(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Дискуссия

Неодолимая матрица

ВЕХИ-2009

Как нашей стране встать на путь динамичного устойчивого развития в XXI веке? Вот что для мыслящей части российского общества является ныне самой большой проблемой.

Одни говорят о том, что Россию выведет на путь эффективного развития новая современная идеология, другие по-прежнему настроены категорически против любых идеологем.

Но хотим мы или нет, в стране существует, условно говоря, правящая партия, идеология которой называется либеральным консерватизмом. Она явно и неявно пропагандируется всеми подконтрольными власти органами СМИ. Можно больше сказать: вся атмосфера духовной жизни плотно пропитывается либерально-консервативным строем мышления как единственно правильным.

Проблема в том, что многочисленная либерально-консервативная команда защищает и пропагандирует в основном саму идею. Как говорится, мечтать не вредно. Но идея до конца не осмыслена, поэтому с самых первых шагов её реализации в государстве складывается какая-то не очень понятная ситуация.

На месте падшего социализма вознесётся новый?; Георгий ЗЕЛЬМАВ. Толстых пишет в своей статье «Вехи-2009» («ЛГ», № 1), что «это общество «заказывает» тот или иной тип государственности и является началом и фактором базисным и первичным». Но это с какой стороны посмотреть. К примеру, общество решило выбрать себе в конце 80-х новую модель государства взамен старого, советского, а что получилось? В конце концов инстинкт самосохранения российской цивилизации и общества сработал. И в стране с целью не допустить нового и теперь уже точно последнего распада начинается энергичная сборка новой формы государства согласно «матрице» российской государственности. Матрица остаётся неизменной, история не может её переделать.

Могла ли Россия стать капиталистической страной с буржуазией у власти, с реальной властью у парламента? Одним словом, получить то, что называется всё вместе проектом «Модерн»? Нет. Может ли сегодня Россия реализовать проект «Модерн» и стать нормальной капиталистической страной? Нет. Поэтому либерал-консерватизм и востребован как идея.

Идея либерально-консервативного государства сегодня актуальна, но она должна быть переосмыслена применительно к первым десятилетиям XXI века. В чём актуальность этой идеи?

Речь действительно идёт о централизованной государственной власти с авторитарными чертами. Такое государство можно назвать империей, причём без всяких отрицательных оттенков, вполне нейтрально. Главные его черты – это прежде всего суперпрезидентская республика, когда определение основных направлений внешней и внутренней политики страны, согласно Конституции, есть исключительная прерогатива президента.

Авторитарное правление предполагает весьма жёсткие ограничения в политической жизни. Конечно, и в этих условиях нужно бороться за места депутатов, но Госдума имеет весьма незначительный объём полномочий. Причём и 100 лет назад, и сейчас их объём примерно одинаковый. Так что здесь не должно быть никаких иллюзий.

Далее. Авторитарное правление – это раздаточный тип экономики со встроенными элементами рыночной экономики. Тип, позволяющий жёстко контролировать состояние производства, объёмы инвестиций и, следовательно, уровни экономического развития – как Центра, так и регионов – и многое другое.

Но в жизни при этом складывается другая ситуация, которая, в общем-то, губит либерально-консервативную идею. Если она и реализуется, то помимо осознанного стремления к ней. Стратегически выверенных целей у правящей элиты и бюрократии сегодня нет, и неизвестно, будут ли они вообще. Но количество чиновников растёт невиданными даже для России темпами. Теперь уже на пороге самостоятельной жизни школьники мечтают стать чиновниками. И мало кто уже мечтает быть предпринимателем и открыть своё дело. Это мечта оказалась не для нынешней России.

Государство вопреки смыслу самой идеи бросило народ вместе с мелким и средним бизнесом, и народ отвечает ему тем же. Если государство снимает с себя заботу о благополучии своих граждан, если каждый сам за себя, то и гражданам такое государство тоже не нужно.

Правда, в условиях кризиса государство вынуждено как-то вернуться в те или иные сферы жизни общества. Но власть предупреждает: это временное явление.

