(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Литература

Поэзия

ПОЭЗИЯ

Анна ГЕДЫМИН

Только сердце грохнет в тишине

***                                                                                                                                                          
Ты помнишь? – детство, стриженые ногти,
Огромный бант, умолкший третий класс...
Горнист, волнуясь, врёт на каждой ноте...
Так в пионеры принимали нас.

Смеркается. Салют. Ноябрьский праздник.
Вдруг – полная луна, как мандарин...
И ангелоподобный одноклассник
Мне о геройстве что-то говорил.
Мы были так торжественно-серьёзны,
Так дружно шли, поддерживая строй,
Что в небесах рассчитывались звёзды,
Как фонари – на «первый» и «второй».

А он грустил, что слабое здоровье,
И всё ж мечтал в матросы, хоть убей,
Где море на закате – цвета крови,
А может – даже голубей...

***
Ветра нет, но зябко у воды,
И деревья смутны, как во сне...
Может, нынче свет моей звезды
Наконец дотянется ко мне?

Даже не очнутся берега,
Только сердце грохнет в тишине,
И у закадычного врага
Пробегут мурашки по спине...                                                                                 Юрий КАВЕР                                   

***
Расставание – это конец суетливых событий
И начало внимательной памяти.
                                                      Этой порой
Столько пишут картин!
Совершают великих открытий!
Строят замков воздушных,
жилых у реки под горой!

Мне отныне дано без усилий, по звёздному гуду,
Узнавать, как живёшь,
                                        как работа твоя и родня...
Вот и всё. Не грусти, я тебя никогда не забуду.
Не проси, ты и сам никогда не забудешь меня.

***
Помню, целовались, смеха ради,
Без единой мысли в голове,
На мосту, в уснувшем Ленинграде
(Был когда-то город на Неве).

Плыли сверху, снизу сквозь глубины
Два ломтя взрослеющей луны...
Были мы не то чтобы любимы,
Но не так, что вовсе не нужны.

Как бы жизнь потом ни бунтовала,
Ни летела или ни ползла,
С той поры, ни много и ни мало,
Целая эпоха утекла.

Радость, беды, мелкие простуды
Призабылись.
                       Но поди забудь:
Золотые шпили, как сосуды,
Пламенем питают Млечный Путь...

Волосы пахнут морем

Ольга НОСОВА

***
В моих пальцах раскрошится сахар, а мне плевать.
Ты оближешь мне руки с жадностью злых щенков.
Отвернусь и улягусь в заправленную кровать,
Расплескав по ковру твоё тёплое молоко.

Ты уткнёшься мне в спину
горячим лохматым лбом.
Ты мне вовсе не друг, я тебя, извини, терплю.
Я устану рычать и раскрою фотоальбом,
Заплатив за минуту молчания по рублю.
Твоя верность – собачья, сучья – меня страшит.
Мне не нужно носить газеты и бить хвостом.
Мне наскучило быть хозяйкой твоей души
Не звериной, но что-то вроде. Мой тесный дом

Начал ёжиться. От приближенья твоей руки
Всё щетинится, бесится, просится на дыбы…
Мне пора бы прогнать тебя. Или сменить замки,
И тебе не давать ключи: «Извини, забыл…»

***
А волосы пахнут морем. Оно мне сегодня снилось.
Я шла босиком по пляжу, песчаному и сухому.
И девушка неподалёку шептала кому-то: «Милый…»
И корни больших деревьев пронзительно пахли мхом.

И кошка на толстой ветке теплу
подставляла спину,
Мурлыкала, как ручная, когтистую свесив лапу.
И солнце стеклянной крошкой
блестело в песке тропинок.
Резиновые сандалии, размякшие от тепла
И соли морской, несла я в руках, непривычно смуглых.
Я шла и прощалась с летом.
А солнце в песок сползало.
Я шла и прощалась с морем.
Дорога, вильнув за угол,
сама за меня решила, меня приведя к вокзалу.

А волосы пахнут морем. Оно мне опять приснится.
Солёное, в бликах солнца, у ног моих снова ляжет.
И ветер, что носит чаек, запутается в ресницах.
И будет колоть мне ноги песком опустевший пляж.

***
Мне снится твой голос, он колет меня иголками.
Я слышу твой запах,
пронзительно-тонко-вишнёвый.
А я пред тобой открытая, словно голая.
И взгляд твой колючий царапает губы и нёбо.

Ты учишь английский, чтоб жить непременно
в Англии.
А я боюсь самолётов и не летаю.
Ты фыркаешь на моего Набокова, любишь Агнию
Барто, Пастернака, Бёлля и, конечно, Цветаеву.

