(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Cовместный проект Евразийская муза

Хранители устного слова

ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР

В издательстве «Художественная литература» вышел из печати казахский том в серии «Классика литератур СНГ», инициированной Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ (МФГС). Книга казахского фольклора и литературы подготовлена Институтом литературы и искусства им. М.О. Ауэзова Министерства образования и науки Республики Казахстан.

«ЛГ» беседует с директором этого института, составителем казахского тома, известным фольклористом Сеитом КАСКАБАСОВЫМ.

Казахский том озаглавлен «Льётся песня под домбру». Песенность, музыкальность – неотъемлемая константа казахской культуры. Какие ещё черты национального искусства вы могли бы указать как важнейшие?

Алма-Ата;  РИА «Новости»– Да, песенность и музыкальность – главные черты нашего традиционного искусства. К искусству относится у казахов и красноречие. «Верх искусства – красноречие», – говорят в народе. Недаром ещё учёные В. Радлов и Г. Потанин в XIX веке восхищались тем, как музыкальна и рифмованна казахская речь. Действительно, до сих пор высоко ценится умение говорить красиво и образно, передавать свои мысли тонко и метафорично, а если эта мысль звучит ещё и с поэтической рифмой, то это высшее мастерство! Отсюда у казахов склонность к импровизаторскому и сказительскому искусству, высокое почтение к нему. Импровизаторским талантом блистали в прошлом многие выдающиеся акыны, вступавшие в поэтические состязания (айтысы) друг с другом. Непревзойдённым мастером айтыса был известный всем Жамбыл Жабаев. И поныне проводятся поэтические турниры, на которых молодые акыны проходят серьёзнейшую школу освоения искусства импровизации. В почёте сегодня и сказительское мастерство. Выявляется немало талантливых сказителей, исполняющих эпические произведения не один час. А самые выдающиеся из них исполняют эпос как «театр одного актёра».

Для казахов важно не только то, что радует слух, но и то, что радует глаз. Большой популярностью ранее пользовалось декоративное и прикладное искусство. Убранство юрты, домашняя утварь, празднично-торжественная одежда – всё это украшалось драгоценными камнями, красочным орнаментом, золотой и серебряной отделкой… Всё делалось с любовью, многие вещи имели некую сакральность. Особенное внимание уделялось наряду невесты, в котором гармонично сочеталось эстетическое и ритуальное.

Сеит Аскарович, этот год для вас юбилейный. С какими творческими планами вы подходите к своему 70-летию?

– Мои планы связаны главным образом с научно-исследовательскими проблемами и заботами института. Составлена новая стратегия развития литературоведения и искусствоведения до 2020 года, которая предусматривает проведение исследовательских работ в три этапа по следующим направлениям – современная посткризисная действительность в художественном преломлении, фольклор, литература и искусство народов Казахстана и актуальные проблемы литературоведения и искусствоведения на современном этапе. Ранее институт работал по концепции развития казахстанской науки до 2010 года. Она предполагала написание «Истории казахской литературы» в десяти томах, «Истории искусства Казахстана» в трёх томах, а также изучение процесса развития литературы и искусства в период независимости. Всё, что было задумано, реализовалось в виде фундаментальных трудов.

Относительно личных творческих планов скажу, что хочу завершить давно начатую работу «Казахская мифология», первая часть которой была напечатана ещё в 1998 году в журнале «Жулдыз» («Звезда»). Пишу также работу под названием «Репрессированная фольклористика». Одна из её глав – «Национальный фольклор и идеология» – уже закончена. Хотелось бы одну из двух работ завершить к юбилею.

Вами опубликовано более трёхсот работ в области фольклористики и литературоведения. Можно ли выделить основные блоки научных проблем, которые вы поднимаете?

– В первую очередь я бы назвал исследование фольклорной прозы, особенно несказочной, по которой я защищал докторскую диссертацию в МГУ им. М.В. Ломоносова. Работа вышла в виде монографии, которая в 1992 году удостоилась Государственной премии Республики Казахстан. В этом исследовании мною был открыт, систематизирован и проанализирован в историко-типологическом разрезе целый пласт устной прозы казахов. Это архаические мифы, сохранившиеся в реликтовой форме, это былички, то есть мифологические рассказы о встрече человека с демоническими существами, это исторические и топонимические предания, это историко-топонимические, книжно-религиозные и социально-утопические легенды. Все жанры изучены как в синхронном, так и диахронном планах с демонстрацией процесса их развития, изменения функций от познавательной до эстетической.
Вторым важным блоком мне представляется история литературы, особенно периода Средневековья, то есть эпохи Золотой Орды и Казахского ханства. Словесное искусство этих времён развивалось в трёх формах – фольклор, устная авторская поэзия и письменная литература. В аспекте истории литературы меня интересовала специфика устной авторской поэзии. Было установлено, что такая литература создаётся и развивается в государстве с кочевым укладом жизни и выполняет преимущественно идеологическую функцию.

