(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Совместный проект Подмосковье

Книжные новости

Игорь Мишин. Ирония времени: Рассказы и повести. – М.: Советский писатель, 2009. – 280 с.

Автор книги – руководитель одного из литературных объединений города Химки. Переменил несколько профессий, в том числе служил в органах внутренних дел. Именно этот период жизни дал Игорю Мишину возможность написать «Иронию времени». Конечно, любой писатель может писать на милицейские темы, но в том ракурсе, в каком смотрит на них Игорь Мишин, личный опыт, пожалуй, незаменим. Потому что… Впрочем, лучше послушаем самого автора: «Я не любитель писать детективы. Не спорю, занимательно следить за играми воров и законников, однако претит жанровая заданность детектива… Кроме того, лучше Фёдора Михайловича детектива ещё никто не сочинил, а писать хуже – не по мне. И потому мой интерес – постовые, опера, следователи, прокуроры, судьи, где каждый на своём месте делает своё дело. Как делает – другой вопрос, а моя задача писателя – посмотреть на их дела с пониманием, сочувствием, иронией, любовью, словом – изнутри. Мне кажется, это стоит не одного полновесного детектива».

Игорь Мишин чётко обозначает эпоху, внутри которой происходят события, – 1970–1980-е годы. Он определяет их как время, когда за отказ дать закурить не били по физиономии. Но использует не только светлые краски; книга начинается с описания мучительной процедуры покупки бутылки водки, когда винный магазин открывался в одиннадцать часов утра, а спиртным начинали торговать с двух часов дня. Признаться, на этом слове я споткнулся: мне помнится, что с часу. Но, может быть, дело в том, что мне не приходилось совершать эти процедуры там, где они происходят в книге. А Игорь Мишин сразу же называет место действия – районный городок Хиким рядом с областным центром Квамос.


Алла Белова. И снова к подножию шагнуть: Повесть о детском доме. – Свердловск – Москва – Реутов, 2009. – 648 с.

Не случайно местом издания книги указаны три города. В Свердловске находился детдом, о котором идёт рассказ, и автор намеренно употребляет тог­­дашнее, а не нынешнее его название. В Москве она училась. В Реутове – живёт. Об ужасах советских казённых домов написано предостаточно. Пора выслушать и другую сторону. Тем более, что Алле Беловой, подобно иным литераторам из числа разоблачителей, не было нужды «ездить – собирать материал», она сама всё испытала – книга автобиографична. Писательница делится воспоминаниями о детдоме военного и послевоенного времени, о самых тяжёлых годах. Но это был Дом. Горло перехватывает, когда читаешь документы – письма вчерашних детдомовцев с фронта и письма ребят на фронт. Тогда 11–14-летние дети работали на оборону, в мастерских выполняли военные заказы. Ежегодно по 30–60 ребят 12–14 лет посылались в ремесленное училище оборонного завода для пополнения рабочих рядов.

Драматична каждая глава этой уди­вительной книги. Но особенно хотелось бы выделить рассказ о марте 1953 года. Министр просвещения РСФСР П. Каиров издал приказ, коим предписывалось изгнать из детдомов «переростков», т.е. тех, кому уже исполнилось 14 лет. Их было немного. В мас­се своей из детдома уходили в самостоятельную жизнь после окончания семилетки. Но были такие, кто рвался учиться дальше. В том детдоме, который описывает Алла Белова, их было пятеро, она в том числе. Ей, отличнице, не дали окончить 9-й класс. Приказ не касался двоечников-второгодников, не успевших одолеть семилетку к своему 14-летию. Горячо любимый воспитанниками директор дет­дома был бессилен перед вы­шестоящими инстанциями…

Алла Белова прослеживает судь­бы своих товарищей, ко­торые получили в детдоме от за­мечательных учителей прекрасную нравственную под­готовку. Они состоялись в жизни, преодолев все трудности. А ведь их «старт» был невероятно тяжёлым – ни родителей, ни своего угла, ни накоплений, ни имущества. В книге 77 страниц занимают «Комментарии и приложения», документально подтверждающие приведённые в ней факты общественно-политической жизни. Так что не случайно при первом её обсуждении в Екатеринбургском отделении Союза писателей России жанр книги был определён как документально-художественный роман-эпопея. Очень бы хотелось, чтобы «И снова к подножию шагнуть» прочли те, кто должен отвечать за судьбы нынешних российских беспризорников, ко­торых сейчас больше, чем во время войны.

Пётр Пришвин. Передо мной часто встаёт образ отца: Воспоминания о М.М. Пришвине. – М., 2009. – 348 с.: ил.

Книга вышла к 100-летию со дня рождения Петра Пришвина (1909–1987). Младший сын знаменитого писателя был зоотехником, много лет проработал в Московской области – в зверосовхозе «Пушкинский», в Заболотском охотхозяйстве. Это у него было, несомненно, от отца – любовь к животным, страсть к охоте. Сызмальства он сопровождал писателя в странствиях по лесам и болотам, в больших и малых путешествиях. Его книга – это комментарий, как говорится, из первых рук, к произведениям нашего классика. Он подробно рассказывает об истории написания того или иного рассказа, отмечает, что было записано его отцом протокольно-точно, где писатель дал волю фантазии.

Разумеется, труд Пришвина-сына этим не ограничивается. В книге множество интересных подробностей о жизни семьи в Талдоме и затем в Сергиевом Посаде (Загорске) в 1920–1930-х годах и о встречах с разными людьми. Пришвин к тому времени был уже знаменитым, и знакомства с ним искали даже важные шишки, например, приснопамятный Стеклов, редактор «Известий»; для людей пришвинского поколения и пришвинского склада он был, конечно, тем самым одиозным Нахамкесом, сыгравшим столь важную и неприглядную роль в петроградских событиях 1917-го. Но для нас интересней встречи другого рода. «В Загорске, – пишет Пётр Пришвин, – у отца возникла мысль организовать при музее в Лавре литературный кружок для молодёжи. Он ухватился за эту мысль и стал претворять её в жизнь – мобилизовал местных писателей и художников, приглашал также многих литераторов и художников из Москвы. Многие члены литкружка впоследствии стали профессионально работать в литературе, как, например, Виктор Боков: он долгое время посещал наш дом и позднее регулярно встречался с отцом и советовался по вопросам литературной работы…»

Большую ценность представляют рассказы о встречах М. Пришвина с С. Есениным, С. Клычковым, Р. Ивановым-Разумником и другими писателями.

А для широкого читателя – приметы времени. Например, сообщение одной германской газеты в 1920 году: «Недавно в центре города Дорогобужа писатель М.М. Пришвин был разорван и съеден медведем». Или описание Талдома начала 1920-х годов: «Город тогда являл собой огромный обувной базар, где оптом закупались большие партии обуви, развозившиеся затем во все уголки нашей страны и за границу».

Подготовил Федот СМУРОВ

Статья опубликована :

№44 (6248) (2009-10-28)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Федот СМУРОВ


Выпуски:
(за этот год)