Это что угодно, только не либерально-консервативное государство!

Что делать интеллигенции в этой непонятной реальности? Надо признать, её, интеллигенцию, почти не видно и не слышно. Те, кого причисляют к ней, не хотят ею быть, не хотят думать, переживать за других, испытывать душевную боль и живое сострадание. Снова и снова вспоминаются слова Сергея Аверинцева, сказавшего, что после перестроечных перемен счёт настоящих интеллигентов пошёл на единицы.

Что делают те, кого хотелось бы зачислить в разряд интеллигенции? Ведут себя в точном согласии с заветами «Вех». Помогают власти, охотно продают свои услуги на рынке, в лучшем случае – занимаются самоусовершенствованием. В художественной сфере самовыражение интеллигенции не знает нравственных пределов. Дозволено всё, кроме стремления формировать и возвышать человека. Кажется, уже никто сегодня не протестует против того, что миллионы смотрящих отечественные телеканалы отучаются отличать добро от зла, возвышенное – от низкого, рациональность – от цинизма… Всё смешано в одну постмодернистскую кучу. А уж про эксплуатацию низменных инстинктов, чувств и говорить не хочется.

За что сражается сегодня либеральная интеллигенция? Радикал-либералы против неотрадиционалистского государства, они любят рассуждать на тему преодоления авторитарных тенденций. Традиционные державные основы Российского государства – это несомненное зло, и весь вопрос в том, как от них избавиться.

Сколько ни говорят радикальным либералам, что от державных основ невозможно избавиться в обозримой перспективе, они всё равно требуют европейской демократии, мечтают о парламентской республике. Только ничего хорошего от этой перспективы для страны не будет. Без европейского капитализма не может быть европейской парламентской республики. В России возможен зависимый, полуколониальный капитализм. Недаром до сих пор популярны в либеральной среде идеи внешнего управления для страны, с тем чтобы построить в ней правильный капитализм. И многие либералы искренне в это верят.

Нынешняя власть постоянно говорит, что новая Россия желает подружиться с Европой, что мы хотим в Европу, что мы часть Европы, что у нас с Европой общие европейские ценности.

Но эти ценности включают в себя не только либеральные, но и социалистические принципы.

Знает ли власть, что история европейской мысли – это борьба либеральных и социалистических идей в течение последних столетий? Борьба, которая становилась всё более конструктивной и полезной для общества? Знает ли власть, что в половине стран Европы социал-демократы, социалисты находятся у власти? Что, несмотря на все проблемы, в Западной Европе создано социальное государство? Что оно трансформируется сегодня в государство, вкладывающее огромные инвестиции в человеческий капитал?

Конечно, вряд кто осмелится назвать сегодняшнюю Европу социалистической, но это уже особая проблема. У нас же сегодня отстаивание идей социализма выдаётся за фанатизм, за ностальгию, за отсутствие у человека разума и мудрости.

Впрочем, в нашей Конституции записано, что Россия является социальным государством, но с таким социальным государством, как сегодня, мы никуда не двинемся.

Сегодня во всём мире популярна левая идея, которая ставит на первое место не доходы олигархов и не защиту их государством, а социальную защиту граждан, создание социально достойной жизни для каждого человека, создание общества социальной справедливости.

Наше же государство желает быть арбитром между левыми и правыми и вновь воспроизводит линию лавирования, какой некогда придерживался Керенский или Горбачёв. Но лавирование может быть только тактическим, а не стратегическим.

Вот в чём проблема. Быть или не быть социальным потрясениям в стране, зависит от того, как верховная власть сумеет соединить на практике либеральную идею свободы и социальную идею справедливости.

Идеологически этот вопрос не решён. Можно, конечно, идти ощупью – делать ошибки и бродить по лабиринтам и тупикам, но время не то! Каждая минута дорога, если учесть превращение США в высокоразвитое информационное общество, которое обуревает стремление к мировому господству.

