(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Многоязыкая лира России

Каждый камень значим

ПОЭЗИЯ КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕСИИ

Владимир РОМАНЕНКО

***                                                                                                                                         
Иду по горным травам не спеша,
Где нити троп среди цветов незримы, –
У этих гор живёт моя душа,
И с ними мы навек неразделимы.

У этих гор – основа бытия,
Мятежный дух непройденных исканий,
Здесь, как джырчи*, поёт реки струя,
И каждый камень значим, как сказанье.

От тёплых сосен ветреный дурман
Приносит волны сказочных видений…
Порою здесь так тихо, что туман
По листьям шелестит в своём движенье.

Здесь можно без лукавства и игры
Принять в беде протянутую руку,
Здесь люди бескорыстны и добры,
И каждый дом открыт,
как сердце друга.

Иду среди высоких горных трав,
Где свежесть в лёгком воздухе разлита…
Мой светлый край…
                                 Луга…
                                      Летят ветра,
И гордый тур
                  звенит мне вслед копытом.

*Джырчи – сказитель, исполнитель песен и легенд.

Ковыль                                                                                                   Озеро Семицветное. Вечер; Фото автора

Ковыль, ковыль, седины ковылей
Среди полей, среди полынной пыли –
Как будто табуны шальных коней
В степные травы гривы уронили…
Здесь бьются ветры из далёких стран,
Плечо в плечо под низким небом
 встретясь,
Волнуя степь, как в прошлом океан –
Неугомонный, первозданный Тетис…
Теперь здесь твердь, сияющий простор,
Парят орлы, куда-то мчат машины,
А океан давно спустился с гор,
Как альпинист, уставший от вершины.
Парит земля. Сквозь зыбь
воздушных струн
Столетья выплывают из тумана…
Здесь шли алан, и половец, и гунн,
Катили лавой орды Тамерлана,
А их Владыка, словно въехав в Рай,
Сошёл, заворожённый, с колесницы,
Сказал: «О, как прекрасен этот край!..»
Но так и не сумел остановиться…
Теперь здесь мы. У нас одна страна,
И значит – то, что всем необходимо:
Единый хлеб, история одна,
И Бог един, и совесть неделима,
И неделимы свет, и дождь, и пыль,
Теченье рек, соцветья иван-чая…
Мне у дороги клонится ковыль,
И я ему поклоном отвечаю.

Сыроежки

В лучистом зареве рассвета,
После ночных и тёплых гроз
Бродил я тихим бабьим летом
Среди серебряных берёз,
И вдруг – как будто на пробежку,
Стряхнув прохладную росу,
Навстречу вышли сыроежки
В туманном утреннем лесу –
Как из забытых детских книжек,
Где листья, белки, птичий звон…
Грибами в шляпках красных, рыжих
Я был внезапно окружён.
Ещё пуста была корзинка,
Грибной азарт во мне кипел,
Но я стоял в траве, в низинке,
И просто так на них глядел.
Казалось мне в минуты эти
Среди прогалины лесной,
Что сыроежки, словно дети,
Играют весело со мной,
И мне их трогать не хотелось.
Не смог на них поднять руки…
(Вот если бы – другое дело –
Солидные боровики!..)
Ушёл туман. В весёлом гаме
Звенел просторный светлый лес,
Берёзы, как колонны в храме,
Тянулись к куполу небес,
Расправив призрачные тоги
В потоках позднего тепла.
Подумалось – ещё немного –
И зазвенят колокола!..
Когда же солнце за пригорок
Свалилось тихо в сон ночной,
Я возвращался в свой посёлок,
Шёл от усталости хмельной.
Вершилось звёздное движенье
В далёкой синей высоте…
Был день – как будто причащенье
К берёзам,
                 к свету,
                             к чистоте.

***
Астрофизик должен быть поэтом,
Чтобы даже в яростный мороз
Собирать скупые кванты света –
Золотую россыпь дальних звёзд.

Чтоб легко отбросив
дней рутинность
И порой врываясь в Антимир,
Испытать квазаров лебединость
И изведать бездны чёрных дыр.

