ФорумСамиздат

Поиск по сайту

Архив рубрик:
Архив изданий:
   
Выпуск №50
Главный редактор
Редакция
Золотой запас "ЛГ"
Политика
Общество
Литература
Искусство Телеведение

Свет фресок Дионисия - миру

Клуб 12 стульев
Клуб 206
Книжник
Действующие лица
ЛАД
О газете
Реклама
Распространение
Партнеры
Вакансии
Самиздат "ЛГ"
Фотогалерея "ЛГ"

Чат "ЛГ"

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Академический недуг

России необходим национальный проект по науке. Только в этом случае у неё есть перспектива

Владимир НАКОРЯКОВ, академик, НОВОСИБИРСК

В Думе заканчивается обсуждение закона о науке, после его принятия начнётся обсуждение нового устава академии. В прессе разного уровня эта проблема муссируется и обсуждается. Во всех этих обсуждениях абсолютно игнорируется то обстоятельство, что никакие изменения устава академии не могут привести к трагическим для Академии наук последствиям в смысле зависимости её от государства. Статьи эти в основной степени носят дилетантский характер, так как они написаны людьми, которые сами никогда к науке не прикасались. Кроме того, рассуждая об Академии наук, потере ею самостоятельности и так далее, они даже не удосужились познакомиться с уставами Академии наук, по которым работали Российская академия наук и Академия наук Советского Союза.

Первым документом, по которому работала Российская академия наук, был регламент, составленный ещё при Екатерине II по наказу Петра и принятый в царствование Елизаветы. Этот документ назывался «Регламент Академии наук». В нём содержались основные пункты, которые потом переходили из одного устава в другой вплоть до устава, работающего в настоящее время. Были определены обязанности академии, и сформулированы они уже в 1803 году в Регламенте Академии наук, «как расширять пределы знаний человеческих, распространять просвещение, направлять познание на благо общему, приспособляя к практическому потреблению теорию и полезные следствия опытов и наблюдений». Эти три функции Академии наук так же чётко определены в уставе Санкт-Петербургской академии наук – правопреемнице Академии наук – и так же точно определена была подчинённость Академии наук министру народного просвещения России.
Александр КАРЗАНОВДо революции Академия наук работала по уставу 1836 года, и я позволю себе прокомментировать некоторые очень важные части этого устава. Численность академии в это время была определена в 18 академиков и 20 адъюнктов, между коими полагается некоторое число экстраординарных (полных) академиков. «Все три класса членов Академии составляли академическое собрание или конференцию. Таким образом, тогда уже планировалась не двух-, а даже трёхступенчатая система в академическом сообществе. Рассуждения о том, что член-корреспондент в Российской академии наук был придуман для тех, кто пишет корреспонденции, как это трактуется в некоторых публикациях, абсолютный абсурд. Адъюнктами были молодые члены академии, будущие претенденты на вакансии член-корреспондентов и академиков. Нынешние вакансии с ограничением возраста на вакансии член-корреспондентов моложе пятидесяти лет в терминологии академии 1800-х годов – это адъюнкты.
Известно, что вознаграждение за службу в России определялось по классам и званиям начиная от коллежского регистратора и кончая канцлером, включая классы высшие: действительного тайного советника, тайного советника, государственного советника, действительного статского советника и т.д. Высшими были первые шесть классов. Члены академии определялись с 5-го по 8-й классы. Содержание Академии наук отпускалось из главного казначейства, и расходование средств строго контролировалось. Экстраординарные академики получали жалованье 6 тыс. руб., ординарные –
5 тыс. руб. и адъюнкты – 1 тыс. руб. Адъюнктами были начинающие учёные. Большие или маленькие были это деньги, можно судить по русской литературе. Например, в «Анне Карениной» Стива Облонский как руководитель присутствия получал примерно такое же жалованье.
Президенты академии назначались императором или министром образования. Зачастую это были не люди науки, а администраторы. В разное время президентами академии были граф Разумовский, граф Уваров и т.д. Подчинённость Российской академии наук государству не была обременительна для учёных, так как в содержание научного творчества государство не вмешивалось и доверяло научному сообществу.
После революции Академия наук получила гораздо большую формальную самостоятельность. Задачи академии расширились. Академия наук стала участвовать в разработке перспективных планов развития страны. Академия наук СССР подчинялась Совету министров, но президент Академии наук выбирался общим собранием, как и члены президиума.
После приостановки выборов, до утверждения нового устава, Российская академия наук должна решить для себя множество проблем. В первую очередь государство и академия должны определить её основную роль. Естественно и единственно верно эта роль должна заключаться в главной задаче науки – познании законов природы.
Прогресс, по определению Спенсера, – это рост разнообразия качеств.
В науке разнообразие качеств проявляется в появлении новых терминов и новых слов, которые определяют будущее человечества. Количество этих новых слов растёт с необычайной быстротой. Абсолютно новые, вошедшие в широкое употребление сравнительно недавно слова – «электрон», «позитрон», «квант», «спектр», «резонанс», «фотон», «генетика», «нуклеиновая кислота», «полупроводник» и другие, которые появились в результате теоретических и экспериментальных исследований учёных. Открытия, родившие эти слова, породили электротехнику, квантовую электронику, квантовую оптику, сверхпроводниковые приборы. Они породили целые науки: кибернетику, информатику, синергетику, Интернет. Буквально сегодня в результате исследования кластеров молекул поднялся нанотехнологический бум. Поток этих терминов растёт за счёт напряжённого труда теоретиков и экспериментаторов, не думающих о практических следствиях из их деятельности. Грубо говоря, они удовлетворяют своё любопытство за счёт общества. И без труда этих людей невозможен был бы никакой технический прогресс. Отличие фундаментальной науки от других отраслей деятельности заключается в том, что её нельзя планировать. Если кто-то из членов президиума указал, что надо придумать квант, то он уже нобелевский лауреат.
Полная свобода в фундаментальной науке совершенно необходима. И все нобелевские лауреаты стали лауреатами не за счёт того, что они включились в выполнение каких-то программ, определённых начальством, а по личной инициативе. Свободный выбор научной тематики в пределах выделенных финансовых возможностей был основной прелестью работы в Российской академии наук. Во время, когда я начинал свою научную деятельность, до 1967 года в Академии наук не выполнялись хоздоговоры. Выполнялись отдельные поручения и задания оборонных отраслей, как правило, в сфере теоретического обоснования некоторых элементов больших проектов.