Российское общество заинтересовано в динамичной эволюции и ускоренной модернизации. Но для этого нужны мощная стратегия и политическая воля. Нужна новая социалистическая перспектива для страны. Формирующийся у нас зависимый отсталый, почти колониальный капитализм не ведёт к возникновению солидарного общества, вызывает глубокое отчуждение основной массы населения от государства, от власти.

Что дальше?

Российская интеллигенция – потенциально мощный и очень значимый для жизни страны социальный слой. Её сегодня нередко и не без основания называют политическим классом.

Интеллигенция может вписаться окончательно в либерально-консервативную модель государства и общества, занять своё место в складывающейся новой сословной иерархии. Обзавестись собственностью, получить гарантии от государства взамен на лояльность, обрести свободу во всём, кроме претензий на власть. В результате впасть окончательно в высокомерие и эгоизм, равнодушие к вопросам политики и общественного строительства.

Но есть и другой путь. Российская история в который раз вновь начинает искать баланс между самовластными устремлениями государства и существующими в обществе представлениями о роли государства как носителе идеи общего блага, обязанного претворять в жизнь исторически сложившиеся представления о нравственности, праве, социальной справедливости. Вот здесь большую роль вновь должна играть интеллигенция как публичная, более того, гражданская совесть, как духовно-нравственное ядро российского общества и народа.

«Русская (российская) интеллигенция» – это граждане в точном смысле этого слова, наиболее просвещённый и ответственный слой общества. Суть гражданской позиции – это не просто участие в разговорах о судьбах Российского государства, а законное право на участие в выработке целей развития государства, практической работе по их реализации. В контроле над деятельностью государственных чиновников. Люди у власти нигде в мире от своей власти не отказываются и свои политические ошибки признают крайне неохотно. Конечно, гражданское общество не спасает ни от эксплуатации, ни от бедности, поскольку формальное равенство перед законом не имеет прямого отношения к проблеме социальной справедливости. Чтобы принятые законы выполнялись гражданами России, они должны быть справедливыми по своему существу. И это – давняя позиция русских философов и учёных. Но сегодня у нас справедливость и закон – понятия почти не пересекающиеся.

Ускоренная модернизация страны – это вновь обращение к левым идеям, к идее нового социализма. В её основе вновь будет лежать строго продуманная идея общего блага. Экономика есть средство решения социальных, в том числе демографических, проблем, а не наоборот. Главным выразителем идеи общего блага и главным субъектом её реализации рано или поздно вновь станет государство, высшая власть, если страна и далее желает существовать в истории. Интеллигенция должна донести и до власти, и до народа подлинный смысл идеи нового социализма.

Капитализм как мировая экономическая система в её нынешней форме исторически себя изжил. Новый социализм должен противопоставить перспективу развития единого сообщества Европы и России. При этом новый социализм вовсе не отрицает европейских либеральных ценностей – свободы, индивидуальной самостоятельности и ответственности личности.

Современный интеллектуальный социализм утверждает, что борьба за социализм – это борьба за знания, культуру, образование, за человеческую духовность и гуманистические ценности. Сюда переместился основной фокус в борьбе за социализм. Речь должна идти о становлении современного образованного человека, о способах выработки им мотивации к овладению и использованию научного знания, культуры как совокупного исторического опыта своей страны и человечества в целом.

Вот что становится сегодня великой исторической целью нового социализма.

Владимир ШЕВЧЕНКО, доктор философских наук

Обсудить на форуме

Рубрику ведёт доктор философских наук Валентин ТОЛСТЫХ

Статья опубликована :

№43 (6247) (2009-10-21)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,7
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:
26.10.2009 11:34:25 - Марина Алексеевна Тихонова пишет:

Кто ты, господин интеллигент: прослойка, или прокладка?

Обязанность интеллигенции на данном этапе, разорвать формулу соития : жизни -денег, денег- власти, власти и интеллигенции. Оторваться, наконец , от срамного места власти, утереться, умыться, и повернуть Лицо. Умереть как прокладка - превратиться в прослойку - связать людей в общество, и напрямую питать народ жизнью.

