(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Человек

Толерантность или равнодушие?

И. Медведева, Т. Шишова. Родители и дети: конфликт или союз?М.: Никея, 2009. – 175 с.

Пятилетняя девочка кричит матери: «Заткнись!» Шестилетний Никита выливает банку с водой из-под краски на мамин чертёж – срочную работу, из-за которой ему пришлось некоторое время играть одному. А Стёпа требует от родительницы извинений за то, что она съела один из подаренных ему тренером пряников.

Эти эпизоды из книги «Родители и дети: конфликт или союз?» – далеко не предел возможного недостойного поведения по отношению к родителям, на которые способны современные дети. Сидя у песочницы на лавочке, дедушки и бабушки, мамы и папы рассказывают друг другу истории и покруче…

Причин детской агрессивности множество: телевидение и Интернет, переходный возраст, ритм жизни, не позволяющий родителям проводить много времени с детьми, школьные нагрузки – множество вариантов, избранных по принципу «виноваты внешние обстоятельства современной жизни».

Только вот родители, страдающие от грубости и хамства собственного ребёнка, не готовы ждать перемен в обществе. В детстве счёт идёт на дни – ещё два-три скандала, ещё три-четыре оскорбления, и ребёнок станет безвозвратно чужим… Поэтому принимать решение, как поступить с ребёнком, нахамившим родителям, и предотвращать это в будущем нужно прямо сейчас.

Роман МУХАМЕТЖАНОВКнига практикующих психологов, публицистов Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой выгодно отличается от других изданий на эту тему. Авторам удалось проследить, каким образом современная семья поддаётся на негативные влияния общества, провоцирующие чрезмерную детскую конфликтность и агрессивность, и как семейный уклад может противостоять внешнему влиянию.

Первая половина книги – особенно главы «Высокое давление любви», «Задержка развития души», «Духовный детдом», «Я не просил меня рожать» – прочитывается легко и становится даже некоторым открытием уровня «а ведь точно: как я раньше этого не замечал?».

Авторы размышляют о том, что в современном обществе всё чаще два ключевых слова задают тон в общении между людьми: толерантность и давление. Сейчас человек, дающий советы, вразумляющий, предлагающий помощь ближнему, расценивается как дурной, авторитарный, нетолерантный, потому что он «давит». От человека, рассказывающего о своих бедах другому, тоже следует держаться подальше, потому что он «грузит», а это тоже своего рода давление. Толерантность же приветствуется даже при том, что в реальной жизни превращается в равнодушие. Из социально-общественных отношений эти принципы, естественно, перекочевали в семью. В результате точек соприкосновения между людьми, живущими не только в одном обществе, но и в одной семье, становится всё меньше.

Своей «толерантностью» очень, кстати, удобной при их профессиональной занятости, родители провоцируют детей на ранние самостоятельные решения, не предоставляя ни знаний, ни навыков, необходимых для этого. Взрослые перестают воспитывать детей, стараясь лишь обеспечить материальную базу их существования и в лучшем случае стать для своих детей друзьями.

А, как известно, «дружба предполагает равноправие». Значит, семья лишается необходимой иерархии, на которой издревле строились уважительные отношения отцов и детей. Взрослый перестаёт быть авторитетом для ребёнка, ребёнок перестаёт понимать, почему можно выяснять отношения по поводу съеденного пряника с другом, а с мамой – нельзя. Результат – агрессия.

Вот пример отношений родителей, вырастивших детей по принципу полного отсутствия давления и при полной толерантности:
«– Проблема контакта с сыном снята с повестки дня. О своих делах рассказывать неохота – ему неинтересно. О девушке, с которой он встречается, нельзя. Это он называет допросом. Про институт тоже не спроси – это слежка. Сколько ему платят в фирме, в которой он подрабатывает, и что он вообще там делает – ни звука. Это коммерческая тайна. Про его литературные и музыкальные пристрастия тоже лучше помолчать, потому что одобрить этот интеллектуальный «попкорн» я не могу, а скажешь как есть – не миновать скандала. Остаётся обсуждать покупки. Но поскольку крупные приобретения бывают достаточно редки, а вести ежедневный диалог о сортах йогурта нормальному человеку трудно – я всё-таки не говорящая инфузория! – получается, что тем для общения нет».

