(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Новейшая история

Когда не скудеет рука дающего

МУЗЫ И СЕЙФЫ

«Литературная газета» продолжает разговор о взаимоотношениях культуры с властью, меценатами, спонсорами. Сегодня наш собеседник – директор Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай БУРОВ.

Николай Витальевич, сейчас музейный комплекс «Исаакиевский собор» называют музеем-памятником четырёх соборов. Чем было вызвано подобное объединение?

– Прошу меня простить, но я буду говорить об Исаакиевском соборе как о живом существе, поскольку он таковым для меня является. Как известно, раньше Исаакиевский собор был одной из составных частей Музея истории города. Но он нашёл в себе силы и волю выделиться в самостоятельное музейное учреждение. И из музея шестой категории превратился в музей категории первой.

ИТАР-ТАССВ это время как раз решалась судьба храма Воскресения Христова – Спаса на Крови. У него была самая нерадостная судьба: несколько раз пытались снести, взорвать, поскольку храм всё время мешал то неким знатокам нового искусства, то прокладчикам новых дорог, то властям… К нашему общему счастью, тогда директором Исаакиевского собора был Георгий Петрович Бутиков, светлая ему память, который нашёл в себе мужество и силы взвалить на свои плечи разрушающийся Спас на Крови. По сути, он спас его.

Подобным же образом был присоединён и Сампсониевский собор – единственный памятник анненского барокко в Петербурге. Собор сей не только памятник храмового искусства, но и памятник Воинской славы. Таким образом, в состав музея-памятника вошли уже три храма – Исаакиевский и Сампсониевский соборы и храм Воскресения Христова.

Потом к ним присоединился четвёртый брат блистательного «Соборного кольца» – Воскресенский Смольный собор. Тогда Смольный собор пережил падение креста с главного купола. Мне кажется, это было знамением, которое заставило обратить всеобщее внимание на состояние бесценного собора и памятника архитектуры. Объединение придаёт каждому собору новые силы для жизни.

В этом году к 300-летию Полтавской битвы, например, был полностью восстановлен уникальный комплекс Сампсониевского собора. Ни в одном храме Санкт-Петербурга больше нет такого исторически сохранившегося пятиярусного иконостаса ХVIII века.

Приятно слышать о созидателях и созидании, в то время когда больше говорят о разрушении и разрушителях. Но на какие средства вы осуществляете свои проекты?

– Могу уверенно сказать, что мы являемся единственным музейным комплексом в России, может быть, даже Европы и мира, который в течение более двух десятилетий формирует свой бюджет из поступлений от музейной деятельности. Человек, приходящий в музей, желает получить экскурсионное обслуживание и соответственно оплачивает услуги, которые мы ему предоставляем. Из этих денег и складывается наш бюджет.

То есть вы ничего не получаете ни из федерального, ни из городского бюджетов?

– Из федерального бюджета давно не было никаких поступлений. Не предвидятся они и в будущем. Нет целевого финансирования и из городского бюджета. Исключение составляет текущий год, когда на празднование 300-летия Полтавской битвы и Сампсониевского собора нам были выделены средства, на 80 процентов покрывшие расходы на организацию юбилейных мероприятий. Всё остальное – реставрация, обслуживание, заработная плата сотрудников, коммунальные платежи, охрана, налоги и многое другое – мы делаем на деньги, которые зарабатываем… И при этом ещё платим из них налоги.

Если в следующем году нам удастся получить какие-либо средства от федеральных или городских властей на реставрационные работы, будем признательны. На всё же остальное будем зарабатывать сами. На мой взгляд, поскольку мы являемся государственным учреждением культуры, было бы справедливым вернуть нам в виде прямых субсидий те суммы, которые мы передаём в бюджеты в виде прямых налогов.

А они велики?

– До 60 миллионов рублей в год. Для нас это было бы ощутимой помощью.

Для такого музея очень важны отношения с Православной церковью…

– Самое главное сделали мои предшественники на этом посту – установили доверительные взаимоотношения с Русской православной церковью. Неверующий Георгий Петрович Бутиков, верующий Николай Викторович Нагорский нашли способ взаимодействия с Церковью. Это не компромисс, который предполагает всё-таки некий внутренний спор, – это именно плодотворное сотрудничество. По договору, который существует между Государственным музеем-памятником «Исаакиевский собор» и Санкт-Петербургской епархией, определено более четырёх архиерейских богослужений в год, которые проходят в общем пространстве Исаакиевского собора. Эти службы совершает митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир. В этом году две службы в Исаакиевском соборе отслужил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. В выходные дни в приделе Святого благоверного великого князя Александра Невского совершаются еженедельные богослужения.

На колокольне Исаакиевского собора не сохранились исторические колокола, их сняли в 20-е годы прошлого века. И тем не менее силами музея для Патриаршего богослужения мы сделали звуковую электронную имитацию колокольного звона, чтобы жители нашего города и гости могли представить, как эти колокола когда-то звучали. Потрясённые люди долго стояли на улице, слушая эти звуки, исходящие буквально с неба.

