(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Литература

Будут кони играть...

Лауреаты фестиваля 2009 года

Евгения КРАСНОЯРОВА, Украина, ОДЕССА                                                                                      Альберт БАГАУТДИНОВ

ГОВОРИ СО МНОЙ
Говори со мной, птах, на своём языке –
Я устал от омонимов и парафраз.
Я лесной разговорник сжимаю в руке,
Чтоб потом его спрятать за иконостас
Своего одиночества в мире вериг –
Стеариновых зарев безмолвной тоски.
Говори со мной, птах, самой верной из книг –
Переплётами трав, кружевами реки.

Я внимаю тебе, как ещё не внимал
Никому из прославленных Учителей.
Пусть с твоей высоты я ничтожен и мал
И почти незаметен под калькой ветвей,

Говори! Я апостолом стану твоим,
Я покину тот город, в котором я глух, –
Те пределы, в которых бескровится дым
Золотушных младенцев и ржавых старух…

Обездоленный временем город-полип
Я оставлю на милость слепых воевод,
Что не знают ни жалости слёз, ни молитв.

Я – перо, я – обломок крыла твоего.


Михаил БОНДАРЕВ, Россия, КАЛУГА

КУРГАНЫ                                                                                                    
Спят курганы, ссутуливши спины,
Их терзают тревожные сны.
Снятся им пепелища, руины,
Черепки разорённой страны.

Спят курганы, и сон их – единый.
Разбуди и тихонько спроси:
Где сливаются степь Украины
И равнина Великой Руси?

Те хитро’ покосятся на Киев,
А потом вдруг пригнутся к Москве.
Так и мы, господа дорогие,
Сколько лет без царя в голове.

У нас разные гимны и флаги,
И совсем не похожи гербы,
Только схожи тропинки, овраги
Вековой всенародной судьбы.

Седовласые дремлют курганы…
Вижу я, как в тумане, скользя,
Вдруг встают половецкие ханы,
Древнерусские скачут князья.

Тускло в звёздах мерцают кольчуги.
Вынимают из ножен мечи.
Удила звякнут, скрипнут подпруги.
Вдалеке взгомонятся грачи.

Что-то тяжкое ляжет на плечи
И стрелою вонзится в груди.
Я встряхнусь, не позволю им сечи.
Князь, постой! Эй, степняк, погоди!

Разойдутся, остынут курганы
И поднимут за призрачный мир
Фляги, кубки, рога и стаканы.
Я сегодня в степи командир.

И пойдёт по округе веселье –
Свист и гомон, безудержный пляс.
Хватит всем и закуски, и зелья
До изжоги, до искр из глаз.

Кто-то крикнет: довольно застолья,
Колобродить, гулять по степи!
И стихает донское раздолье.
Отдохни, я услышу, поспи…

И сомкнутся опухшие веки,
Я с бездонной сольюсь тишиной
И увижу, как звёздные реки
Разливаются вширь надо мной.

Сон пройдёт, и в донецком тумане
Сквозь вчерашний увижу я хмель
На коне в ярко-красном кафтане
Собирателя русских земель.

Но, друзья, как легко ошибиться
За рождественским, долгим столом.
То не князь был, а серая птица
За окном помахала крылом.

Ирина КАРПИНОС, Украина, КИЕВ

***
Как же сильно хотелось ей жить! Как хотелось судьбы иной:
Быть знаменитой, и почитаемой, и обласканной публикой,
Ездить в Южное полушарие, преимущественно зимой,
И сниматься в кинематографе,  скажем, у Стенли Кубрика.

А когда зацветали каштаны киевскою весной,
Как хотелось ей прогуляться по Монмартру апрельским  вечером,
А потом заглянуть в «Ротонду» и при народе честном
Прочитать стихи, посвящённые первому встречному,

И в набросочках Модильяни тайно себя узнавать,
Там, где юной Ахматовой подмигивает «Шоколадница»,
И вино бургундское медленно в тонкий бокал наливать,
И знать, что на этом свете всё ещё как-нибудь сладится.

Например, напишется песня, такая, как у Эдит Пиаф,
И споётся неповторимым голосом в зале «Олимпия»,
Или роман сочинится, этак на двести глав,
И никто не посмеет сказать, что сюжет в нём липовый.

Так мечтала она всю жизнь, сама над собой смеясь.
Её не любили женщины, а мужчинам она не верила,
Потому что каждую длинную или короткую связь
По Шекспиру всегда сверяла и лишь этим аршином мерила.