Ты длинными фразами, мне непонятно-колкими,
Стреляешь в людей, за надменностью
пряча хрупкость.
Мне снится твой голос, он колет меня иголками.
Ловлю тебя – серыми каплями нежно в руку.

Ты делаешь сальто – и снова недосягаем.
Приблизишься – и опять отойдёшь на мили.
А я так настойчиво себя тебе предлагаю,
Без сроков, клятв, обязательств, имён-фамилий.

Ты вертишь словами, как фокусник апельсинами.
Ты вертишь газетными датами, как словами.
А я позабыла, какая бываю сильная,
Бреду, за ограды цепляясь длинными рукавами.

На ступенях крыльца

Татьяна КРАВЧЕНКО

СОСНА
Меня обронила сосновая шишка
И долго в ладонях качал ветерок...
Сама и не помню я, как это вышло,
Упала на землю – пророс стебелёк.
Над озером синим, у кромки обрыва
Стою, и душа моя силой полна.
В бездонное небо смотрю безотрывно,
А кто я – не знаю… назвали Сосна.

***
Из полночного сада взбегаю босой
На ступени крыльца
отворённой веранды,
Где прохладно синеют
сквозные квадраты
И шершаво вздыхает доска под ногой.
Этот звук в темноте так любим и знаком!
И глядит из угла отрешённо и томно,
Позабытый кувшин
потускневшим зрачком,
Словно старый хранитель
уснувшего дома.

И душой навсегда отрекаюсь от зла,
Оттого ли, что синь сквозняком, оттого ли,
Что поделен сей мир
на квадраты стекла,
Что поделена полночь
на равные доли.

***
Ну спи, не бойся, всё уже прошло,
Звезда Полынь давно уже упала.
Седой Харон о камни стёр весло,
Скрипят во тьме уключины устало.

И руки стёр, а души всё плывут…
Жара стоит, и Лета обмелела.
Не бойся, спи,
Нас в этом мраке не найдут.
Закрой глаза, пока заря не заалела.

Земля во сне вздыхает тяжело,
А травы пьют отравленную воду…
Не надо плакать – всё произошло,
И мы с тобой плывём по небосводу.

Вот такие пироги...

Валентина КОРОСТЕЛЁВА

К СОЛНЦУ
Как дышится легко в начале марта,
Какая синь простреливает высь!
И в сторону успеха смотрят карты,
И к солнцу поворачивает жизнь,

И птицы под окном теряют совесть:
Шумят с рассвета, господи прости,
И пишется сама собою повесть
О том, что живы вечные пути.

И обжигает радостью морозец,
И тело вновь певуче, как струна, –
А дома вновь благоухают розы,
Поют бокалы, ждущие вина…

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ПОЭТЫ
Живут по глубинкам поэты,
Призванья хлеб чёрствый жуют.
Товарищи солнца и ветра,
Не пустят на ветер свой труд.

Живут в городишках и сёлах
Во имя земной красоты.
Слова их, как зёрна, весомы,
А мысли, как небо, чисты.

Высокое званье поэта
Не криком куют, а судьбой.
И Русь, и большую планету,
Коль надо, прикроют собой...

ВЕСНА
Мчится время ошалело,
И пора считать уже,
Сколько речек обмелело,
Сколько высохло – в душе.

Чаще – соль, и реже – сласти
Всем надеждам вопреки.
Постоянны лишь напасти,
Вот какие пироги.

Я ещё не унываю,
Только солнца дайте мне!
И душа, бинты срывая,
Пробивается к весне!..

***
Лето. Волга. Под ногами – Плёс,
Ветер треплет травы и деревья,
И уткнулся в берег лодки нос,
И о Боге вспомнила деревня.

И дрожит, как лист, берёзы стан,
И за горизонт уходит Волга,
И во всём, конечно, – Левитан:
Гений, и душа, и профиль тонкий.

Ей-же-бог, Европа хороша,
Хороши швейцарские озёра,
Но нигде так русская душа
Не растёт и не стремится в гору…