24.10.2009 21:06:43 - Владимир Павлович Козырьков пишет:

В защиту гениальности Маркса

На форуме Austin Hunter 24 октября 2009 г., в 10:40 написал по поводу статьи В. Шевченко: «Доводя до предельной лаконичности и ясности рассуждения автора, можно сказать, что и НАСТОЯЩАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ. В этом состоит главный и самый сильный удар автора статьи по выводам "веховцев". Просто, как все гениальное». Мне просто хочется заметить, что эта мысль не нова. Она стара как сам марксизм. И для тех, кто читал работы Маркса, особенно его «Экономические рукописи 1857 – 1859 гг.», она является одной из главных в оценке Маркса общих закономерностей становления коммунистической формации. Я бы не стал на это указывать, если не то обстоятельство, что данная мысль мной была изложена в предыдущем номере «Литературке» в моем комментарии к статье «Разрушительный слой». В частности, я писал: «ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ – ЭТО ТОТ СОЦИАЛЬНЫЙ СЛОЙ, КОТОРЫЙ ВОЗМОЖЕН ЛИШЬ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛИЗМА. Поэтому интеллигенция невозможна в капиталистическом общества. Она просто там не нужна. Следовательно, она должна быть изжита как бесполезный социальный слой. Интеллигенция в условиях капитализма имеет классовый характер и не имеет самостоятельного характера как особая социальная группа. Она является частью каждого из классов. Только при социализме, когда стираются классовые различия, интеллигенция становится той социальной силой, которая выражает результат этой социальной интеграции. Этим объясняется массовый характер советской интеллигенции и ее особое, привилегированное положение. Этим же объясняется то, что интеллигенция стала главным объектом социальной борьбы, объектом нападения для новых социальных групп, объявивших себя новой социальной элитой. Интеллигенция стала наиболее опасным для этой элиты слоем. Опасным тем, что интеллигенция понимает то, что происходит в обществе и дает свои оценки, которые все чаще расходятся с оценками новой элиты». (См.: http://old.lgz.ru/article/10453/ ) Как видите, я утверждал боле подробно то, что автор форума приписывает В. Шевченко. Однако для тех, кто знает работы Маркса, все мои суждения выглядели вторичными, навеянными идеями Маркса. Так, кто же не знает идей Маркса о «всеобщем интеллекте», о «превращении науки в непосредственную производительную силу», о «развитии свободной индивидуальности» и др. идеи, давно ставшими частью многих современных социальных теорий, которые, правда, часто не называют Маркса в качестве своего отца-основателя. Ясно, что все эти идеи реализуемы лишь тогда, когда в новом обществе возникнет мощный и самостоятельный слой интеллигенции. Если эти идеи и гениальны, как пишет участник форума, то только в изложении самого Маркса, а не В. Шевченко.

24.10.2009 08:59:31 - Марина Алексеевна Тихонова пишет:

Всепоглощающая матрица

"Война и мир" (Л. Толстой). Пока в обществе существует формула меньшинства : соитие - жизни и денег, денег и власти, власти и интеллигенции, мы будем жить по принципу -"Война- это мир. Свобода- это рабство. Незнание- сила." (Дж. Оруэлл).

22.10.2009 19:13:13 - Игорь Оськин пишет:

Надо надеяться на Китай

Поддерживаю вывод автора: надо строить социализм. В советскую эпоху многие народы мира смотрели с надеждой на страну социализма Великую Россию. Теперь нам вместе с другими народами надо смотреть на надежду человечества Китай. Им повезло: у них был Ден Сяопин, а у нас Хлестаков, Ноздрев и Чичиков.