Каждое богослужение в Исаакиевском соборе требует большой подготовительной работы и больших финансовых затрат. Но мы никогда даже не помышляли что-нибудь просить у епархии. В храме Спаса на Крови за всё время совершалось несколько архиерейских богослужений. Убранство этого храма не терпит открытого огня и дыма. Есть, конечно, энтузиасты, которые настаивают на том, чтобы здесь были постоянные богослужения. Но сейчас мы на это пойти не можем, поскольку такое решение потребует серьёзных финансовых расходов и повлечёт угрозу внутреннего разрушения храма.

В этом году мы помянули первую жертву политического террора в России – государя-императора Александра II. В присутствии его правнука митрополит Владимир совершил заупокойную службу. С владыкой мы договорились, что ежегодно 13 марта будем особо вспоминать этот трагический день.

Постоянные богослужения у нас ведутся в Сампсониевском храме, после 80-летнего перерыва был отслужен торжественный молебен в Смольном соборе. Мы постараемся, чтобы Смольный собор действовал и как концертно-выставочный комплекс и развивался как духовный центр студенческого сообщества в нашем городе.

Кстати, не беспокоит вас возможное соседство Смольного собора с башней Газпром-сити, которая взволновала весь город?

– Честно скажу: меня подобное соседство не беспокоит. Город должен расти и развиваться. Мы никуда от этого не уйдём, не спрячемся. Но это, повторяю, моё личное мнение. Как мне кажется, мнения горожан по этому поводу разделились поровну. Я в той половине, которая не боится перемен. Мне вспоминается реакция моего отца на строительство телевизионной башни… Отец родился в 1900 году и иначе как «ужасом» телебашню не называл. Строительство доводило его буквально до белого каления. А сейчас телебашня высотой 360 метров никого не беспокоит, никто не предлагает её снести. Санкт-Петербург – город великий, и ему нужны великие проекты. Не можем же мы всю жизнь только что-то латать и реставрировать.

Кстати, о реставрационных работах… Хватает на них сил и средств? Успеваете в борьбе со временем, которое разрушает всё, в том числе и храмы?

– Нас больше заботит экологическая обстановка. Агрессивная атмосферная среда в буквальном смысле съедает плоды реставрационных работ. Материалы, использованные при реставрации, не всегда соответствуют предъявляемым требованиям. При этом мы не вольны в выборе реставраторов. Согласно 94-му Федеральному закону о конкурсных процедурах мы обязаны нанимать тех, кто предложит наименьшую цену за выполненную работу. И в результате мы оказываемся заложниками низкого качества работ. Городские власти, кстати, тоже живут под дамокловым мечом этого закона. Данный закон – это гиря, с которой нужно бегать стометровку. Всё происходит очень медленно и некачественно. Да и недёшево. Здесь обязательно нужно что-то кардинально менять.

А в принципе реставрационные работы в музее не должны останавливаться никогда. Иначе многое будет безвозвратно утрачено. Нельзя ни на минуту забывать, что мы живём в северной стране с суровым климатом.

Помогают ли музею частные лица?

– Когда мы с вами говорили о бюджете, я сказал, что надеяться нам вроде бы не на кого, кроме как на самих себя. Тут я, признаюсь, немножко слукавил. Да, мы не надеемся на государственный бюджет, тем более в этом году – всё-таки кризис на дворе. Но на помощь людей, которым небезразлична судьба таких символов нашего города, как Сампсониевский, Смольный, Исаакиевский соборы и храм Воскресения Христова, я возлагаю большие надежды. К примеру, в этом году на угол собора вернутся ангелы со светильником, и вернутся они благодаря финансовым вложениям таких небезразличных людей.

Если нам требуется помощь, то я нахожу её. Очень надеюсь на помощь меценатов, компаний, банков. У нас есть Собрание друзей Исаакиевского собора. Но знаете, что в этой работе особенно важно? Деньги нужно использовать так, чтобы не оскудела рука дающего. Люди должны быть уверены – их пожертвования не пропадут, а обернутся конкретными делами.

А вообще-то спонсорство, меценатство – темы очень больные. До тех пор пока не будет упразднено двойное налогообложение, меценатство не оживёт.

И здесь, как мне кажется, свою роль должны сыграть СМИ. Нужно рассказывать о людях, делающих добрые дела, а то, как правило, с большим удовольствием журналисты информируют всех нас о «свинцовых мерзостях жизни». А жизнь из них одних, к счастью, не состоит. Мы с вами сейчас сидим на Невском проспекте в Думской башне, которую нам выделили городские власти, а ведь раньше дирекция располагалась в пяти местах… А скоро мы получим весь дом, отремонтируем его и тогда сможем оперативно управлять всеми нашими объектами. Так что не будем стесняться говорить о добрых делах и о добрых людях. И в этом, я надеюсь, «Литературная газета» нам поможет.

Что вы можете сказать о будущем музея-памятника «Исаакиевский собор»?

– Мечтаем взять под опеку пятый храм – церковь Святого мученика Иулиана Тарсийского, церковь лейб-гвардии Кирасирского его Величества полка в Царском Селе. Ведь у нас до сих пор нет ни одного музея, посвящённого истории русской гвардии. Это будут действующий храм и действующий музей одновременно.

Беседовал Владимир КАМЫШЕВ

Статья опубликована :

№50 (6254) (2009-12-09)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,0
Проголосовало: 1 чел.
12345
Комментарии:

Владимир КАМЫШЕВ


Выпуски:
(за этот год)