Цепочка размышлений авторов книги позволяет каждой семье, в которой агрессия ребёнка проявляется особенно сильно, вернуться к истоку, понять, когда начался сбой в семейных отношениях. Книга позволяет и ленту времени отмотать назад, и увидеть, что конфликт отцов и детей изначально не был задуман природой.

«Рожают цивилизованные люди в медицинских учреждениях. Умирают, как правило, тоже. Да и в промежутке между этими двумя эпохальными событиями в основном находятся не в семье. Ясли, детский сад, школа, институт, служба, дом престарелых… Но и в те редкие часы, когда современная семья собирается дома, люди почти не общаются, уткнувшись в телевизор…» Мозаика разбросанных во времени и, казалось бы, в темах, но очень точных умозаключений волей-неволей складывается в довольно неприглядную картину современного мира, в котором мы вынуждены жить и растить детей.

Однако становится очевидным и то, что каждый человек может изменить в этом мире, начав со своей семьи. Не бросать своих родителей-стариков. Как можно дольше не отдавать детей в детский сад, не перекладывать заботу об их взрослении и душе на чужие плечи. Приходя с работы, не хвататься за пульт телевизора. И стать, наконец, для своих детей настоящими родителями. Друзей им вполне хватает в школе.

Вторая часть книги, посвящённая проблемам ювенальной юстиции, к сожалению, не производит столь же сильного впечатления. Авторы выступают против принятия закона о ювенальной юстиции в России, так как, по их мнению, «детям-тиранам ювенальная юстиция развяжет руки и тем самым усугубит их психическую деформацию. Да и на нормальных детей, не склонных к сутяжничеству /…/ предоставление права судиться со взрослыми подействует крайне отрицательно».

Как мне кажется, рассуждая о ювенальной юстиции, авторы утратили ту широту взгляда, которая характерна для первой части книги. Они видят лишь одну негативную сторону проблемы, предполагая, что дети по любому поводу начнут таскать родителей в суд, где судьи всегда будут стоять на стороне детей. Но Ирина Медведева и Татьяна Шишова не учитывают другой стороны проблемы: в сложные жизненные ситуации попадают не только дети, склонные к сутяжничеству, но и вполне обычные ребята, оказавшиеся в дурной компании, в безвыходном положении, в ситуации, когда не смогли принять верное решение… Родители таких детей сами предпочли бы обратиться в ювенальный суд, где каждая ситуация рассматривалась бы с учётом возраста ребёнка и наказание соответствовало бы степени раскаяния.

В «Послесловии» авторы ратуют за восстановление многодетных семей: «В многодетной семье фактически нет разрыва поколений, а есть плавный переход. Двоюродные братья и сёстры, молодые тёти и дяди тоже могут вполне успешно этот разрыв заполнить».

Но ведь именно для общества, состоящего из таких семей, и была создана ювенальная юстиция в дореволюционной России. Создана взрослыми, разумными людьми, которые, в случае необходимости, судили ребёнка с позиции любящего отца, желающего ребёнку только добра.

Поэтому не стоит, как мне кажется, рассматривать принятие закона о ювенальной юстиции в контексте описанных в первой части ненормальных родительско-детских отношений, которые складываются сейчас во многих, но не во всех же, к счастью, семьях. Ведь главное, что даёт эта книга, – надежда на то, что мы, несмотря ни на что, способны в отношениях с детьми делать правильный выбор.

Наталья ГАМАЮНОВА

Обсудить на форуме


Код для вставки в блог или livejournal.com:

Толерантность или равнодушие?

Пятилетняя девочка кричит матери: «Заткнись!» Шестилетний Никита выливает банку с водой из-под краски на мамин чертёж – срочную работу, из-за которой ему пришлось некоторое время играть одному.