22.10.2009 12:34:20 - Владимир Павлович Козырьков пишет:

Всему свое время

Со многими высказываниями автора я согласен, но некоторые высказывания вызывают желание возразить или как-то прокомментировать. Что я и делаю. 1. Наконец-то названа идеология, которую исповедует современная власть, – либеральный консерватизм. Нечто подобное, как известно, пропагандировали за рубежом П. Струве и С. Франк. Не скрою, что мне уже приходилось обращаться к анализу творчества С.Л. Франка (См., например: Козырьков В. П. Философия в России: Уч. пособие. Гл.: "Семен Людвигович Франк (1877 - 1950)". Кемерово: Изд-во Кем ГУ, 1994. С. С. 105-141), но потом этот интерес как-то промпал. Поэтому для меня стало очень интересно, как это вдруг идеи С. Франка воскресли и стали провозглашаться в качестве государственной идеологии. Правда, немного погодя, мне стало казаться, что я зря так воодушевился и стал лихорадочно искать свою старую статью. Видимо, либеральный консерватизм в современной России возникло из двух заявлений, которые сделали наши политические лидеры. В. Путин заявил, что наше государство было и остается либеральным, несмотря на мировой кризис (см.: http://www.vesti.ru/doc.html?id=315853). Партийные функционеры ЕР стали утверждать, что их идеология – консерватизм (см. об этом: http://www.ng.ru/politics/2008-08-15/3_edro.html ; http://www.molgvardia.ru/nextday/2009/02/02/4186 ). Автор рассматриваемой статьи соединил эти утверждения воедино и получился минотавр – либеральный консерватизм. Поскольку слово премьера важнее, оно поставлено на первое место. А если бы он стал настаивать на консерватизме? Получился бы консервативный либерализм? Возможно, что это звучит даже лучше, так как второй десяток лет консервируется именно либерализм, а консерватизм никак не либерализуется. Так что зря, видимо, я вспомнил С. Франка. Его идеи вряд ли применимы к анализу современной ситуации. К тому же одна из частей политической верхушки проповедует идеи социальной справедливости и ратует за новый социализм. Этот список, если обратиться к политической верхушке всей России, будет дополнен всеми идеологическими конструкциями, на которые только способна современная политическая элита. В результате получается такой идеологический монстр, что С. Франк отдыхает. Это ему приходилось очень осторожно и тонко излагать свое учение, чтобы не быть обвиненным в эклектичности и натяжках. Но современных теоретиков такой конфуз не беспокоит. Более того: чем круче замешан идеологический коктейль, тем больше у него шансов на привлечение внимания широкой публики. Такова нынешняя духовная атмосфера, создаваемая СМИ и политтехнологами. Так что извините, Семен Людвигович. Впрочем, как только автор переходит к оценке реальной политики, так делает вывод: «Это что угодно, только не либерально-консервативное государство!» Вот именно: наше государство называется просто: «Что угодно?». 2. Еще один сюжет статьи, на который стоило бы обратить внимание. Все уже поняли давно, что новое государство в 1993 году создавалось наспех и не для того, чтобы строить новое общество, а чтобы не было возврата к советскому государству. И вот уже полтора десятка лет российское общество трансформируется таким образом, чтобы его убедить о невозможности реинкарнации советской власти. Пока что с этой задачей российское государство справлялось. Но на большее, то есть на формирование общества нового типа, оно не способно. «Диктатура закона», о которой нам было сказано в начале 2000-х, это диктатура новой социальной элиты, для защиты и развития которой тратятся все усилия и ресурсы существующего государства. Ресурсы, которые достались от советского общества, и ресурсы, которые недополучают современные российские граждане путем африканского уровня зарплат, нищенских пенсий. Новый класс оказался очень прожорливым ребенком и для своего роста требует все новых ресурсов. В период своих детских болезней, типа современного кризиса, он требует отдать все, иначе грозит погибелью. Но бюрократия не хочет его гибели, так как она питается из того же источника. Поэтому в ближайшие годы рабочему нужно сверлить все новые дырки в ремнях и заглядывать преданно в рот хозяину, чтобы тебя не выбросили на улицу. Что касается интеллигенции, то она давно уже расслоилась и не представляет собой какой-либо самостоятельной социальной и политической силы. Впрочем, она не была единой и в советское время. Но в этой связи я не понял точки