ФорумСамиздат

Поиск по сайту

Архив рубрик:
Архив изданий:
  
Выпуск № 39 - 40
Главный редактор
Редакция
Золотой запас "ЛГ"
Политика
Общество
Литература
Искусство Телеведение

Свет фресок Дионисия - миру

Клуб 12 стульев
Клуб 206
Книжник
Действующие лица
ЛАД
О газете
Реклама
Распространение
Партнеры
Вакансии
Самиздат "ЛГ"
Фотогалерея "ЛГ"

Чат "ЛГ"

К 100-летию РОССИЙСКОГО КИНО. ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ЭКРАНИЗАЦИЙ

Гусарская рулада

«СТАРИННЫЙ ВОДЕВИЛЬ».1946

По мотивам водевиля П.С. Фёдорова «Аз и Ферт».Автор сценария и режиссёр Игорь Савченко.Оператор Евгений Андриканис.В ролях: Максим Штраух, Елена Швецова, Николай Гриценко, Сергей Столяров.«Мосфильм»

Пути литературных произведений на экран неисповедимы. Ну что, казалось бы, ровно шестьдесят лет назад могло двигать режиссёром Игорем Савченко в его обращении к весьма немудрёному, прямо скажем, сочинению Павла Фёдорова «Аз и Ферт»? В котором, кроме всего прочего, даже самый «нерв» драматической интриги за давностью лет уже никак не мог восприниматься без предварительного объяснения: были-де в старорежимном русском алфавите две такие буквы «Ферт» и «Фита», пишущиеся по-разному, но звучащие одинаково. За окном – Победа, а тут, видите ли, какая-то Фита, приданое с вензелями, суетливый папенька, вынужденный ввиду наличия этих самых вензелей в срочном порядке искать для своей дочери жениха строго с соответствующими инициалами…
Не иначе как поскорее и начисто абстрагироваться от ужасов войны и от воспевания народного подвига решил постановщик «Партизан в степях Украины» и «Ивана Никулина – русского матроса»? Не совсем. Основательно перелопатив и перекроив старинный водевиль, вымарав кое-кого из персонажей и введя новых героев, Савченко отодвигает время действия истории из 40-х годов XIX века в «перекликающийся» со временем съёмок 1814-й. Картина начинается с довольно долгого в эйзенштейновском духе пролога, во всех красках изображающего победоносное возвращение русской армии из покорённого Парижа: всеобщее ликование, торжественный парад у стен Кремля, в воздухе попеременно чепчики и офицеры-герои. Одним словом, если не обращать внимание на костюмы, то перед вами чистой воды хроника.
Далее, правда, всё довольно быстро возвращается на предписанные жанром круги своя (стандартная любовная история, слегка отягощённая некоторыми препятствиями и приукрашенная забавно анекдотическими обстоятельствами), первоначально взятый ритм начинает пробуксовывать, действие «садится» и погружается в некую абстрактную вневременную атмосферу, в которой все сюжетные перипетии ничуть не трогают и мало смешат. Несмотря на то внимание, которое было уделено художественно-изобразительной стороне (художников трудилось аж пятеро, включая Евгения Куманькова), и невзирая на музыкальную составляющую – довольно вяловатую, хотя один лирический дуэт чрезвычайно хорош. Но сами лирические герои, и молодой Николай Гриценко (молодцеватый гусар Фадеев, писавшийся через Фиту) в том числе, слишком аморфны. А персонажам фарсово-комедийного плана, в первую очередь феерическому Максиму Штрауху в роли того самого папеньки, как-то буквально физически негде развернуться во всю ширь своего дарования. Всё-таки водевили мы в нашей новейшей истории практически разучились играть (это касается и театра, причём даже в первую очередь). Ощущение стиля потеряно, что, наверное, закономерно. Хотя, с другой стороны, имели место и несколько весьма занятных и состоятельных современных образчиков «в поисках жанра» – на ТВ, главным образом.
И создатели их должны были, наверное, благодарить за успех и Игоря Савченко (кстати, на днях грядёт столетие режиссёра «Гармони», «Думы про казака Голоту» и «Тараса Шевченко»). Кажется, первого, кто спустя приличный срок вспомнил о существовании такого слова «водевиль», обратился ко времени его расцвета, попытался оживить традицию. Не в самый вроде бы уместный для этого год. Хотя как посмотреть. Здесь ведь очевидна попытка – не вполне решительная и удавшаяся – реанимировать и такую прежде непременную для водевиля особенность, как его сиюминутность и злободневность. «Утром в газете, вечером в куплете» – это ведь от него пошло выражение.
…Среди персонажей «Аза и Ферта» имеется малопривлекательная фигура некоего Августа Фиша – злостного должника и незадавшегося жениха. Так вот, кто исполнил его роль, причём исполнил весьма выразительно, в экранизации 46-го года – неизвестно. Фамилия актёра, сыгравшего колбасника, просто-напросто отсутствует в титрах.

Александр А. ВИСЛОВ

 
  ©"Литературная газета", 2003;
  при полном или частичном
  использовании материалов "ЛГ"
  ссылка на old.lgz.ru обязательна.  
E-mail web- cайта:web@lgz.ru
Дизайн сервера - Антон Палицын  
Программирование сервера -
Издательский дом "Литературная Газета"