Астрофизик должен жить с азартом,
Чтобы среди тысячи огней
Отыскать в квадратах
звёздной карты
Свет судьбы и гордости своей,

Чтоб постичь Галактики рожденье,
Волей мысли время двинув вспять…
А к утру, устав от наблюдений,
На горе бруснику собирать.
Оттепель в январе

Южные ветры летят
                                   из-за моря –
Так неожиданно, вдруг
                                   в январе
Оттепель, оттепель
                                   в обсерватории
Тихим дыханьем
                                   припала к горе.
В утренней свежести,
                                   будто спросонок,
Свету подставив
                                   сверкающий бок,
Жмурится башня,
                                   как белый котёнок,
На солнцепёке свернувшись
                                   в клубок.
Кажется, не было
                                   лютых морозов,
День разгорается,
                                   словно свеча…
Это, наверно,
                                   совсем несерьёзно –
В небе витать
                                 и не спать по ночам,
Трогать галактик
                                   далёкие гроздья,
Угли созвездий
                                   в небесной золе –
Это, наверно,
                                   совсем несерьёзно,
Что нам до этого
                                    здесь, на Земле?
Спят астрофизики,
                                    выключен чайник,
Спят телескопы,
                                   склонившись к заре.
Оттепель. Оттепель –
                                 просто случайность,
Как несерьёзно –
                                 тепло в январе.

Первый снег

Всю ночь над лесом падал снег
И лунный свет струился в темень…
Порой казалось – даже время
Слегка замедлило свой бег.

Из глубины осенних грёз
Едва-едва пробилось утро.
Снег падал, падал, и как будто
Он падал с самых дальних звёзд,

Из бесконечной высоты
Вершил он плавное круженье…
Он был как перевоплощенье,
Как обретенье чистоты…

Укрыла мягко тишина
Ещё нетронутые тропы,
И я услышал снежный шёпот –
Зима пришла… Пришла зима…

Архыз

Среди ромашковых соцветий
Реки зелёная волна –
Архыз. Рубеж тысячелетий.
Седые горы. Тишина…
Века минули, канув в Лету,
И лишь вершины помнят в снах
Былые битвы и победы,
Иные страны, племена.
Как, поднимая гордо храмы
И миллионы смуглых лиц,
Росла империя аланов,
Не зная страха и границ.
И как потом была разбита
Она на радость всем врагам –
Монгольской конницы копыта
Прошли по павшим городам…
Как, укрываясь за туманом,
Взбираясь круто в облака,
Задумчивые караваны
Несли упругие шелка,
Парчу, фарфор и пряный запах –
Всё то, чем жил Великий Путь, –
Друг другу здесь восток и запад
Сумели руки протянуть.
На этих горных перепутьях,
Как вихрь в космической пыли,
Менялись нации и люди,
Менялся древний лик земли,
Дорогами сменились тропы,
В долинах выросли леса.
Теперь не храмы – телескопы
Покорно служат небесам…
Но так же среди трав, соцветий,
Как в те, былые, времена –
Архыз.
Рубеж тысячелетий.
Седые горы.
Тишина.

Баллада о пирожках

Как просто делать пирожки –
И ты, наверно, сможешь тоже.
На молоке разводишь дрожжи,
Добавив соли и муки,
Немного сахара, яйцо,
Хотя б одно, а лучше пару,
И эту добрую опару
Ты оставляешь на часок.
Когда опара забродит,
В кадушке не оставив места,
Ты замеси погуще тесто,
И пусть оно в тепле стоит
И дышит. Ровно и неслышно.
Пока не станет мягким, пышным
И ароматным. И пока
Не подойдёт до ободка.
Разделай тесто на куски
И, раскатав их понемножку,
Клади на них изюм, картошку,
Грибы, капусту, рис, морошку –
Всё, что по вкусу и с руки.
Начинку надо завернуть
И, залепив края с запасом,
Поджарить пирожки на масле –
На чистом, не каком-нибудь…

Рецепт неточен? Не беда.
Рецептов много, каждый – в силе.
И всё ж мы кое-что забыли,
И это «что» – не ерунда.
Из старой книги я прочту
Один секрет, одну подсказку:
«Живое тесто любит ласку,
И рук тепло, и доброту.
Во всё добавь чуть-чуть любви,
Чуть-чуть старанья и терпенья,
И руки принесут твои
Не блюдо – чудо сотворенья!»
Как эта истина стара,
Она всегда для всех открыта…

Готово? Всё?
Тогда – пора!
Съедим!
До крошки!
С аппетитом!

***
Ночным вокзалом не согреться –
Иду на дремлющий перрон.
Вокруг огни и рельсы, рельсы
Уходят в южный небосклон.

Вдали, за стрелкой перегона,
Мерцает, гаснет перестук,
Звезда последнего вагона
Летит в созвездие разлук,

И стук колёс тревожит осень,
Как душу старая строка,
И ветер-странник мне доносит
Знакомый запах уголька,

И вдруг опять,
                        как в дальнем детстве
Неудержимо
                     тянет
                                 в путь!
…Поют гудки. И рельсы, рельсы
Зовут, зовут…
                              Куда-нибудь.

Статья опубликована :

№51 (6255) (2009-12-16)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Владимир РОМАНЕНКО


Выпуски:
(за этот год)