КОД ССЫЛКИ:

Статья опубликована :

№15 (6270) (2010-04-21)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,3
Проголосовало: 3 чел.
12345
Комментарии:
07.05.2010 06:53:41 - Лариса Георгиевна Крохмаленко пишет:



В конце статьи автор Н.Гамаюнова пишет: ...не стоит, как мне кажется, рассматривать принятие закона о ювенальной юстиции в контексте описанных в первой части ненормальных родительско-детских отношений... Увы, органы опеки будут рассматривать семейные отношения так, как ОНИ посчитают нужным, как ИМ будет выгодно. И лезть органы опеки будут не в семьи пьяниц и наркоманов (хотя именно там и нужна помощь от государства), а в нормальные семьи, где есть понятие о добре и зле, о черном и белом, о благе для детей и вреде. А в дореволюционной России была ответственность не только у родителей - за жестокое отношение к ребенку, но и у детей - за недолжное отношение к родителям. И нельзя подходить однобоко в таком вопросе, как семейные отношения. Нельзя родителей делать заложниками странной системы, когда ребенку можно ВСЁ!

24.04.2010 09:30:14 - Татьяна Васильевна Морозова пишет:

То ли ещё будет!

Образное мышление является обязательной составляющей психики человека! Обязательной! Эмоционально - образное развитие - это, то,что мы, собственно, имеем в виду, говоря "душа", "духовность"! Но, знают ли сегодня люди, что такое образное мышление? Знают ли, - что такое образ? Догадываются ли, во что можно превратить человека, ребёнка - исключив такое развитие? В рассудочное существо - без души! С низким уровнем эмоциональности! С ограниченным мышлением! С низким интеллектом! Народ, третья часть которого имеет высшее образование, и все, - поголовно, прошли через среднюю школу - не в состоянии понять, что если часть психических функций не развивается, мозг не может считаться нормальным! О необходимости эмоционально - образного развития - в этой стране - никому невозможно объяснить! Не слышит наука! Не слышат психологи и педагоги! Казалось бы, уж, в Литературной Газете должны понять! Ведь, всё искусство, литература, всё творчество основано на образах! Где, как ни здесь поднять такие вопросы? Увы! На форумах обхамили так, что надолго отбили желание вообще посещать эту газету! Теперь, когда школьное образование станет платным... и родители будут платить только за жёсткое обучение, забыв, вернее, не зная, что ребёнка надо воспитывать и развивать... Мы очень быстро придём к концу... Наше доблестное правительство собирается искать таланты! Сначала вводит в школу ЕГЭ, компьютеры и религию... (два часа литературы и три - религии в неделю), собирается сделать школу платной - и, после этого, надеется откуда-то взять таланты! Можно было бы посмеяться, не будь всё, столь, трагично! Вот, и вопрос? Мы, что, народ - самоубийца?

23.04.2010 11:15:21 - Игорь Оськин пишет:

Авторы правы насчет ювенальной юстиции

Я не читал книгу, но читал много журнальных статей этих авторов. Они рассказывают такие ювенальные истории, что волосы дыбом встают. "Заставь дурака богу молиться, ...", "Хотели как лучше, ..." Недавно у нас в Питере органы опеки (!?) без суда отобрали детей у матери. Заразились модой - ювенальной юстицией. Перещеголяли Запад.


Наталья ГАМАЮНОВА



Обозреватель «ЛГ» при отделе «Общество».
В 1988 г закончила школу № 67, филологический класс под руководством Л.И.Соболева. 
В 1993 году закончила факультет журналистики МГУ. 
Работала в газете «Век», журнале «Крестьянка». 
В «Литературной газете» с 2006 г. Постоянная рубрика «Книжный ряд» -- рецензии на современные публицистические, документальные, психологические, краеведческие издания. Темы публикаций: проблемы семейного и школьного воспитания, ювенальная юстиция, мир увлечений.


Выпуски:
(за этот год)