Не сломаюсь

Елена АВЕРИНА

***
Жалко… я жду развязки…вжимаю плечи…
Колко лучи играют с пятном-наколкой.
Солнце пролезло в форточку, молча мечет
в лучике горсть пылинок над книжной полкой.
Око окна прозрело… игноришь, банишь…
Вот и тебе нашлась золотая ролька –
ниточка птиц… и если её потянешь,
небо до голой правды распустишь только.
Ну почему всегда так… улик засилье…
Будто бы признан почерк уже вселенский:
если на спинах шрамы, то это – крылья,
если рубцы на брюхе, всегда – «по-женски…».
Йода бессилье… тёплый компресс из водки,
душу разрежь и вкладывай… полегчало?!
Стойкий лимонный свет, из чего ты соткан?!
Кажется, из больничных полуподвалов….
Страхи… ползли бы… выкормыши Теурга.
Веточки-руки. Вербы. Бинты и феньки…
А над столом – спасительный крюк хирурга,
а под столом – мучительные… деньги.
Милый ты мой ботаник, почти очкарик,
правдой отравленный… выйди блевать к бакборту…
Если планета наша была бы – шарик,
ох как она б катилась сегодня к чёрту!
Правда… стирать пелёнки… сушить подушки,
тихо ругать правительство и фастфуды,
скромно варить компоты из поздней сушки…
А подежурь с неделю в игольном ушке,
видел бы ты, как ломятся те верблюды…
Да приручили… Страждущие в ответе.
Небо – не рыбе зонтик…Заказан столик.
Лучше, чем все раскрашенные в букете,
просто приходит друг твой и алкоголик…
Света всего три цвета… не плакать – мало!!!
Спектр прозрачных мыслей… переплетаюсь.
Это бельё-быльё… ты меня достало –
Я Твоя Ветка… вешайся не сломаюсь…

ВОТ И МЕНЯ...
Встретили бурно… буйно, почти неловко…
Дети, собаки, птицы рвались из строя…
Так их учили – время и обстановка –
громко встречать преступников и героев…
Грифельно сложно… Просто до вдохновенья.
Вот и улыбки серыми вышли наши…
Тырить триумф. Верить. Варить варенье.
Каждый восторг мне кажется – карандашен.
Туго придётся. Плохо мне на оконце.
Я не люблю обманчиво и игриво…
Лучше никак… А для объятий, солнце,
руки раскидывать рано, дождись обрыва…

в свалку, на пересылку, в поток бурьянный,
в слепо цветущие вишни, в колючки сливы…
Вот и меня удивил одинокий пьяный,
видно же, что несчастный такой счастливый…

Как бы разжать, разъять, разодрать скрепки!
Ржавчину света вымакать белой ваткой,
чтобы весна моя сверху… не так – в щепки…
Просто и плавно, порванною тетрадкой.
В слове «преступник» буквы есть для героя,
Значит, ещё есть смысл играть в плохую…
С кем-то… неважно… пусть будет нас трое.
Я всё равно крест-накрест всех заштрихую… –

свалку и пересылку, и цвет бурьянный,
клейкие почки, клочки и колючки сливы…
Вот и меня обманул одинокий пьяный
тем, что несчастный выглядел как счастливый…

Чашу бытия неспешно пить

Людмила ЩИПАХИНА

***
Клонит возраст к мудрому покою.
А по сердцу хлещут беды мира…
Может быть, чего-нибудь да стою
Я, не сотворившая кумира?

Мне себя не укротить, не сузить.
Так и жить без ноющего страху,
На алтарь возвышенных иллюзий
Положив последнюю рубаху.

И легко, без тягостных депрессий
На пространствах дальних или близких
В тайны ритуалов и конфессий
Проникать сквозь лазерные диски.

А потом от сумрачных открытий
Погружаться в праведное дело?
Ребусы общественных событий
Научась разгадывать умело.

Просветляюсь. Мучаюсь. Мужаю.
Всё внутри. И ничего – наружу.
Никому на свете не мешаю.
Ничего на свете не нарушу.

***
Рвётся обвязавшая пространство
Каждая связующая нить.
…В мире, где царит непостоянство,
Надо одиночество любить.

На пиру похмелье – не на тризне.
И лампада в небе зажжена.
Это – я, Я – есмь. Я – воля
                 к жизни,
Это мне внимает тишина.

Говорят, под вспышки революций
Где-то правду видели в гробу.
Сообщают – самолёты бьются,
Вылетают денежки в трубу.

Я вдали… Я вижу сон глубокий.
Бесконечный купол голубой,
Белый парус, путник одинокий,
Странник, очарованный судьбой…

О, не покидай, услада жить
Вдалеке от бренного экстаза.
…Надо одиночество любить
И беречь от воровского сглаза.

Чашу бытия неспешно пить
В век, что обворован и оболган.
…Надо одиночество любить
горячо и жадно… И недолго.

Статья опубликована :

№8 (6263) (2010-03-03)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
5.0
Проголосовало: 2 чел.
12345
Комментарии:
11.03.2010 16:24:53 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:

Всем нам подарок!

Не закадычный враг я, наоборот. А побегли мурашки. Спасибо! Ах ты, моя хорошая!


__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов