(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Литература

Софокл бы оценил

ПОЭЗИЯ                                                                                                                                        

Александр КУШНЕР

***
Не может быть хуже погоды,
Чем та, что бывает у нас.
Некрасов на долгие годы
Её нам, нахмурясь, припас.

Уж он-то дождя, и тумана,
И сырости не пожалел:
Вот ужасы вам без обмана,
Румянец и мертвенный мел.

Но странное дело, над нами
Висящая пологом мгла
Вдруг вспыхнуть готова стихами
И даже сгореть в них дотла.

И вдруг петербургские зимы
Покажутся вечной весной,
Как будто и впрямь мы любимы
Безмужнею музой одной.

***                                                                                                                               Организованный «Литературной газетой» грандиозный поэтический вечер в киноконцертном зале «Октябрь». 1994 год; Александр КАРЗАНОВ
Вот ласточка, выставив крылья наружу,
Как бы опираясь на них, из гнезда
С трудом вылезает, – а ты свою душу
Ей мысленно уподоблял иногда!

Не так это просто – житьё под карнизом,
Как будто в кармашке – в нашлёпке лепной
Со щелью вверху и замазанной снизу,
И всю эту глину скрепила слюной.

Наверное, главное – это не трусить,
Не в этом ли нас уверяет она?
Не так ли гимнастка рискует на брусьях?
Фотограф заснял нам её из окна.

И что-то в ней даже от канатоходца
Есть, крылья снаружи, а хвост ещё там,
В гнезде, – эта жизнь нелегко ей даётся,
Не так беспечально, как кажется нам.

***
Так изучай же мозг, как космос, но скорей,
А то скучает он без звёздной карты клеток.
Вот рай, вот Козерог, вот ад, вот Водолей,
Нейронные пучки и путаница веток.
Зачем развился он за сотни тысяч лет
На маленькой, как мяч, затерянной планете?
Ты станешь Божества искать остывший след,
А я люблю, когда читают книгу дети,

Взобравшись на диван, вдвоём или втроём,
Большую взгромоздив на тонкие колени, –
Пускай расскажет им, как ярко мы живём,
А тени ни к чему: им рано видеть тени.

Да будет к ним добра трава без сорняков,
Органика без язв, устройство без изъяна, –
Тогда и влажный блеск прекрасен облаков,
И будущее вдруг проглянет из тумана.

***
Я бы в Томске томился,
В Туруханске струхнул,
На окно бы косился,
Опустившись на стул.

В неба чёрном мазуте
Звёзд звучал бы хорал.
Я страдал бы в Сургуте,
В Салехарде хворал.

Как живут в Уренгое,
В Нарьян-Маре живут?
Вот где точно герои,
Даже если запьют.

И, прислушавшись к вьюге,
Я бы в Омске умолк.
Я уснул бы в Усть-Луге –
И какой с меня толк?

Даже в Пензе, в Казани
Я обратный билет
Проверял бы в кармане,
Петербургский поэт.
Невысокого мненья,
Дорогая страна,
О себе я: с рожденья
Мне поблажка дана.
Вдалеке от окраин,
Избалован в тепле,
Я – плохой россиянин
В этой смуте и мгле.

***
Не грех, какой тут грех? Не рок,
Не мог же рок на стольких сразу
Людей обрушиться, не Бог,
Наказывающий порок,
Ведь зал набит был до отказу
И танцевали, – что же тут
Дурного? Значит, только Случай.
Он – главный жизни атрибут,
Аспект, абсурд и абсолют.
Не утешай меня, не мучай!

***
А это что у нас растёт, болиголов?
Кокорыш, борщевик – ужасные названья.
А может быть, купырь.
                 О, сколько диких слов,
Внушающих тоску! Народное сознанье,
Латиницы в обход, сумело оценить
Их подлинную суть, воздав им по заслугам.
Ты спрашиваешь, что? Я думаю, что сныть:
От страха так назвать могли её, с испугом.

И тот, кто первый дал такое имя ей,
А ближние легко и дружно подхватили,
Не меньше, чем Гомер, не хуже, чем Орфей,
Да только не писал стихов или забыли
Их… Не забыли, нет! Нам кажется, что мы
Листаем каталог клубящихся растений,
А это к нам дошла трагедия из тьмы,
Поэма вещих снов и точных наблюдений.

***
Куда-то подевав мобильный телефон,
Я номер наберу – и отзовётся он
Из ящика стола, из куртки, с книжной полки,
Очнётся, запоёт, затерян, унесён,
Засунут и забыт, – и поиски недолги.

Я радуюсь, его, как в сказке, обретя,
Ведь мог бы и пропасть, как царское дитя,
Быть найденным другим, попасть в чужие руки…
Софокл бы оценил такой сюжет, хотя
Смутили бы его все эти наши штуки.

***
В сад сегодня не выйдешь, так сыро.
Постоишь на крыльце – и домой.
Ты, ей-богу, как в рубке буксира
Над жемчужно-туманной травой,
На густые поделенной пряди,
Словно кто-то её причесал
Так, чтоб спереди пышно и сзади
Сад лоснился, клубился, мерцал.

Никакой поэтической мысли
В этом стихотворении нет,
Только радость дымящейся жизни,
Только влагой насыщенный свет.
Кто мне дал эту сырость густую,
Затруднил по траве каждый шаг?
Я не мыслю, но я существую.
Существуя, живу, ещё как!
                                       
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Статья опубликована :

№1 (6257) (2010-01-20)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4,5
Проголосовало: 6 чел.
12345
Комментарии:
26.01.2010 23:14:29 - Александр Васильевич Степанков пишет:



Софокл не оценил сюжетов оных - Ведь он не знал мобильных телефонов! * * * Афоризмов таких не пойму я (даже травы бессильно повисли): Я не мыслю - но я существую! - Это - кома? от сырости мысли?

20.01.2010 15:18:07 - Алексей Фёдорович Буряк пишет:

На стихи Александра Кушнера

Понравились ВАШИ строчки: "Никакой поэтической мысли/ В этом стихотворении нет,/ Только радость дымящейся жизни,/ Только влагой насыщенный свет./ Кто мне дал эту сырость густую,/ Затруднил по траве каждый шаг?/ Я не мыслю, но я существую./ Существуя, живу, ещё как!/" - --- И на это немножкл своего: Что-то есть особенное в строчках/ Непонятныъх, может быть, чуть-чуть/ На газетных сереньких листочках,/ Лишь от них не просто мне заснуть./ Лишь они волнуют, заставляют / Думать глубже, чаще рассуждать./ И слова как факелы пылают. Я пытаюсь смысл их всех понять./ --- Алексей Буряк, Днепропетровск burur@mail.ru


Александр КУШНЕР


Выпуски:
(за этот год)