Потому и семейной жизнью жить она не могла,
Ей был ненавистен быт и уюта домашнего сладости,
И когда сгущалась за окнами чёрно-синяя мгла,
Ей вспоминались иные, очень горькие радости...

Вероника СЕНЬКИНА, Россия, МОСКВА

ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ…
Представляешь, мне нравится осень больших городов,
Я сижу на окраине неба, на шпиле высотки.
Я – какая-то птица, для птицы – я просто красотка.
Я тебя усадила бы рядом, но ты не готов.

Представляешь, «мои» улетели туда, где теплей.
Говорят, там действительно лучше, – мне сложно поверить.
Говорят, там не водятся разные дикие звери, –
Может быть (все нормальные звери боятся людей!)…

Представляешь, они говорили: придут холода,
Всё вокруг растерзают и зелень лесов уничтожат,
Говорили: вить гнёзда в подобное время негоже –
Если птенчик родится, придётся ему голодать.

Представляешь, мне кажется, им не вернуться назад.
Им в далёких краях уготовлено что-то такое,
Что широкие крылья повяжет цепями покоя,
Что затмит ощущенье полёта и радость в глазах.

Понимаешь, они же мне братья, а я им – сестра,
Но мы слеплены были как будто из разного теста:
Мне родная земля никогда не покажется тесной,
Как бы грозно ни выли, предчувствуя зиму, ветра…

Станислав БОЙКО, Украина, ДНЕПРОДЗЕРЖИНСК

МАСЛЕНИЦА
Поцелуйного дня полудикий обряд…
Где-то в дебрях души торжествуя,
Бутафорский ямщик подгоняет наряд,
Допотопную упряжь и сбрую.

Попрощался с женой – на два дня холостяк,
Поплевал на полозья – готово!
А двенадцатилетний орловский рысак –
Снова в роли коня коренного.

Пусть тулуп – напрокат, ямщику – нипочём,
Заводила, шалун и проказник,
Он вернётся назад завтра с постным лицом,
Но сегодня – пускай будет праздник!

Будут кони играть, будут девки визжать,
Будут песни и бубен с баяном.
Он покажет губернии «кузькину мать»,
Снова будет счастливым и пьяным…

Вновь торопит коней бутафорский ямщик,
Только нынче он вспомнит едва ли,
Чем закончился этот весёлый пикник
И какие блины подавали.

Где найти столько мудрых и правильных слов
(Разве только споткнувшись о пробку),
Чтоб сравнить даже стопку горячих блинов
С запотевшей на холоде стопкой!

Алёна ЩЕРБАКОВА, Украина, ОДЕССА

ПИТЕР
Выйди в город, ставни открой –
Сквозь мостов просевшую бровь
Проступает печаль берегов,
Всходит Адмиралтейства апостроф,
Поддевая собой горизонт.
И деревьев живых гарнизон, –
То солдат в нём, а то – апостол.

Вытекая из штолен дворов,
Вал тумана – водоворот
Заведёт прямо за руку в невские –
То ли воды, то ли миры
Беспричинной его игры
Достоевской...

Белый день на своих руках
Скоро ночь понесёт и, в рукав
Векового моста упав,
Вдохновенье найдёт под спудом.
Горсть иронии в талых снегах.
И, не споря, наверняка
Остаётся принять как факт
Орфографию пленного чуда.

Статья опубликована :

№12 (6267) (2010-03-31)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0.0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:
31.03.2010 14:43:19 - Алексей Фёдорович Буряк пишет:

На предлагаемые творения

Захотелось ответить импровизацией: Может я что-то здесь вот не понял. Мне талант пониманья не дан./ Пустозвонье, пустое застолье и наполнен дурманом стакан.../ Здесь главенствует безсодержанье, разговор ни про что, ни о чём,/ И надежда на чьё-то признанье, чтобы стать всем желанным врачом,/ Тот кто вылечит, тот кто всё знает, что сказать, и кого как лечить.../ Ну, а главное, след свой оставить, надо что-то сейчас сотворить,/ Пусть невзрачное это творенье, содержания в нём ни чуть-чуть.../ Но она для всех стихотворенье. В этот есть и значенье и суть!/ --- --- Алексей Буряк, Днепропетровск, burur@mail.ru


__________________


Выпуски:
(за этот год)


©"Литературная газета", 2007 - 2013;
при полном или частичном использовании материалов "ЛГ"
ссылка на
www.lgz.ru обязательна. 

По вопросам работы сайта -
lit.gazeta.web@yandex.ru

Яндекс.Метрика Анализ веб сайтов