(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Общество

Прикованные к партам

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ «КОГО МЫ РАСТИМ?»

Людмила ПИСЬМАН, г. СЕРГИЕВ ПОСАД

«Спустя только первый год обучения у 60–70% малышей выявляются первые признаки психических нарушений». Эти данные из официального письма Министерства образования и науки РФ, обнародованные ещё в 1999 году, должны были вызвать тревогу, озадачить журналистов, педагогов, родителей. Ведь ясно же: что-то неладно у нас в школьном королевстве! Но здоровьем детей заниматься было некогда. Тогда поважнее задача стояла – как из последствий дефолта выбраться…

«У нас больше нет здоровых выпускников школ». Президент РАМН академик М.И. Давыдов произнёс эту фразу уже в 2006 году, попытавшись нарушить сытое спокойствие общества. Однако и в этот раз бомба не взорвалась. Граждане продолжали «вкалывать» и радостно потреблять дары рынка, не замечая сигналов опасности.

«У МЕНЯ БЫЛ НЕРВНЫЙ СТРЕСС!»
Но вот через год – ещё одно заявление, на этот раз уже главного врача детской клинической больницы № 1 г. Самары профессора Т.И. Кагановой: «…Из десяти детей до года на педиатрическом участке 8–9 имеют диагноз энцефалопатия» (то есть патология мозга). Ей вторит директор Научного центра здоровья детей РАМН, главный педиатр России академик А.А. Баранов: «Идёт физическая деградация современных детей… Из каждой тысячи новорождённых у 800–900 выявляется врождённая патология». А вот цифры, приведённые директором НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков В.Р. Кучмой (2007): различные формы психических отклонений (дезадаптаций) отмечаются у 83% девочек и 62% мальчиков старшего школьного возраста.

За многословными разговорами о демографической политике не видно сути. А она проста: против нашего будущего ведётся необъявленная война. На ней нет танков, артиллерии и пехоты, но ведь современную войну можно вести с помощью другого оружия массового поражения: равнодушия, цинизма и махрового эгоизма. Может так случиться, что скоро в стране не останется ни одного психически и физически нормального молодого человека. И воспроизводить они будут (если смогут) таких же нежизнеспособных, больных уродов. А защищать это «отмороженное» население будет некому! Потому что уже сегодня 88% увольнений из армии происходит по причинам пограничных состояний, личностных расстройств, неврозов.

Вспомните: совсем недавно страна была потрясена диким убийством. Сотрудник вытрезвителя в Томске забил ногами до смерти ни в чём не повинного человека, нашего коллегу, журналиста. На вопрос следователя, почему он это сделал, преступник, не смутившись, ответил: «У меня был нервный стресс!» Так что в скором времени нам вообще не понадобятся ни армия, ни суды, ни школы, ни любые другие учреждения. И даже хитроумные планы коварных зарубежных врагов по уничтожению России тоже не пригодятся. Мы сами перестреляем друг друга в целях «снятия стресса»…

Масштабные цифры трагедии невозможно охватить нормальным человеческим воображением, увидеть за ними конкретное явление или человека. Зато вот список учеников обыкновенного четвёртого класса школы № 11 подмосковного Сергиева Посада. В нём всего 28 фамилий, и напротив каждой из них – какой-нибудь диагноз. Хорошо, если хронический тонзиллит, но чаще стоит энцефалопатия, эпилепсия или другие психические нарушения. И только две фамилии помечены словом «здоров». В этой мини-статистике как в капле воды отражается состояние целого океана людского горя, слёз, страданий.

Правда, этим детям в какой-то мере повезло: они учатся у Татьяны Владимировны Бахаревой. Её класс особенный. Во-первых, здесь никого не заставляют неподвижно сидеть в течение часа, «проглотив линейку» и сложив руки на парте. Если захочется постоять, то в классе есть 15 специальных столов-конторок: на всех не хватает, но ребята с удовольствием меняются местами. Конторки можно приладить по росту, а часть из них с помощью учителя складываются в обычную «сидячую» парту. Если устали, можно подойти к коврику и сделать небольшую зарядку. На потолке нарисованы круги и стрелочки, как на полу в спортзале, – это тренажёр, на котором делается разминка для глаз. Яркие цветные картинки подвешиваются к потолку, но не для красоты, это тоже задачи. Ребятишки могут подойти, рассмотреть их и решить.