Вы начали свой научный путь с исследования казахской волшебной сказки. Такую тему вам в своё время дала известный казахстанский учёный Нина Сергеевна Смирнова, которая сыграла в вашей судьбе важнейшую роль. Расскажите о годах своего «ученичества».

– Да, вы правы – Нина Сергеевна сыграла в моей судьбе очень важную, я бы сказал, решающую роль. Я назвал бы её своей «духовной матерью». Помню, мы на первом курсе сдавали экзамен по русскому устному народному творчеству. Принимала сама Нина Сергеевна Смирнова, профессор, заведующая кафедрой русской и зарубежной литературы. Она читала у нас лекции и проводила семинарские занятия – преподавала очень живо, с интересом, но нрав у неё был крутой. Это мы знали и подготовились основательно. Помню, одним из вопросов в моём билете были частушки. Я уже заканчивал свой ответ, как вдруг Нина Сергеевна сказала: «Спой частушку!» И я выпалил:

Мой милёнок, как телёнок,
Кучерявый, как баран!
На работу он не ходит,
Только ходит по горам!

Нина Сергеевна громко рассмеялась, взяла мою зачётку и написала «отлично». Затем расписалась и неожиданно спросила:
– Ты казахский язык знаешь?

– Да, – ответил я.

– Тогда давай мы с тобой займёмся казахским фольклором! – предложила она.
– Ладно, – сказал я, хотя до конца не понимал, о чём идёт речь.


– После каникул позвони мне, – сказала Нина Сергеевна и, написав на бумажке номер своего телефона, вручила её мне.

Так я стал фольклористом на всю жизнь. Но стать настоящим фольклористом оказалось не так уж просто, и Нина Сергеевна терпеливо вела меня по этой сложной тропе, помогая мне шаг за шагом преодолевать трудности научной стези. А тему по казахской волшебной сказке она дала мне ещё в феврале 1961 года, согласовав её с Мухтаром Омархановичем Ауэзовым, имя которого сейчас носит наш институт. Кстати, тогда она и представила меня Мухтару-ага, и он благословил меня на эту тему.

Является ли сказка героем казахского тома в серии «Классика литератур СНГ»?

– В томе представлена лишь часть богатого сказочного фонда – волшебные сказки, в том числе богатырского содержания. Думается, в будущем, если это будет возможно, сказки займут в этой серии целый том. И там будут напечатаны все виды сказок: о животных, волшебные, богатырские, новеллистические и сатирические с научными комментариями фольклористического характера.

Каков состав казахского сборника – жанровый репертуар, знаковые имена?

– В томе представлены почти все основные жанры фольклора: героический и романический эпосы, песни, предания и легенды, волшебные сказки, пословицы и поговорки, загадки. Большое место отведено средневековой тюркской поэзии, которая является общим достоянием для всех современных тюркских народов. Специально выделена в самостоятельный раздел собственно казахская поэзия XIV–XIX веков, развивавшаяся в форме устной авторской и письменной литературы. Книга открывается моей вступительной статьёй «Немеркнущее слово», где вкратце дана характеристика всем произведениям и их авторам в историческом и литературоведческом освещении.

В сборнике представлены Аль-Фараби, великий мыслитель и поэт, музыкант; Ахмет Иассауи, основатель суфизма и суфийской поэзии в Казахстане; Махамбет Утемисов, поэт-воин, зачинатель повстанческой поэзии; Абай Кунанбаев, основоположник новой письменной литературы, и другие знаковые имена. Я называю только досоветских авторов. Надеюсь, что в этой серии будут также тома, посвящённые литературе XX – начала XXI века.

Азербайджанский и узбекский тома в серии «Классика литератур СНГ» обращены только к ранним этапам развития национальной словесности, а белорусский и молдавский сборники представляют вертикальный срез, золотое сечение литератур. Каковы концепция и связанная с нею композиция казахского тома?

– Наша концепция – историческая. Мы хотели показать истоки современной национальной литературы и проследить эволюцию развития словесного искусства от фольклорной формы до высокохудожественной поэзии досоветского периода. Этим и была обусловлена композиция тома. В первом разделе даётся народное творчество, куда включены избранные, наиболее популярные образцы героического и романического эпосов, свадебных и поминальных песен, предания и легенды, пословицы, поговорки и загадки. Второй раздел охватывает некоторую часть общетюркской средневековой поэзии, представленной значимыми творениями древнетюркской эпохи (Культегин, Тоньюкук), среднетюркского периода (Аль-Фараби, Баласагуни, Кашгари, Иассауи и др.). Здесь же даны произведения акынов и жырау, живших в XIV–XVIII вв., а также выдающихся поэтов XIХ века, сыгравших величайшую роль в становлении и развитии новой письменной литературы. Третий раздел стоит особняком – в нём даны интереснейшие волшебные сказки. Они включены в том по инициативе издательства «Художественная литература». Издателям хотелось шире познакомить русскоязычных читателей СНГ с красивыми образцами казахских сказок, и надо сказать, что это нисколько не нарушает целевую установку издания. Эпосы, загадки, произведения средневековой тюркской поэзии и казахской литературы XIV–XIХ веков были подобраны и представлены сотрудниками нашего института, они же написали комментарии.

