(499) 788-02-10Главный редактор
Ю. М. Поляков

Сайт Юрия Михайловича Полякова: www.polyakov.ast.ru

Контактная информация:
109028, Москва,
Хохловский пер., д. 10, стр. 6
(499) 788-00-52 (для справок)
(499) 788-02-10
Email: litgazeta@lgz.ru
Забыли пароль?
Регистрация
Поиск по сайту


Форум "ЛГ"
|||||||||

Литература

Куда ведут благие намерения

ОБЪЕКТИВ

Александра Маринина. Взгляд из вечности. Книга первая: Благие намерения: Роман. – М.: Эксмо, 2009. – 384 с.
Александра Маринина. Взгляд из вечности. Книга вторая: Дорога. – М.: Эксмо, 2009. – 416 с.
Александра Маринина. Взгляд из вечности. Книга третья. Ад: Роман. – М.: Эксмо, 2010. – 480 с.

Это не детектив, как можно предположить, взглянув на имя автора. Несмотря на то что в сюжете как минимум три убийства и не менее двух героев из числа основных служат в органах внутренних дел, это – семейная сага. Причём, что обычно не свойственно произведениям этого жанра, «нравоучительный старинный, отменно длинный, длинный, длинный…» роман в трёх томах снабжён вдобавок таким философским аппаратом, что на память волей-неволей приходят трактаты средневековых мыслителей. Или даже алхимиков. Появление героев предваряется прологом даже не на небе, как в «Фаусте», а и вовсе неведомо где. В той самой, надо понимать, вечности, где незыблемо, как и подобает, покоится на земле обросший мхом Камень, носится туда-сюда бесшабашный гуляка Ветер, каркает вещий Ворон, который – наверное, загадочная местность не очень далеко от нашего плана бытия! – очень не любит Эдгара По. И, конечно, без добродушного циника Змея обойтись никак невозможно… Ворон и Камень намереваются смотреть сериал, то есть чью-нибудь жизнь. Так и смотрят все три тома, комментируют, ссорятся, мирятся. Разъясняют читателю, что такое хорошо и что такое плохо. Причём у каждого на сей счёт собственное мнение. Вот герои ещё подростки. Дачное лето. Кроткая скромница и надменная красавица соперничают из-за симпатичного мальчика.

«– Разумно, – согласился Камень. – Давно пора. Лгунов надо разоблачать, чтобы людям головы не морочили.

– …Ну разоблачат они Аэллу, ну узнают все ребята, что она всё время привирает, ну отвернутся от неё, ну обидится она на них, и что? Что хорошего из этого выйдет?

– Правда, – убеждённо произнёс Камень, – истина. Из всего этого выйдет истина, которая дороже всего, даже испорченных отношений».

Не так всё просто, каркает вещая чёрная птица, совсем не так.

«Предложив разоблачить Аэллу, Люба невольно поставила Родика перед выбором: или я, которую обидели, или она, которая обидела. Родик отказался выводить Аэллу на чистую воду, мол, да ладно, чего нам с тобой больше всех надо, что ли… да надо быть снисходительными к чужим слабостям… И вышло, что он таким образом выбрал Аэллу, а не Любу… отдал предпочтение психологическому комфорту именно Аэллы, а Люба пусть так и остаётся обманутой и обиженной. Она не стерпела, слово за слово, в общем, поссорились они… Ну и угадай с трёх раз, чем дело кончилось?

– Да я тебе с одного раза угадаю, – фыркнул Камень. – На следующий же день Родик пришёл к Любе извиняться и мириться, а она выскочила ему навстречу и первая заговорила о том, что он, конечно же, прав, заступившись за Аэллу, и никак иначе он поступить не мог… и выдвинула такие неоспоримые доводы его правоты, что он и сам в них поверил».

Да, это не боевик. И, как уже упоминалось, не детектив – неспешное повествование со множеством деталей из соответствующих времён. Какие были причёски и платья, о чём тогда спорили люди, какие фильмы шли в кинотеатрах… При желании можно усмотреть даже черты исторического романа. Правда, история будет недавняя – действие начинается чуть раньше середины прошлого века. Но прежде всего автор исследует чувства и отношения людей.

Всё-таки надо отметить, что сам по себе детективный жанр отнюдь не так плох, как можно подумать, брезгливо перелистывая худшие его образчики. По мнению писателя Даниэля Клугера, «…детектив насквозь пронизан поэзией. Только эта литература оперирует тайной как самоценной эстетической категорией. Тайна – вот истинный герой детектива».

Но предыдущие произведения Александры Марининой в большинстве своём были ближе не к классическому детективу, у истоков которого стояли Эдгар По и Артур Конан Дойл, а к производственному роману о милиции. Жанр не менее почтенный, хотя отмеченное Клугером родство с волшебной сказкой в нём ощущается слабее. Но желание писательницы сменить тональность проявлялось давно – ещё в 2002 году вышел роман «Фантом памяти», в котором преуспевающий литератор пытается справиться с внезапной амнезией. Действительно ли он потерял память в результате автокатастрофы или просто очень хотел забыть какие-то моменты своей жизни? Душевные терзания литератора и поиски того, кто почему-то хочет его убить, перемежаются откровенно аллегорическими философскими страницами, на которых правят бал одинокая, но безмерно богатая Мария-жизнь и нищая Анна-смерть с выводком детишек – болезней и бед…

«Фантом памяти» был достаточно прохладно принят и критикой, и публикой, привыкшей к романам про Настю Каменскую. Но с тех пор прошло достаточно времени, чтобы словосочетание «философский триллер» перестало казаться чем-то немыслимым.