– Самое главное для них – это смена позы и движение, – говорит Татьяна Владимировна. – У нас в классе разрешено ходить, шуметь, играть, даже бегать и прыгать, правда, всё это делается в интересах урока. Я, конечно, не могу вылечить их основные заболевания, но в течение учебного года они меньше простужаются, у них нет искривлений позвоночника, нарушений осанки. И привычных школьных стрессов тоже нет, я на них не кричу, не запугиваю, не выкликаю по фамилиям тоном тюремного охранника. А они в ответ не дразнят друг друга на уроке, не кричат дурным голосом и не лезут под стол, как большинство нынешних «гиперактивных» детишек. На моём уроке некогда заниматься подобными глупостями. Вот сегодня, например, наш классный эрудит Антон переживал из-за того, что задачка ему попалась простая, только с одним действием…

СИНДРОМ ПОПУГАЯ
Секрет в том, что Татьяна Владимировна занимается с учениками по методике, разработанной более 30 лет назад доктором медицинских наук, научным руководителем Центра гармоничного развития учащихся РГСУ Владимиром Филипповичем Базарным. В суть учебного процесса эта методика не вмешивается, зато форма меняется существенно. Главное для ребёнка, постигающего знания, – это движение, игра, постоянная смена положения тела, новые впечатления. Ведь ещё великий русский физиолог Иван Михайлович Сеченов считал, что психика человека работает на основе движения, а особенно – подвижная, мобильная психика ребёнка. А что делается в современной школе? Детей чуть ли не привязывают к парте дисциплинарными замечаниями: «Сиди смирно», «Не вертись», «Руки на парту»… Обездвиженный ребёнок перестаёт мыслить, следить за объяснениями учителя. Включается «синдром попугая», то есть установка на механическое, неосознанное зазубривание. Возрастает нагрузка на неокрепший мозг, и он, конечно, не выдерживает. А педагоги довольны: ученик усидчив и не мешает вести урок.

– Мы ещё лет 30 назад поставили такой эксперимент, – вспоминает Владимир Филиппович. – Усаживали за парты учителей и просили не двигаться. Они должны были что-то вспомнить, рассказать. Посидев так несколько минут, они жаловались: что-то мысли не идут. Вы же не раз замечали, что мыслительный процесс идёт быстрее, когда человек ходит по комнате из угла в угол. Что же мы требуем от детей? И ещё один опыт: мы просили ребят после многословных объяснений учителя вспомнить и зарисовать то, что они услышали. 90% школьников рисовали совсем другое! Всё потому, что учитель использует большинство слов, которые они не могут перевести в образы, эти слова не имеют для них подходящих ассоциаций.

Базарный и его последователи убеждены: современный учебный процесс сковывает, губит неокрепшую психику ребёнка. Поэтому возрастает и опасность психических заболеваний. Спасение держится на трёх китах: первое – это, как уже сказано, движение и смена позы тела, использование мебели, специально изготовленной под рост ребёнка, чтобы предотвратить нарушения осанки. Второе – письмо не шариковой, а перьевой ручкой. Такое письмо имеет определённый ритм: нажим вниз – мягкое скольжение вверх. Этот естественный ритм совпадает с биением сердца человека (в отличие от лихорадочного, хаотичного письма шариковой ручкой), вырабатывает уверенный почерк и спокойный характер. И третье – устный счёт и неторопливое художественно-образное чтение вслух, без секундомера и модного нынче скорочтения.

Тогда в воображении ребёнка возникнет образ, соответствующий слову. Ведь смысл текста несут не слова, а образы, воскрешённые в сознании с помощью слов. Всё просто? Конечно! Однако методика Базарного требует финансовых затрат. В той же сергиево-посадской школе № 11 комплект специальной мебели стоимостью 178 тысяч рублей сделали на заказ только благодаря выигранному Президентскому конкурсу национальных проектов в области образования. «После введения в школах нормативно-подушевого финансирования мы вынуждены набирать больше учеников, поэтому в классе не 15 ребят, как положено по методике, а 28, – говорит директор школы и депутат городского совета поселения Сергиев Посад Валентина Николаевна Варенова. – А потом они пойдут в старшие классы, сядут за обыкновенные столы старого образца, без наклонной плоскости, применение которых – явное нарушение санитарно-гигиенических норм. Зато стóят дёшево. Ведь Московская область на одного школьника выделяет всего 300 рублей в год. Так что приходится нам обращаться к родителям: хотите, чтобы ваш ребёнок имел правильную осанку, – покупайте мебель сами…»

ТО ЛИ ЮНОША, А ТО ЛИ ВИДЕНЬЕ
Не могу забыть случайно увиденный сюжет из телепередачи «Фабрика звёзд». По условиям конкурса, один из будущих певцов должен покинуть проект. Объявляют фамилию неудачника. Худенький юноша с пышной копной белокурых волос, стянутых на затылке девичьим гребешком, вдруг ударяется в горькие рыдания. Остальные парни кидаются ему на шею, обнимают и так же безутешно плачут. Какая трагедия – наш Димочка уходит из проекта!