зрения автора: есть у нас интеллигенция или ее, бедной, нет? Автор высказывает два противоположных тезиса. А) «Что делать интеллигенции в этой непонятной реальности? Надо признать, её, интеллигенцию, почти не видно и не слышно. Те, кого причисляют к ней, не хотят ею быть, не хотят думать, переживать за других, испытывать душевную боль и живое сострадание. Снова и снова вспоминаются слова Сергея Аверинцева, сказавшего, что после перестроечных перемен счёт настоящих интеллигентов пошёл на единицы». Б) «Российская интеллигенция – потенциально мощный и очень значимый для жизни страны социальный слой. Её сегодня нередко и не без основания называют политическим классом. Интеллигенция может вписаться окончательно в либерально-консервативную модель государства и общества, занять своё место в складывающейся новой сословной иерархии. Обзавестись собственностью, получить гарантии от государства взамен на лояльность, обрести свободу во всём, кроме претензий на власть. В результате впасть окончательно в высокомерие и эгоизм, равнодушие к вопросам политики и общественного строительства». В первом тезисе интеллигенция пропадает, во втором она воскресает, но в либерально-консервативном величии. Но останется ли она тогда интеллигенцией, если впадает в «высокомерие и эгоизм, равнодушие к вопросам политики и общественного строительства». Это уже будет не интеллигенция. а часть новой социальной и политической элиты, или господствующего класса, как это было принято говорить в старое время. В «Литературке можно найти не одного автора, кто доказывает, что интеллигенция даже стали главным рекрутером в формировании класса предпринимателей и политиков новой волны (я уже этот факт отмечал. См.: http://old.lgz.ru/article/10453/ ). Что же предлагает автор статьи? Он предлагает, чтобы интеллигенция, число которой стремится к нулю, строила новый социализм. Излагается это таким образом: «новый социализм вовсе не отрицает европейских либеральных ценностей – свободы, индивидуальной самостоятельности и ответственности личности»… «Современный интеллектуальный социализм утверждает, что борьба за социализм – это борьба за знания, культуру, образование, за человеческую духовность и гуманистические ценности». Таков вот новый социализм, носителем идей которого и строителем объявляется интеллигенция. Которой нет. Ну что же, давайте, хотя в стенах «Литературки», выстроим такой социализм. Советский социализм раньше называли социализмом для бедных в отдельно взятой стране, теперь будет социализм для бедных интеллигентов в отдельной взятой газете. 3. Автор утверждает: «Быть или не быть социальным потрясениям в стране, зависит от того, как верховная власть сумеет соединить на практике либеральную идею свободы и социальную идею справедливости». Соединить, конечно, можно, и соединять идеи сейчас научились очень лихо, но ведь от этого перезревшие социальные проблемы не решатся и уровень жизни не поднимется. К тому же характер соединения идей зависит не от воли верховной власти, а от соотношения политических и общественных сил в стране. Идеи лишь выражают то, что происходит реально в самой жизни, отражают и выражают отношения людей в их головах. Пора просвещенного абсолютизма дано канула в лету и не оставила глубокого следа в истории. И мне бы не хотелось вспоминать 90-у годы, когда некоторые молодые политики носились с идеей восстановления монархии во главе с «царем Борисом». Однако просвещенный абсолютизм, как известно, выполнял совсем другую роль: во всех европейских странах он стал политической формой становления капитализма. Похоже, нам тоже не избежать этой участи, но в какой новой форме будет этот абсолютизм власти, – это решит история. Но без этого новый российский капитализм не встанет на ноги. Пока что он не обрел атрибут прямохождения, как это принято для всех человекообразных. И чем жестче будет действовать власть в этом направлении, тем сильнее будет интеллигенция с помощью заклинаний вызывать призрак социализма. Но вряд ли новый социализм можно построить с помощью интеллигенции. Как это некогда утверждали неомарксисты в 60-70-х годы ХХ века. К тому же европейская политическая элита научилась расправляться с призраком 1968 года, противопоставив ему различные «цветные революции» и локальные войны с целью защиты прав человека. Вот такая вот «неодолимая матрица», которая вырастает теперь и в России. Но всему свое время.


Владимир ШЕВЧЕНКО


Выпуски:
(за этот год)