Но «Взгляд из вечности» слишком нетороплив для триллера, и главная его тайна – это тайна того, что творится в человеческих душах. Что заставляет людей говорить правильные слова, когда и на вздох, кажется, нет сил? А ведь та же кроткая героиня произносит монолог, сделавший бы честь любому политруку. «Это неправильно, – тихо, но твёрдо сказала она, – тебе не должно быть всё равно. Любое падение начинается с маленького шажка вниз, проигранная битва начинается с незастёгнутого воротничка у солдата. Тебе не должно быть всё равно, что кушать, потому что завтра тебе будет всё равно, во что ты одет, и ты наденешь сорочку с грязным воротником и дырявые носки, послезавтра тебе будет всё равно, как ты учишься, потом тебе станет всё равно, как ты работаешь, и вся твоя жизнь превратится в сплошное безразличие и покатится вниз. Когда человеку всё равно, он не может сделать ничего хорошего, ничего полезного, он не может ничего создать, он может только прозябать. Ты посмотри вокруг: люди строят дома, собирают урожай, лечат больных, пишут книги и картины, в космос летают, работают на фабриках и заводах, значит, людям не всё равно. Ты что же думаешь, ни у кого из них никто никогда не умирал? Никто горя не знал? Никто близких не терял?»

Так что установки в романе «Взгляд из вечности» правильные. Другой вопрос, что правильные принципы ещё не гарантируют, что всем будет хорошо. И в вечности кипят споры.

«– А как же непреходящая ценность истины? Истина – это главное. Родислав ею не поступился. Аэлла ему не нужна – он так и заявил… И я не понимаю, почему честный поступок во имя истины привёл к таким последствиям, как обида и возможная вражда. Этика этого объяснить не может. А ты можешь?

– Легко. Потому что ты философ, а я – мудрец. Я жизнь знаю. А ты знаешь только чистую науку. Жизнь многообразнее, шире и жёстче… Поэтому постоянно возникают конфликты между жизнью и этическими нормами».

Неподвижный Камень в отличие от своих бойких друзей умеет немножко влиять на реальность. Не иначе как этот камень – тот самый летающий, о котором когда-то Гумилёв писал, только теперь он на пенсии.

Вот он и вмешался, булыжник сердобольный… чуточку придержал смерть героини, чтобы муж непутёвый, о котором она так заботилась, всё-таки успел признаться, как он её любит.

Ворон, обнаружив такое нарушение правил, негодует:
«…я категорически настаиваю на том, что нельзя соваться в жизнь реальных людей и распоряжаться ими, как марионетками в кукольном театре. В их жизни, в реальности есть свои законы, по которым строится их судьба. Родислав много крови людям попортил, и за это он должен быть наказан…

– А Люба за что наказана?.. Она вроде никому кровь не портила.

– А себе? Ты её саму-то скинул со счетов? Она растоптала свою бессмертную душу, она наплевала сама на себя, и вот результат.

– Ты чушь городишь, – рассердился Камень. – Не может такого быть, чтобы человек старался всю жизнь для других, забывая о себе, а его за это наказывали. Уже в этом-то точно нет никакой справедливости.

– А мне пришёл в голову один парадокс. Чем больше на свете любви, тем меньше справедливости… Если люди хотят, чтобы всё было справедливо, они должны быть готовы к тому, что у них не будет любви, вообще никаких чувств не будет, они превратятся в холодные механизмы… А если люди стремятся построить мир, основанный на любви, то в нём изначально справедливости не будет».

Куда ни кинь, всюду клин. Впору скиснуть от таких перспектив. Но последнее слово осталось за самым, казалось бы, легкомысленным персонажем из числа обитателей вечности. Нет, даже не слово – мысль. Отнюдь не легковесная.

«А у него, у Ветра, есть собственные представления об устройстве жизни: каждый имеет право на свою тайну, свой выбор и свой путь. И судить никому не дано».

Что ж, можно только порадоваться благому намерению автора перейти от производственных романов о раскрытии преступлений, «как кровавых, так и не очень», к серьёзной прозе. Но высокая литература требует совершенно иного отношения к слову, нежели детективная головоломка. Не логических выкладок, а обращения напрямую к человеческой душе, чтобы читатель плакал и смеялся вместе с героями, а не сочувствовал затраченным автором усилиям.

Ольга ШАТОХИНА

Статья опубликована :

№20 (6275) (2010-05-19)

Twitter Livejournal facebook liru mail vkontakte buzz yru

Прокомментировать>>>
Общая оценка: Оценить:
3,5
Проголосовало: 4 чел.
12345
Комментарии:
28.05.2010 14:45:39 - Родамiр пишет:



Тема и серьёзна, и интересна одновременно. Автор умеет писать без "попсовости" и увлекательно. На мой взгляд, такой настоящая критика и должна быть.

19.05.2010 19:09:46 - Алексей Викторович Зырянов пишет:

Спасибо критику, Ольге Шатохиной

И всё же есть философия в этих книгах. Как правильно рассуждают о любви и справедливости в ней! Ведь правда есть в словах об этом у Марининой. Открыл её (А. Маринину) для себя по-новому.


Ольга ШАТОХИНА


Выпуски:
(за этот год)