С некоторых пор можно заметить, что настоящие мужчины постепенно исчезают из популяции больших городов. Выводятся, как редкие виды животных или растений. Их место всё больше занимают бесполые существа, говорящие фальцетом, вихляющие бёдрами, носящие женские причёски, предпочитающие яркий, кокетливый стиль в одежде. Трудно представить себе, что эти манерные, субтильные типы смогут защитить любимую девушку от хулиганов или вытащить тонущего ребёнка из воды. Их самих, как говорила героиня фильма «Большая перемена», «хочется взять на ручки и покачать».

Владимир Филиппович Базарный считает: феминизация мужчин – прямое следствие совместного обучения в школах мальчиков и девочек. Правда, представители старшего поколения, учившиеся в «женских» и «мужских» школах 50-х годов, могут ему и возразить. Они вспоминают, что из-за политики раздельного обучения так и не научились толком общаться с противоположным полом. «Мы их боялись, они нам казались существами с другой планеты. Потом было трудно выстраивать отношения в семьях», – утверждают многие из них.

– Я не сторонник изоляции и сегрегации, создания гендерных гетто в процессе обучения, – говорит Владимир Филиппович. – Но классы в пределах одной школы нужно сделать раздельными, а общаться дети могут и на переменах. Девочки на 2–3 года духовно и физически опережают по своему развитию мальчиков. Они становятся лидерами в классе, подминая под себя менее зрелых, слабых мальчиков. А тем ничего не остаётся, как подстраиваться под их образ мысли, копировать манеру поведения, перенимать «девчачью» манеру выражать чувства. На первое место в наборе качеств современного юноши выходят прилежание, послушание, стремление услужить, понравиться. А где же такие изначально мужские модели поведения, как страсть к риску, жажда быть смелым и мужественным, воспитание силы воли, стремление защитить слабого?

Сотрудники лаборатории В. Базарного в Сергиевом Посаде изучили около трёх тысяч детских рисунков. В воображении мальчик всегда видит себя мужественным героем, первопроходцем, побеждающим врагов, отправляющимся в дальние путешествия, осваивающим космос. Он использует символы силы: танки, ракеты, щит и меч. Девочка как будущий хранитель дома, семьи, рода всегда рисует символы нежности: сказочных принцесс, цветы и деревья, кошек и рыб. Однако «мужские» фантазии на 94% проявляются только в сознании дошкольников. Потом они постепенно исчезают, и к старшим классам их остаётся всего около 20%.

Задавленная мужская природа мстит генофонду страны: у одних мальчиков формируются сугубо женские черты характера, у других складывается комплекс невротического неудачника. Ведь социальная установка гласит: проиграть в жизненном соревновании девочке – позор. Она входит в противоречие с реалиями сегодняшнего дня, когда женщины часто становятся более успешными и обгоняют мужчин по всем статьям – не только в учёбе, но и в карьере. Отсюда и огромный рост психических заболеваний, и участившиеся случаи самоубийств среди подростков. И конечно, рост числа людей с нетрадиционной ориентацией: неспособные построить отношения с противоположным полом и попросту боящиеся женщин, нежные мужчины находят себе подобных – как правило, ещё слабее, чем они сами.

ОДНИ КАЛЕЧАТ, ДРУГИЕ ЛЕЧАТ
На основе авторской методики В. Базарного и его сотрудников была создана программа «Массовая первичная профилактика школьных форм патологии, или Развивающие здоровье принципы конструирования учебно-познавательной деятельности в детских садах и школах». В 1989 году она была признана научным открытием и утверждена Минздравом РСФСР. В 2001 году эта программа прошла повторную экспертизу авторитетного коллектива учёных из НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Научного центра РАМН и ряда НИИ Минздравсоцразвития РФ, получила положительное санитарно-эпидемиологическое заключение. Однако до сих пор работают по ней лишь 3,5 тысячи школ – единицы школьных директоров-энтузиастов в масштабах всей страны. Работают вопреки бездействию Министерства образования и науки РФ. Кое-где родители сами мастерят «ростомерную» мебель по схемам Базарного, не дожидаясь государственного финансирования. Скупают на складах последние перьевые ручки – изделия уже не существующего завода в Ярославле.