Каким образом проходил отбор переводов для сборника?

– Переводить все произведения заново было невозможно. Поэтому было решено использовать прежние и взять уже сделанные за последние годы переводы. В результате получилось так: первый раздел почти полностью был основан на прежних переводах, а второй раздел, то есть средневековая тюркская поэзия и казахская литература, почти весь дан в новых переводах. У нас сейчас есть талантливые поэты, пишущие как на казахском, так и на русском языках, занимающиеся также художественным переводом непосредственно с казахского. Это О. Жанайдаров, Б. Канапьянов, А. Кодар, Б. Каирбеков, М. Султанбеков. Были использованы их переводы, более точно передающие идейно-содержательные и стилевые тонкости оригинала, особенно это касается поэзии жырау XIV–XVIII вв.

Ваш институт выпустил в свет коллективные монографии и учебники, вызвавшие самые положительные отклики в читательской среде.

– Спасибо за тёплые слова. Да, отклики неплохие. Особенно высоко как в казахстанской, так и в российской печати были оценены «История казахской литературы» в десяти томах, «История казахского искусства» в трёх томах, «Очерки по мировой литературе рубежа XX–XXI столетий», «Литературно-художественный диалог» и «Международные связи казахской литературы». Конечно, наши труды этим не ограничиваются.

С 2004 года по инициативе Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева выполняется государственная программа «Культурное наследие». По этой программе наш институт выпускает свод казахского фольклора под названием «Слова предков» в ста томах. Уже издано 58 томов. Увидели свет также 5 томов «Антологии казахской музыки» (всего их будет 8); выпущено 8 томов в серии «Литературные памятники», их будет 20. Все названные издания научные, с текстологической выверкой, с подробными комментариями, словарями. Институтом издаётся также «Полное собрание сочинений Мухтара Ауэзова» в пятидесяти томах, уже вышли в свет 42 тома. Наряду с этим ведутся исследования по современному литературному и культурному процессу в Казахстане, которые охватывают 12 тем.

Какой масштаб работы! Подобный размах деятельности присущ и россиянам. Во вступительной статье к коллективной монографии «Литературно-художественный диалог» вы отметили общие для казахов и русских черты – толерантность и открытость, идущие от отмеченной ещё Н. Бердяевым широты, свойственной питомцам просторных земель. Какие ещё черты, на ваш взгляд, сближают русских и казахов, Россию и Казахстан?

– Я бы отметил прежде всего такие общие черты, как примат коллективного над индивидуальным и примат духовного над материальным. По существу, они составляют суть евразийской ментальности, выработанной социальными и географическо-климатическими условиями жизни далёких предков казахов и русских. Огромные лесные массивы, которые должны были обрабатывать предки русских, требовали коллективных усилий, и поэтому они жили общинами в жестоких климатических условиях. Такие обстоятельства выработали у людей чувство коллективизма, открытости и терпимости. Общинные интересы ставились выше частных. К тому же условия быта и запросы людей были скромными, материальные блага интересовали их меньше, чем духовные. Ведь и тогда люди жили «не хлебом единым» – создавали мифы, сказки, присказки, обретали разные верования, отвечавшие на их философские вопросы, что такое жизнь, кто такой человек…

И у предков современных казахов жизнь была нелёгкой. На громадных степных просторах не было возможности жить в одиночку, и наши предки объединялись в родовые, племенные коллективы, вместе обживали степь, занимались животноводством. Трудности суровой погоды и ведения хозяйства на открытых степях выработали у людей не только чувство коллективизма, но и терпеливость и открытость. Поэтому до недавнего времени и у казахов, и у русских коллективное стояло выше индивидуального, а духовное считалось главным достоянием человека. Советская действительность тоже способствовала сохранению этой ментальности, которая, впрочем, и сейчас играет свою роль.

Исторически сложившаяся единая евразийская ментальность помогает нашим народам и сейчас.

Сеит Аскарович, в каких мероприятиях и проектах МФГС, помимо работы над томом в серии «Классика литератур СНГ», приняли участие вы лично и возглавляемый вами институт?

– Это наш первый опыт участия в проектах фонда. Спасибо нашему министру образования и науки, председателю правления МФГС господину Жансеиту Туймебаеву за то, что предложение фонда по изданию казахского тома он поручил нам. Мы с радостью в дальнейшем готовы сотрудничать с МФГС и «Литературной газетой».

Беседу вела Елена ЗЕЙФЕРТ

Статья опубликована :

№15 (6270) (2010-04-21)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
0,0
Проголосовало: 0 чел.
12345
Комментарии:

Елена ЗЕЙФЕРТ


Выпуски:
(за этот год)