕРАТУРА
ИСКУССТВО
ЛЮДИ КАК РЕКИ
ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ
ПОРТФЕЛЬ "ЛГ"
КЛУБ 12 СТУЛЬЕВ
АРХИВ
НАПИСАТЬ ОТЗЫВ
ВЫСТУПИТЬ НА ФОРУМЕ
Читайте в разделе ИСКУССТВО:

Геннадий ДЕМИН

Гавриил ЗАПОЛЯНСКИЙ
Алина КУДЕЛИНСКАЯ
Александр А. ВИСЛОВ

Дмитрий АБАУЛИН
ТАНЦУЯ ЧЕХОВА