В Сергиевом Посаде мне встретилась мама 6-летней Насти Анна Николаевна Жарцева, которая специально переехала из Астрахани в Сергиев Посад, чтобы отдать дочку в класс Т. Бахаревой. Пока Настя занимается в приготовительном классе раз в неделю, но результаты уже налицо: она стала менее гиперактивной, более внимательной…

Допустим, что методика В. Базарного – не панацея. Возможно, есть и другие учёные-новаторы, владеющие уникальными технологиями, также способные представить неопровержимое доказательство их эффективности – здоровых детей. Дело в другом. Министерство образования и науки и Министерство здравоохранения и социального развития РФ не могут не знать о страшной статистике, с которой началась эта статья. Они поделили сферы влияния: школа учит (читай – калечит), а медицина лечит (то, что часто уже вылечить нельзя). Научные институты постоянно бьют в набатный колокол, озвучивая всё новые убийственные данные.

Может, они слишком тихо озвучивают? Или министерства плохо слышат? Скорее всего, просто не хотят слышать. Словно загорающий перед приходом цунами: отсижусь-ка я на берегу, авось волна меня не накроет, мимо пройдёт…

Нужно не сидеть сложа руки, а как можно скорее вынести проблему деградации здоровья в учебном процессе на самое широкое обсуждение общественности, создать межведомственную комиссию, куда вошли бы представители обоих министерств, ведущие учёные, педагоги, психологи, другие специалисты. Общими усилиями написать новую единую программу для всех российских учебных заведений, направленную на сохранение физического и психического здоровья детей и подростков. Программу, основанную на лучших авторских методиках, имеющих государственные санитарно-эпидемиологические сертификаты.

Иначе страна погибнет, сметённая невиданной доселе катастрофой, я убеждена в этом. Впрочем, такое уже случалось в древности. Есть версия, что великую цивилизацию майя погубила именно эпидемия психических заболеваний. Измученные многолетней засухой, майя стали приносить всё больше человеческих жертвоприношений своим богам и постепенно лишились разума. На огне жертвенников гибли молодёжь, люди искусства, даже младенцы… Наконец непобедимая империя была обескровлена и сдалась в руки европейских завоевателей.

Не пора ли начать учиться на забытых уроках истории?

Обсудить на форуме

Код для вставки в блог или livejournal.com:

Прикованные к партам

«Спустя только первый год обучения у 60–70% малышей выявляются первые признаки психических нарушений».

КОД ССЫЛКИ:

Статья опубликована :

№9 (6264) (2010-03-10)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
4.2
Проголосовало: 5 чел.
12345
Комментарии:
31.10.2011 15:13:33 - Галина Александровна Щелканова пишет:

Решение существует - пора перейти к реализации!

Со времен перехода ко всеобщей грамотности противоречия между получением образования и сохранением здоровья человека сейчас, похоже, достигли критической точки. Пора что-то менять. Но всегда у нас чего-то не хватает. Не школ, и не уроков физкультуры, а Педагогов, готовых выйти на новый уровень учебного процесса. Талантливый преподаватель светится бриллиантом, но таких единицы. А желающих что-то менять при этом еще меньше. Эргономичное рабочее место, смена позы, двигательная активность не отнимут много времени от урока, от "шевеления мозгами", от самостоятельных размышлений и коллективной работы. А форма подачи материала становится такой, что вопрос о дисциплине в случае двигательной активности отпадет сам собой. Гораздо больше времени уходит на ерзание в неудобной позе, перешептывание и другие виды подпольного выхода энергии в скованной обстановке урока. А сколько времени уходит потом на наверстывание материала, пропущенного по причине болезни!!! Учить можно, не калеча общее состояние здоровья человека!!! Классическая форма проведения урока требует постоянной концентрации внимания, на что не способен ни один человек. Усвоить можно гораздо больше информации, поглощая ее небольшими порциями. "Вклиниваться" после непродолжительной паузы гораздо сложнее, чем идти в ногу с уроком, построенным с учетом этой особенности ребенка. Статистика усвоения школьной программы (кстати, не являющейся пределом знания) показывает, что классическим образом могут учиться немногие. Отсюда и психологические проблемы внутри личности и в коллективе. А для творческого обучения необходимо не только "шевеление мозгов", но и открытость души. Еще немного размышлений на тему обучения мальчиков и девочек. Каждый из двух очевидных вариантов обучения - совместное или раздельное - обладает своими недостатками. Раздельно-параллельное, похоже, будет максимально приближено к жизни. Семейную жизнь в этом смысле можно и назвать раздельно-параллельной: как правило, свободное время супруги проводят вместе, а рабочее - по-отдельности, вне зависимости от того, кто хозяин, а кто хозяйничает, или оба работают. От поло-возрастного состава коллектива на работе "раздельно-параллельность" семейной жизни тоже практически не зависит. А какими бы ни были сложными производственные отношения, семейные все-таки важнее и сложнее. Поэтому на такой модели, наверное, целесообразнее, учиться социальным отношениям. Для всего вышеперечисленного нужно минимум средств (которые, кстати, все-таки выделяются из бюджета), но максимум методической работы... Наложение отработанного учебного материала на новую методику требуется для каждой дисциплины. Необходимо как-то (материально, в первую очередь) мотивировать преподавателей. Здесь уже должна включаться цепочка от директора до органов образования, чтобы получить значимый результат. Неприязнь любых нововведений в кругу учителей просто объясняется тем фактом, что их работа по внедрению/изменению чего-либо оценивается, как правило, по объему ими же написанных отчетных материалов в единицу времени. Отсюда и беспокойство — некогда учить будет. Так давайте оценивать наших дорогих преподавателей по реальным результатам их работы, по общим показателям здоровья и развития (интеллектуального, духовного, социального) их учеников!!! Я, как беспокойная мама, надеюсь, что что-то изменится, когда мы доростем до школы, поскольку хорошо помню свои школьные годы.