Фундаментальная наука в Академии наук находится сейчас в очень тяжёлом состоянии. Это явилось следствием очень низкого уровня финансирования науки. Два процента от бюджета России составляют в абсолютном выражении сумму, в несколько раз меньшую суммы финансирования науки в Соединённых Штатах.
Будущее для России лежит в поддержке национальной обороны, науки и культуры. И общество должно идти на эти расходы ради будущего.
Совершенно понятно, что все беды России нынешнего времени в том, что у нас отсутствует дальнесрочное государственное планирование. Мы пытаемся заглянуть максимум на три года вперёд. Только сейчас страна, реализуя национальные проекты, начинает осознавать, что мы должны начать думать о будущем. Думать о будущем необходимо, осознавая, что основа будущего – это физическое здоровье нации, это культура, это наука. Только человек и его самосознание, его познание себя и природы самоопределяет нацию как великую.
В советское время внимание руководства страны сосредотачивалось на поддержании величия Советского Союза, которое основывалось на военном могуществе и мощной военной науке. Несмотря на все цензурные ограничения, существенно и сильно поддерживалась наша культура. К сожалению, сейчас этого не происходит, и наши потомки от этого сильно пострадают.
Внутри академии в настоящее время проходят реформы. К сожалению, руководство Академии наук пошло на многочисленные компромиссы и захотело решить свою основную проблему за счёт внутренних ресурсов. Пресловутая денежная реформа предполагала увеличение средней зарплаты до 1000 долларов, и считалось, что этого достаточно для омоложения институтов. Уже сейчас выясняется, что это утопия. В составе академии более 30% пенсионеров, в пенсионном возрасте находятся более половины докторов наук. Банально говорить, что ждать великих открытий при этом невозможно, так как известно, что они делаются в возрасте до 35 лет. Академии наук необходима мудрость академиков, но нужна и активная творческая молодёжь. Нужны рабочие места, необходимо решение пенсионной проблемы. Как она будет решаться, эта проблема, президиум Академии наук как-то ни разу и нигде не ставил этот вопрос. Его несколько раз поднимал министр науки, но реакции в академической среде на это не было. Молодые люди не пойдут работать на оклад в 1000 долларов в Академию наук. За эту сумму нельзя планировать своё жизненное обустройство. Академик России имеет стипендию в размере 17 000 руб., а работник, приходящий в научно-техническую фирму, имеет эту сумму с момента поступления на работу. В парке новых технологий в городе Новосибирске во многих фирмах зарплата среднего звена сотрудников доходит до 3000 долларов в месяц. Отток учёных за границу велик, и не только вследствие личного материального положения, но вследствие того, что материально-техническое обеспечение эксперимента и другой деятельности в России минимально.
В проекте повышения зарплаты предусматривалось повышение её за счёт уменьшения затрат на научное оборудование и материалы. Всякое желание работать исчезает при минимальном знакомстве с тем, как оснащено рабочее место исследователя за рубежом. В этом я убедился из многочисленных контактов с молодыми сотрудниками своего института. Мечта любого выпускника Новосибирского университета – это, поработав в Новосибирском научном центре Сибирского отделения Академии наук, получив глубокие теоретические знания, поняв общие принципы и направления работ, реализовать себя в Соединённых Штатах и Европе, где гораздо больше возможностей для выполнения конкретных работ.

Одним из путей повышения зарплаты руководство академии видело также в разделении финансовых потоков внутри институтов, когда человек, занимающийся договорной контрактной работой, не финансируется из бюджета. Ближайшее соприкосновение с жизнью показало полную абсурдность этого предложения, и, как я понимаю, она уже практически похоронена и в головах её авторов. Абсолютно разумным является путь, предложенный в своё время в одном из проектов Министерства науки, когда группы сотрудников, уже радикально погружённые в инновационную деятельность, выделяются в виде автономной научной структуры.
Автономные научные учреждения должны войти в жизнь как можно скорее, и радует то обстоятельство, что Дума уже в первом чтении приняла проект по автономным научным учреждениям. Мне кажется важным, чтобы на этапе выделения таких организаций из Академии наук предусматривалось небольшое бюджетное финансирование на содержание аппарата из трёх-четырёх человек. Оно должно составлять не более 10% от общего финансирования соответствующего учреждения и находиться под контролем Министерства науки. Это единственно разумный путь внесения ясности в соотношение между долей фундаментальной и хоздоговорной или инновационной деятельности в институтах. Думаю, что в институтах инновационная деятельность не должна превышать 10%, а лучше, если она и вообще будет отсутствовать. Учёный должен быть учёным. Он должен участвовать в конференциях, семинарах и искать своё место в науке так, чтобы, грубо говоря, через некоторое время стать лауреатом Нобелевской премии или подобных.
Всякие полумеры, при которых Академия наук будет продолжать пытаться создавать технологии и готовую продукцию, не даст полезного результата ни фундаментальной науке, ни инновационной деятельности.
Конечно, за это время в Академии наук сформировались такие крупнейшие центры, как Институт катализа СО РАН, Институт ядерной физики СО РАН. Но это особые образования, может быть, им нужно определить особый статус национальных научных центров с сохранением академического ядра и инновационной деятельности. Это вопрос особый. Но большинство академических институтов работает и продолжает получать результаты в основном в области фундаментальной науки, а их инновационная деятельность не вносит определяющего вклада в ту или другую отрасль промышленности, а лишь маскирует и затрудняет их основную деятельность.
Необходимо изменить планирование, отказаться от программно-целевого подхода в академии. Выделять ресурсы на институты, оценивать их работу по количеству публикаций, их цитируемости, количеству членов академии, наличия молодых докторов наук, представительности в международных журналах, активности издательской деятельности и т.д.
Прикладную деятельность необходимо восстанавливать в отраслевых институтах, научных организациях корпораций и автономных учреждениях, в университетах.
Необходимо понять, что развитие науки в высшей школе как воздух необходимо для страны. Любая сфера деятельности оживляется конкуренцией, и здоровая конкуренция между вузовской наукой и наукой Академии наук даст мощный толчок к повышению авторитета и роли российской науки в мире и к появлению новых технологий, основанных на собственных фундаментальных результатах. Глубоко порочны рассуждения о том, что можно пользоваться результатами, полученными в лабораториях других стран, не используя свои ресурсы. Тот, кто немножко знаком с тем, что такое наука, понимает, что это полный абсурд. Можно создать технологии, основанные на общих мировых достижениях, но поддерживать технологии, прогрессировать дальше без собственной мощной фундаментальной науки совершенно невозможно. Это стало ясно на примере Японии, в которой фундаментальная наука финансируется в объёмах, немыслимых для нынешнего состояния Российского государства. Японское правительство, японское сообщество пошли на резкое увеличение доли в бюджете финансирования науки и достигли в области фундаментальных наук абсолютно новых и оригинальных результатов, которые в ближайшем будущем дадут рывок в промышленности Японии. По этому же пути сейчас идёт и Китай.
Кроме повышения финансирования необходимо решение проблемы пенсионеров и привлечения молодых учёных, что упирается в строительство жилья, предоставления ипотечного кредита и массу других вопросов, которые могут быть решены только комплексно и с помощью государства.

Если мы будем убеждать правительство, что мы можем решить все проблемы своим путём, не откажемся от бюрократического метода распределения финансов, по которому члены президиума имеют громадное преимущество, направляя деньги по своим каналам, то эти два года передышки приведут к полной дискредитации Академии наук в глазах научной общественности и потере Академией наук всяких перспектив на будущее.
Одновременно хотелось бы отметить то обстоятельство, что и в настоящее время Российская академия наук занимает достойное место в мировой науке. В Российской академии наук было получено большое число нобелевских премий в области физики, химии, экономики и литературы. Мы имели надежды на получение нобелевских премий в большем количестве, и мешала этому наша недостаточная международная активность. Среди членов Академии наук Сибирского отделения можно назвать фамилии, которые могли бы быть в списке нобелевских лауреатов при благоприятном стечении обстоятельств. Их исследования либо предшествовали, либо проводились параллельно с работами, удостоенными Нобелевской премии. Это работы В. Воеводского, Ю. Молина, Р. Сагдеева в области химии; Д. Кнорре, Р. Салганика в биологии; В. Чеботаева, А. Шалагина, Б. Чирикова, В. Захарова,
А. Поташинского, Н. Покровского и не менее десятка других.
Колоссальный недостаток в деятельности Академии наук сейчас – недостаточное внимание в обеспечении работников академии современной литературой. В советские времена мы имели через полгода выхода в свет переводы всех основных монографий по всем основным специальностям. Магазин «Сибакадемкнига», научные отделы других магазинов были заполнены научной литературой. Издательство «Мир», издательство «Наука» выпускали сборник обзоров по достижениям во всех сферах деятельности. Мощно работали соответствующие издательские комиссии, ВИНИТИ.
Сейчас аспиранты, сотрудники пользуются учебниками советского периода. Новые книги практически не издаются и сразу после издания становятся библиографической редкостью. Удивительное равнодушие к этой проблеме связывают с тем, что всю информацию можно получить в Интернете.
Книга была и остается основным источником для работы, и эта деятельность недооценивается академией. Лишать учёного книги – это лишать его исходного продукта, так же как лишать хлебопекаря зерна.

Наша Академия наук стала пожилой. Она начинает заболевать старческим недугом – склерозом. Для её лечения правительство начало применять хирургические методы. Академия наук должна найти в себе силы и проводить эти хирургические операции сама на себе для скорого излечения. Держась за свои посты до самого позднего возраста, мы оказываем плохую услугу и Академии наук, и будущему страны. Принимая решения сейчас, мы должны понимать, что эти решения должны будут реализовывать последователи. И очень не хотелось, чтобы они вспоминали нас худым словом.
Очевидно, что выборы нового президента, президиумов всех уровней произойдут не ранее, чем через полтора года. Это время прохождения в Думе поправок о науке, разработки нового устава и утверждения устава правительством. Президиум академии ещё более будет походить на Политбюро ЦК КПСС черненковского времени.
Руководство академии загнало её в тупик, настояв на введении в ней должностной системы оплаты вместо финансирования по тарифной сетке. По планам Министерства финансов ставки тарифных сеток будут значительно увеличены в последние годы, и очевидно, что переход на новую систему оплаты не даст никаких полезных результатов. В проекте этого перехода на новую систему нет заботы об основных работниках академии: научных сотрудниках, ведущих научных сотрудниках, главных научных сотрудниках. Полностью выпадает из этой системы группа советников академии, не вписывающихся в новую систему. В состав этой категории работников академии перешли ведущие учёные, отказавшиеся от бюрократических должностей и посвятившие себя науке.
Бюрократизация академии продолжается, и пути оздоровления этой структуры не очень ясны. Совершенно необходим национальный проект по науке – только в этом случае у российской науки есть перспектива.

Обсудить на форуме

 
  ©"Литературная газета", 2003;
  при полном или частичном
  использовании материалов "ЛГ"
  ссылка на old.lgz.ru обязательна.  
E-mail web- cайта:web@lgz.ru
Дизайн сервера - Антон Палицын  
Программирование сервера -
Издательский дом "Литературная Газета"