30.10.2011 18:58:52 - Галина Александровна Щелканова пишет:

Решение существует - пора перейти к реализации!

Со времен перехода ко всеобщей грамотности противоречия между получением образования и сохранением здоровья человека сейчас, похоже, достигли критической точки. Пора что-то менять. Но всегда у нас чего-то не хватает. Не школ, и не уроков физкультуры, а Педагогов, готовых выйти на новый уровень учебного процесса. Талантливый преподаватель светится бриллиантом, но таких единицы. А желающих что-то менять при этом еще меньше. Эргономичное рабочее место, смена позы, двигательная активность не отнимут много времени от урока, от "шевеления мозгами", от самостоятельных размышлений и коллективной работы. А форма подачи материала становится такой, что вопрос о дисциплине в случае двигательной активности отпадет сам собой. Гораздо больше времени уходит на ерзание в неудобной позе, перешептывание и другие виды подпольного выхода энергии в скованной обстановке урока. А сколько времени уходит потом на наверстывание материала, пропущенного по причине болезни!!! Учить можно, не калеча общее состояние здоровья человека!!! Классическая форма проведения урока требует постоянной концентрации внимания, на что не способен ни один человек. Усвоить можно гораздо больше информации, поглощая ее небольшими порциями. "Вклиниваться" после непродолжительной паузы гораздо сложнее, чем идти в ногу с уроком, построенным с учетом этой особенности ребенка. Статистика усвоения школьной программы (кстати, не являющейся пределом знания) показывает, что классическим образом могут учиться немногие. Отсюда и психологические проблемы внутри личности и в коллективе. А для творческого обучения необходимо не только "шевеление мозгов", но и открытость души. Еще немного размышлений на тему обучения мальчиков и девочек. Каждый из двух очевидных вариантов обучения - совместное или раздельное - обладает своими недостатками. Раздельно-параллельное, похоже, будет максимально приближено к жизни. Семейную жизнь в этом смысле можно и назвать раздельно-параллельной: как правило, свободное время супруги проводят вместе, а рабочее - по-отдельности, вне зависимости от того, кто хозяин, а кто хозяйничает, или оба работают. От поло-возрастного состава коллектива на работе "раздельно-параллельность" семейной жизни тоже практически не зависит. А какими бы ни были сложными производственные отношения, семейные все-таки важнее и сложнее. Поэтому на такой модели, наверное, целесообразнее, учиться социальным отношениям. Для всего вышеперечисленного нужно минимум средств (которые, кстати, все-таки выделяются из бюджета), но максимум методической работы... Наложение отработанного учебного материала на новую методику требуется для каждой дисциплины. Необходимо как-то (материально, в первую очередь) мотивировать преподавателей. Здесь уже должна включаться цепочка от директора до органов образования, чтобы получить значимый результат. Неприязнь любых нововведений в кругу учителей просто объясняется тем фактом, что их работа по внедрению/изменению чего-либо оценивается, как правило, по объему ими же написанных отчетных материалов в единицу времени. Отсюда и беспокойство — некогда учить будет. Так давайте оценивать наших дорогих преподавателей по реальным результатам их работы, по общим показателям здоровья и развития (интеллектуального, духовного, социального) их учеников!!! Я, как беспокойная мама, надеюсь, что что-то изменится, когда мы доростем до школы, поскольку хорошо помню свои школьные годы.


Людмила ПИСЬМАН


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов